Потерпевшие и пострадавшие разница

Вопрос 3. Понятия «жертва» и «потерпевший»: их соотношение

Потерпевшие и пострадавшие разница

⇐ Предыдущая23242526272829303132Следующая ⇒

В основу понятия «жертва» легло определение потерпевшего, данное в уголовно-процессуальном законодательстве: «Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации» (ст. 42 УПК РФ).

Для криминологии важным является сущность жертвы, которая активным образом участвовала в развитии преступных действий против себя, вследствие чего она испытала физический, имущественный и моральный вред. То есть не всякая жертва и не всякий потерпевший имеет интерес для криминологической виктимологии  как объект исследования.

По юридическим последствиям и тяжести наносимого индивиду вреда всех жертв можно разделить на две самостоятельные группы: 1) жертвы преступлений и 2) жертвы административных правонарушений.

Например, в дорожно-транспортные происшествия в первую очередь попадают те лица, которые имеют высокий уровень виктимности, связанный со специфическими чертами характера.

Не случайно теперь введена солидарная ответственность пешеходов и водителей автотранспорта.

И уже есть прецеденты, когда пешеход оплачивал страховой случай за поврежденную автомашину, причиной которого стало его поведение, нарушающее правила дорожного движения.

Нужно отметить, что понятие «жертва» гораздо шире, чем «потерпевший». Жертвой преступления является всякое лицо, понесшее моральный, имущественный и физический вред, независимо от того, признано оно потерпевшим или нет.

В сферу действия уголовно-процессуального закона попадает лишь та жертва, которая официально признана потерпевшим, и только в этой связи она становится участницей уголовного расследования и судебного разбирательства.

Следовательно, не все жертвы преступлений по своей правовой природе являются потерпевшими в уголовно-процессуальном смысле. В этой связи нужно сказать, что жертва может стать потерпевшим только после соблюдения определенных процедур и правил: 1) обращения с заявлением в органы внутренних дел; 2) возбуждения уголовного дела; 3) признания в установленном законом порядке таковой.

Но от того, что человек по каким-либо причинам не обращается в ОВД за помощью, он не перестает быть пострадавшим от преступления, т.е. жертвой. Поэтому анализу и изучению должны подлежать не только потерпевшие, но и жертвы преступлений.

При анализе статей Особенной части УК РФ можно заметить, что составы преступлений, в которых человек так или иначе выступает в качестве жертвы противоправного деяния, занимают меньше половины всех его норм.

В большинстве своем Особенную часть УК РФ составляют нормы, в которых объектом преступных посягательств являются некие абстрактные понятия «общественные отношения», «общественная мораль».

Например, дача и получение взятки – эти действия, по мысли законодателя, наносят ущерб общественной морали и тем самым подрывают нравственные устои государства.

Кроме того, жертвой преступных посягательств могут быть: учреждения, организации, предприятия и даже общество в целом. В таких случаях причиненный вред как бы распространяется на всех людей, составляющих определенное социальное образование, т.е. на всю совокупность, а непосредственный ущерб никто не несет.

Однако криминологическую виктимологию, повторяю, интересуют только те жертвы преступлений, которые непосредственно участвовали в развитии намерения виновного совершить противоправные действия.

Поэтому проблема косвенных жертв, как представляется, выходит за рамки криминологической виктимологии, ибо общественные объединения и тем более абстрактные понятия не играют провоцирующей роли в зарождении и развитии преступлений.

И в конечном счете все это не может быть предметом криминологической виктимологии по определению.

Только лица, провоцирующие преступления, представляют собой объекты воздействия виктимологической профилактики, проводимой с помощью воспитательных и разъяснительных мер. Тем самым можно реально повлиять на динамику преступлений и в первую очередь против личности.

Тем не менее, авторы, стоявшие у истоков разрабатываемой новой отрасли знаний, не отделяли понятия «жертва» и «потерпевший» друг от друга. Например, Л.В. Франк считал термины «потерпевший» и «жертва» как синонимы. Д.В. Ривман говорит, что нет оснований поляризировать термины «жертва» и «потерпевший».

Однако, моя позиция противоположная. Я полагаю, что все же следует разделять эти два по правовому статусу разных понятия. Жертва преступления, как известно, является предметом изучения криминологической виктимологии, а потерпевший есть субъект уголовно-процессуальных норм права, которыми руководствуются в своей деятельности прокуроры, судьи, следователи и дознаватели.

В то же время следует подчеркнуть, что формальное различие потерпевшего и жертвы преступления не играет роли в отношении их государственной защиты: оба они именуются в законе «защищаемое лицо» и меры защиты, применяемые в отношении потерпевшего, без ограничения применяются и к жертве. Потому что их «роднит» материальный признак – совершение в отношении них противоправных действий – преступления.

Отрицательные характеристики личности, главным образом ее пороки и страсти, снижают ее самокритичность и способствуют развитию негативных взглядов и привычек, что в свою очередь увеличивает возможность потенциальной жертвы проявить отрицательные манеры и аморальное поведение. Носитель отрицательных личностных свойств может чаще других людей, имеющих их в меньшей мере, допустить неосторожные и провокационные высказывания или действия, способствующие совершению виновным противоправных деяний.

Хотя в других случаях (бывает и такое) аморальные свойства личности могут остановить попытку противоправных действий против нее.

Намерение совершить, допустим, грабеж могут остановить грубый окрик или обращение на криминальном жаргоне. Нападавшие могут признать в потенциальной жертве «своего» и адекватно среагировать.

Ведь жизнь полна разных ситуаций и отдельные их моменты могут восприниматься далеко неоднозначно.

Но чаще всего неадекватное, провоцирующее поведение жертвы может вызвать у виновного состояние ярости (и даже аффекта), которое станет причиной совершения против нее преступного деяния.

Взаимоотношения, которые при этом складываются между потенциальным преступником и возможной жертвой, на основе которых зарождается и развивается преступление, можно назвать специфическими, свойственными только для возникновения соответствующей ситуации.

Этим я хочу сказать, что нет определенных негативных черт жертвы, которые твердо приводили бы к конкретному виду преступлений, совершаемых против нее. Потому что механизм преступления в данном случае состоит из взаимодействия двух противоположных сторон, каждая из которых проявляет свои личностные негативные качества и состояния.

В этом смысле вид противоправных действий в большей мере зависит от уровня и разнообразия пороков, характеризующих личность виновного. Для него сдерживающим внешним обстоятельством могут стать пол, возраст, физическое состояние провоцирующего лица, или его аморальное поведение, которое провоцируемое лицо может оставить без внимания.

Из сказанного можно сформулировать следующий вывод: жертвой преступления может быть как конкретное физическое лицо, так и юридическое и даже абстрактные образования в виде понятия «общественные отношения».

Однако для криминологической виктимологии представляет реальный интерес только та жертва, которая сыграла роль провокатора, возбудившая у виновного мотив совершить преступление.

Проблема же косвенных жертв является предметом общей виктимологии, но не специальной отрасли криминологических знаний.

⇐ Предыдущая23242526272829303132Следующая ⇒Дата добавления: 2018-10-15; просмотров: 1848 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов

Источник: https://lektsii.org/17-44508.html

Соотношение понятий

Потерпевшие и пострадавшие разница

Баранов Михаил Сергеевич – старший преподаватель, кафедра криминалистики и специальной техники, Дальневосточный юридический институт МВД России.

Предметом статьи являются проблемы правового и организационного характера, связанные с рассмотрением понятия лица, которому преступлением причинен вред, и его законодательное закрепление в соответствии с действующим уголовным и уголовно-процессуальным законодательством.

Автором подробно проводится теоретико-правовой анализ понятий “потерпевший”, “пострадавший” и “жертва преступления”. Рассматриваются авторские позиции относительно толкования и правовой регламентации данных категорий. Основное внимание в статье уделяется разработке критериев классификации обозначенных теоретико-правовых категорий в науке и правоприменительной практике.

Кроме того, в статье проводится теоретико-правовой анализ понятий “потерпевший”, “пострадавший” и “жертва преступления”. Рассматриваются авторские позиции относительно толкования и правовой регламентации данных категорий. Методологическую основу статьи составили современные достижения теории познания.

В процессе исследования применялись общефилософский, теоретический, общефилософские методы (диалектика, системный метод, анализ, синтез, аналогия, дедукция, наблюдение, моделирование), традиционно правовые методы (формально-логический), а также методы, используемые в конкретно-социологических исследованиях (статистические, экспертной оценки и др.).

Основной вывод, который сделан по итогам исследования соотношения таких категорий, как “потерпевший”, “пострадавший” и “жертва правонарушения”, это то, что в действующем законодательстве они раскрываются не достаточно последовательно.

В этой связи в настоящее время необходимо развивать уголовное и административное законодательство в части законодательного закрепления обозначенных категорий. Основной вклад, который сделан авторами настоящей статьи, – это обращение внимания на обозначенную проблему. Новизна статьи заключается в разработке предложений по разграничению обозначенных категорий в российском праве.

Ключевые слова: потерпевший, преступление, жертва, полиция, деликт, нарушение, правонарушение, регламентация, соотношение, понятие.

Correlation of the notions “suffered”, “aggrieved person” and “victim of crime”

M.S. Baranov

Baranov Mikhail Sergeevich – Senior Lecturer at the Far Eastern Legal Institute of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, Department of Criminalistics and Special Equipment.

The subject of the research is the range of legal and organizational problems of consideration of the notion of a person, suffered from some damage, and its legitimation according to the current criminal and penal legislation. The author carries out theoretical and legal analysis of the notions “suffered”, “aggrieved person” and “victim of crime”.

The article demonstrates the author's positions on the interpretation and legal regulation of these categories. The main attention is paid to the development of the classification criteria for the abovementioned legal categories in the science and law-enforcement practice. The methodology includes the recent achievements of epistemology.

The author applies the general philosophical and theoretical methods (dialectics, the systems method, analysis, synthesis, analogy, deduction, observation, modeling), the traditional legal methods (formal-logical) and the methods of special sociological research (the statistical methods, expert assessments, etc.).

The author concludes that the notions “suffered”, “aggrieved person” and “victim of crime” are not revealed in the current legislation consistently enough. Therefore, it is necessary to develop criminal and administrative legislation regarding legitimation of these categories.

The author draws attention to this problem and offers the ways of differentiation of these categories in the Russian law.

Key words: regulation, offence, infringement, delict, police, victim, crime, suffered, correlation, notion.

Обеспечение личной неприкосновенности граждан по праву рассматривается как важнейшая государственная задача, решение которой неразрывно связано с минимизацией криминальных рисков и угроз, а также обеспечением важнейших прав человека на жизнь, здоровье и духовное благополучие. На решение данной задачи направлена деятельность органов власти и управления, судов, прокуратуры, следствия, адвокатуры, институтов гражданского общества, а также отдельных граждан.

В специальной научной литературе и в законодательстве Российской Федерации, включая нормативно-правовые акты при определении лиц, которым причиняется тот или иной вред, используют различные термины: “потерпевший”, “пострадавший”, “жертва”. Например, в ст. 52 Конституции РФ применяется термин “потерпевший”.

Аналогичный термин используют уголовно-процессуальное (ст. 42 УПК РФ), административное (ст. 25.2 КоАП РФ), гражданское (ст. 1064, 1065, 1073 и др. ГК РФ), уголовное (п. “з”, “к” ч. 1 ст. 61; п. “и” ч. 1 ст. 63; ст. 76, 107, 110, 111, 112, 113, 123, 126, 127, 128, 131, 132, 133, 162, 163, 302, 307, 308, 309, 311 и др. УК РФ) законодательства [10, с.

48].

В связи с этим уместно будет вспомнить слова Ю.А. Тихомирова, который подчеркивал важное значение нормативных понятий и терминов, применяемых в законодательстве [5, с. 48], и задаться вопросом об обоснованности и целесообразности использования таких дефиниций.

Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, утвержденная Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/34 от 29 ноября 1985 г., в п.

1 дает понятие жертвы, понимая под ним лиц, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, нарушающего действующие национальные уголовные законы государств-членов, включая законы, запрещающие преступное злоупотребление властью.

Также в Декларации закрепляется, что “жертва” может рассчитывать на скорейшую компенсацию в полном объеме от правонарушителя, а в случае если компенсацию за причиненный вред невозможно взыскать с правонарушителя, то государству следует принимать меры к компенсации [4] и оказанию медицинской, психологической и социальной помощи.

На наш взгляд, такое пристальное внимание мирового сообщества к возмещению вреда “жертвам преступлений” и оказанию помощи можно объяснить позицией немецких криминологов, которые отмечают, что “жертвы переживают три стадии травмирования:

  1. Реакция на происходящее и ее развитие.
  2. Осознание понесенного ущерба.
  3. Поиск выхода.

Для первой стадии травмирования характерны шок, сомнение и т.п., для второй – страх, огорчение, гнев. На третьей стадии жертва “вытесняет” нанесенный ей психологический вред, направляя свою энергию на другие сферы деятельности” [7, с. 27].

Неоказание психологической, медицинской, материальной помощи в данном случае может привести к девиантному поведению лица (пренебрежению нормами морали и закона, совершению преступлений и т.п.

), что будет вызвано чувством не восстановленной социальной справедливости, а возможно и убеждением, что правоохранительные органы не в состоянии бороться с преступностью.

Хотя законодатель оперирует понятием “жертва преступления”, но до сих пор на правоприменительном уровне не определено, какие условия необходимо соблюсти, чтобы лицу был придан данный статус, что создает определенные трудности в деятельности практических органов, ведь в основном им приходится оперировать таким понятием, как “потерпевший”.

Данное понятие содержится в ч. 1 ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса РФ [3] (далее – УПК РФ).

Потерпевший – это физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда.

Исходя из понятия, закрепленного в данной статье, можно говорить о том, что для приобретения статуса потерпевшего, в отличие от “жертвы”, необходимо выполнение двух условий.

Во-первых, должен быть причинен вред от преступления, т.е. от виновного общественно опасного деяния, запрещенного Уголовным кодексом РФ [2] (далее – УК РФ) под угрозой наказания в соответствии с ч. 1 ст. 14 УК РФ.

Однако сразу следует оговориться, что хотя в 10% от общего числа статей Особенной части УК РФ содержится термин “потерпевший от преступления”, статус данного лица и определение в Законе отсутствуют.

Таким образом, такое положение не позволяет говорить о наличии процессуальных прав лица, которому причинен вред в результате совершения преступления, ведь наряду с данной категорией используются такие, как: “человек” (ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 11 УК РФ); “лицо” (п. “а” ч. 2 ст. 105, п. “а” ч. 2 ст. 117, п. “б” ч. 2 ст.

117 УК РФ); “заложник” (п. “в” ч. 2 ст. 105); “несовершеннолетний” (ч. 1 ст. 150, ч. 1 ст. 151, ст. 156 УК РФ); “ребенок” (ст. 106, ст. 153 УК РФ); “дети” (ст. 154, ст. 157 УК РФ); “гражданин” (ч. 1 ст. 136, ч. 1 ст. 138, 209 УК РФ) и т.д.

Во-вторых, признается потерпевшим лишь после вынесения постановления уполномоченным на то должностным лицом.

Б.В. Сидоров в связи с этим отмечает, что “положение потерпевшего, его функции в уголовном праве и уголовном процессе специфичны, несхожи: в первом случае – это элемент преступления, важная структурная единица его состава, а во втором – это участник или субъект уголовно-процессуальной деятельности” [3, с. 63].

Для потерпевшего как субъекта уголовно-процессуальной деятельности требуется документальное признание его статуса, так как лицо, которому преступлением причинен уголовно наказуемый вред, может участвовать в качестве одной из сторон, что наделяет его соответствующими процессуальными правами и обязанности (ч. 2 ст. 42 УПК РФ).

Наличие же в содеянном необходимых уголовно-правовых признаков потерпевшего в соответствующей норме Особенной части УК РФ и установление их позволяет правильно квалифицировать совершенное преступление, отразить результаты этого процесса в процессуальном документе и признать жертву конкретного противоправного посягательства потерпевшим со всеми вытекающими процессуальными последствиями.

Считаем необходимым привести позицию А.Н. Красикова, который считал, что “…

признание гражданина, пострадавшего от преступления, потерпевшим объясняется не только формальными требованиями закона, но прежде всего тем, что такое объективное явление, как преступление, порождает объективное следствие – потерпевшего” [6, с. 44].

Такое суждение, по нашему мнению, является наиболее приемлемым, так как нормы УПК РФ признаны регулировать уголовно-процессуальные отношения и не должны определять первичные по отношению к ним категории.

Однако в настоящее время позиция законодателя основана на том, что потерпевший в уголовно-правовом смысле существует объективно, независимо от признания жертвы преступления в качестве “потерпевшего” в процессуальном порядке.

В целом же, как нам представляется, необходимость терминологической упорядоченности в определении лиц, которым причинен вред, исходя из их материальной и процессуальной природы, не вызывает сомнения.

Различия же между материальным и процессуальным определениями потерпевшего – лица, пострадавшего от преступления и которому причинен вред, выражаются в том, что:

  1. в уголовном праве признаки потерпевшего необходимы для регулирования ответственности виновного, а в уголовном процессе – для всестороннего, полного и объективного правосудия;
  2. в уголовном праве им является лицо, непосредственно пострадавшее от совершения преступления, а в процессуальном праве допускается правопреемство;
  3. в уголовном законодательстве России возникновение фигуры потерпевшего связано с моментом совершения преступления, а в уголовно-процессуальном – с производством процессуальных действий [8, с. 80 – 81].

Таким образом, в международно-правовых актах и российском законодательстве понятие “жертва” по материальному содержанию очень близко к понятию “потерпевший”, но в отличие от “жертвы преступления” возникает только в рамках уголовного дела, при вынесении постановления уполномоченным должностным лицом, а возмещение причиненного вреда и оказание соответствующей помощи могут возникать только на определенных стадиях уголовного судопроизводства и в рамках иных правовых актов.

Последнее, на наш взгляд, формирует у сотрудников правоохранительных органов позицию, что потерпевший необходим исключительно для решения задач уголовного судопроизводства, и порождает формальный подход в сфере обеспечения ими прав и законных интересов человека и гражданина, закрепленных в Конституции Российской Федерации.

Подводя итоги вышесказанного, считаем необходимым отметить, что “жертва преступления” является внеправовой категорией и более широкой, чем уголовно-правовое и уголовно-процессуальное понятия потерпевшего, поскольку она охватывает не только причинение реально нанесенного ущерба, но и отражает состояние до, во время и после совершения преступления, что играет немаловажную роль в предупреждении девиантного поведения со стороны данных лиц.

Библиография:

  1. Как готовить закон (научно-практическое пособие) / Ю.А. Тихомиров, А.С. Пиголкин, Т.Н. Рахманина. М., 1993.
  2. Красиков А.Н. Сущность и значение согласия потерпевшего в советском уголовном праве. Саратов, 1976. С. 44.
  3. Криминология: Словарь-справочник. М., 1989.
  4. Сидоренко Э.Л. О статусе потерпевшего в уголовном праве // Журнал российского права. 2011. N 4.
  5. Сидоров Б.В. Потерпевший в системе элементов состава преступления // Учен. зап. КГУ. 1996. Т. 132.
  6. Сумачев А.В. Потерпевший в уголовном праве (анализ основных проблем): Монография. Нижневартовск: Филиал ЮУрГУ в г. Нижневартовске, 2005. С. 48.
  7. Куракин А.В., Костенников М.В., Мышляев Н.П. Правовое регулирование деятельности полиции по профилактике правонарушений в зарубежных государствах // Полицейская деятельность. 2015. N 1. С. 24 – 34. DOI: 10.7256/2222-1964.2015.1.14255.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/81546-sootnoshenie-ponyatij-poterpevshij-postradavshij-zhertva-pravonarusheniya

Захаровы официально простили Ефремова! Актер помирился с семьей потерпевших (видео)

Потерпевшие и пострадавшие разница

Адвокат Андрей Алешкин сообщил Sobesednik.ru, что родственники погибшего курьера Сергея Захарова наконец приняли извинения Михаила Ефремова, признанного виновным в смертельном ДТП. Решающую роль в этом сыграло письмо, в котором актер говорит о раскаянии и просит прощения у всех потерпевших. Sobesednik.ru впервые публикует документ с подписью самого Ефремова.

Как Ефремову удалось добиться прощения от потерпевших

На днях Михаил Ефремов полностью погасил исковые требования вдовы, младшего сына и брата Сергея Захарова, погибшего в резонансном ДТП.

Актер выплатил им 115 тысяч рублей компенсации расходов на похороны, поминки и оплатил госпошлину.

Однако до сих пор оставался нерешенным другой, не менее важный вопрос – удалось ли осужденному заслужить прощение потерпевших и, так сказать, примириться с ними.

В эксклюзивном интервью Sobesednik.ru адвокат актера Андрей Алешкин сообщил сенсационную новость: примирение сторон наконец произошло. Защитник актера предоставил нам письмо, которое с подписью Ефремова публикуется впервые: в нем Михаил Олегович раскаивается в содеянном и приносит пострадавшим свои самые искренние извинения.

Обо всех этапах, которые пришлось пройти на пути к долгожданному примирению Михаила Ефремова с родственниками Сергея Захарова, Андрей Алешкин подробно рассказал в интервью Sobesednik.ru.

Я извинился перед Александром Андреевичем Добровинским за все, что было в процессе. С этого мы и начали переговоры, – сказал Sobesednik.ru адвокат Андрей Алешкин. – Когда ты занимаешься перемирием, всегда есть условия. Условием перемирия было письмо.

Ранее с автографом Михаила Олеговича мы его не публиковали (Ефремов подписал письмо на днях, находясь в белгородском СИЗО.

А к апелляции подписывать не стал, так как в то время его супруга Софья Кругликова подозревала Алешкина в сговоре с Добровинским и рекомендовала мужу отказаться от их идеи с письмом. – Прим. Sobesednik.ru).

Видите подпись Александра Андреевича? Вот этот документ должен был быть в суде, в апелляции. Вот этот документ должен был быть приобщен к материалам уголовного дела и лежать на столе у судьи. Вот это деятельное раскаяние!

Но его не было в апелляции, потому что меня там не было (напомним, в начале заседания защитник взял самоотвод, с чем согласился подсудимый. – Прим. Sobesednik.ru): линия, которую я поддержал, была не востребована в последний момент.

В этом письме Ефремов просит прощения у всех [родных Сергея Захарова] – мама, сыновья, вдова, брат.

«Семья Захарова прониклась этим письмом»

– Зачем такое письмо Ефремову нужно было согласовывать с Добровинским (отметим, что он представляет не всех родных погибшего, а только вдову, младшего сына и брата. – Прим. Sobesednik.ru)? Разве Михаил не может попросить прощения без визы Александра Андреевича?

– Я объясню почему: чтобы потом сторона потерпевших не сказала, что это не те слова, которые хотели услышать потерпевшие. Это принципиально. Сначала мы согласовали с Михаилом Олеговичем всю эту историю.

И – «Александр Андреевич, будьте так любезны, нам нужен ваш автограф».

Он говорит: «Зачем?» – «Затем, чтобы потом потерпевшие не сказали, что это письмо не совсем «раскаянное», не совсем глубокое, не совсем трогательное».

Честно скажу, я перестраховался. Чтобы потом в суде не сказали: «Мы не верим!» Это документ!

– Почему тогда на нем нет подписи самих потерпевших?

– А он их представляет – Добровинский. Зачем еще кого-то?

– Чтобы судью это еще больше тронуло.

– Александр Андреевич бы мог сказать судье: «Я согласовал эту позицию со своими доверителями». И я не думаю, что Добровинский не согласовал это письмо с ними.

– А может быть, дело в том, что получить подписи родственников оказалось непросто? Им, наверное, морально тяжело было бы подписать это письмо?

– Это нужно было ехать в Рязань или везти их в Москву. Насчет морально тяжело – мне сложно за них говорить. Но я знаю, что они это письмо видели.

– И согласились с тем, что верят тому, что пишет Ефремов?

– Да.

– И принимают его извинения?

– Да.

– Помню, в суде первой инстанции, когда они требовали 1 рубль моральной компенсации на троих, вдова, старший сын и брат писали в иске: «Прощения от нас ему не будет никогда». То есть теперь можно сказать, что родственники наконец-то простили Ефремова?

– Во-первых, прошло время. Во-вторых, здесь достаточно глубоко, искренне и очень чувственно написал Михаил Олегович. Они прониклись этим письмом.

– Прониклись и простили?

– Я думаю, что да, простили. Потому что иначе не было бы подписи Александра Андреевича. Они приняли его извинения.

«Возможно, мы попросим Захаровых обратиться к Путину с письмом-просьбой помиловать Ефремова»

– Ефремов до этого не раз извинялся перед родными, просил у них прощения. Раз извинения наконец приняты, в покаянных письмах больше нет нужды?

– Я знаю, что много писем он написал еще из СИЗО, которые ушли (прошли контроль ФСИН и были доставлены адресатам. – Прим. Sobesednik.ru). А это такое сильное письмо.

Надо иметь большую силу и мужество, чтобы его подписать. И Михаил Олегович это сделал. Это сильный поступок. И, я думаю, поэтому он был оценен.

– Позвольте уточнить, а почему в этом письме Ефремов пишет «нет мне прощения», если сам надеется его получить?

– Это тоже боль. Своя. Он предполагает, что они могут простить его, ну, по-человечески, а внутренне глубина боли останется.

– Поскольку письмо было написано к апелляции, здесь он пишет следующее: «Надеюсь, Вы и Ваша семья согласитесь ходатайствовать за изменение моего срока на условный».

Как вы нам сказали, в эти дни Ефремов решает, обратиться ли ему с просьбой о помиловании к президенту России.

Поскольку это не одно и то же, он будет дополнительно просить родственников Захарова поддержать его обращение, если он его в итоге напишет?

– Я не исключаю, что мы будем просить родственников, чтобы они тоже обратились с такой просьбой к президенту. Возможно, будет еще одно письмо.

На самом деле, если бы можно было так легко встречаться с потерпевшими, я бы до них доехал, я бы лично перед ними извинился.

Я думаю, когда Михаил Олегович выйдет – встретится с ними и лично сам извинится. Вот без камер, просто по-человечески.

 Евгения Донченко.

Источник: https://sobesednik.ru/obshchestvo/20201121-zaharovy-oficialno-prostili-ef

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.