Право подозреваемого обвиняемого отказаться от дачи показаний

КС: отказ свидетеля от дачи показаний не позволяет огласить показания, данные им в качестве подсудимого

Право подозреваемого обвиняемого отказаться от дачи показаний

Конституционный Суд опубликовал Определение № 1859-О от 23 июля 2020 г., в котором отметил невозможность оглашения показаний осужденного в случае, когда это лицо отказалось от дачи показаний в качестве свидетеля по другому уголовному делу.

Александр Колосов обратился в КС РФ, посчитав, что ст. 281 УПК противоречит Конституции.

Согласно данной норме, по ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде (ч.

3); заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля от дачи показаний не препятствует оглашению его показаний, данных в ходе предварительного расследования, если эти показания получены в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 11 этого Кодекса (ч. 4).

По мнению заявителя, данные положения в случае отказа лица от дачи показаний в судебном заседании позволяют оглашать в качестве показаний свидетеля показания, ранее данные им в другом уголовном деле в качестве подозреваемого, обвиняемого, но приобщенные к рассматриваемому уголовному делу после их выделения из первоначального дела на основании ст. 155 УПК.

Между тем КС РФ указал, что в силу ч. 1 ст. 252 УПК судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, что направлено на установление пределов судебного разбирательства, диктуемых интересами обвиняемого, целями реализации им права на защиту.

«Соответственно, лица, уже осужденные по уголовным делам, выделенным в отдельное производство в связи с заключением с ними досудебных соглашений о сотрудничестве, могут быть допрошены по основному уголовному делу лишь в качестве участников уголовного процесса, располагающих сведениями об обстоятельствах совершения преступления подсудимым по основному уголовному делу и вызванных по ходатайству стороны обвинения. Они не могут при рассмотрении уголовного дела по обвинению другого лица обладать в полной мере процессуальным статусом обвиняемых, а потому и давать показания в этом уголовном деле по правилам допроса обвиняемого; следовательно, не могут оглашаться и ранее данные ими показания в порядке и по основаниям, предусмотренным статьей 276 УПК Российской Федерации», – подчеркнул Конституционный Суд.

Высшая инстанция указала, что процедура допроса таких лиц – в том числе тех, уголовные дела по обвинению которых были выделены в отдельное производство и в отношении которых по результатам состоявшегося судебного разбирательства был вынесен вступивший в законную силу обвинительный приговор, – а равно оглашение ранее данных ими показаний должны обеспечивать право обвиняемого по основному уголовному делу на эффективную судебную защиту, включая право на допрос показывающих против него (ч. 1 ст. 46 Конституции, подп. «e» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и подп. «d» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Это гарантируется помимо прочего ст. 278 и 281 УПК, не предусматривающими каких-либо изъятий из установленного порядка доказывания по уголовным делам, согласно которому, в частности, в основу обвинительного приговора могут быть положены лишь доказательства, не вызывающие сомнения с точки зрения их достоверности и соответствия закону.
Последствия нарушения обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве, не могут компенсировать отсутствие ответственности по ст. 307 и 308 УК РФ

Суд сослался на свое Постановление от 20 июля 2016 г. № 17-П и на определения от 23 декабря 2014 г. № 2951-О и от 19 декабря 2017 г.

№ 2823-О и отметил, что распространение правил допроса свидетеля на процедуру дачи показаний лицом, уголовное дело которого выделено в отдельное производство, в судебном заседании по основному уголовному делу не превращает его – в системе действующего правового регулирования – и в свидетеля в собственном смысле этого слова (как относящегося к иным, помимо сторон обвинения и защиты, участникам уголовного судопроизводства). КС заметил, что такое лицо одновременно является по выделенному уголовному делу обвиняемым в совершении преступления, в котором в рамках основного уголовного дела обвиняются его возможные соучастники. Тем самым такое лицо при допросе в производстве по уголовному делу в отношении другого лица, с которым оно связано обвинением в совершении одного деяния, не является надлежащим субъектом преступлений, предусмотренных ст. 307 и 308 УК, и потому не предполагается возможность привлечения его к уголовной ответственности на основании указанных статей, а значит, и необходимость предупреждения о таковой при его допросе в производстве по основному уголовному делу.

Сославшись на ряд определений, КС РФ отметил, что сомнения, возникающие при оценке оглашенных в суде показаний на предмет их допустимости и достоверности, в силу ч. 3 ст. 49 Конституции должны истолковываться в пользу обвиняемого.

В случае оглашения судом – при наличии указанных в законе оснований – изобличающих обвиняемого показаний отсутствующего лица и последующего их использования сторонам должна быть предоставлена возможность защиты своих интересов в суде всеми предусмотренными законом способами, включая оспаривание оглашенных показаний и заявление ходатайств об их проверке с помощью других доказательств, а также путем использования иных средств, способствующих предупреждению, выявлению и устранению ошибок при принятии судебных решений.

«Таким образом, оспариваемые нормы не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в обозначенном им аспекте», – резюмировал Конституционный Суд и отказал в принятии жалобы.

Адвокат АП г. Москвы Алексей Новиков назвал позицию КС взвешенной и последовательной. «На мой взгляд, отсутствуют какие-либо существенные противоречия в рассматриваемой части норм, закрепленных в УПК РФ, положениям Конституции», – отметил он.

Адвокат согласился с позицией КС о том, что в основу обвинительного приговора могут быть положены лишь доказательства, не вызывающие сомнения с точки зрения их достоверности и соответствия закону, то есть в полном объеме отвечающие требованиям гл. 11 УПК.

«В свою очередь доводы жалобы, приведенные в определении, носят скорее формальный характер, отражают процессуальное несовершенство закона. Очевидно, что предусмотреть на законодательном уровне все возможные варианты нельзя.

Однако это не должно являться оправданием или препятствием к совершенствованию УПК РФ», – подчеркнул адвокат.

По его мнению, больше всего заслуживает внимания безосновательное оглашение стороной обвинения показаний, данных на предварительном следствии, поскольку на данном этапе показания могли даваться под давлением. «Нередко встречаются случаи подмены протоколов или их части», – заметил Алексей Новиков.

Он указал, что таким образом сторона обвинения пытается закрепить доказательства или поставить под сомнение показания, данные в суде без какого-либо давления и отражающие реалии исследуемых событий. При этом судами удовлетворяются такие ходатайства, несмотря на отсутствие на то оснований, указанных в ст.

281 УПК РФ: «Это имеет дурную тенденцию, безусловно нарушающую основной принцип равноправия сторон в процессе».

Партнер уголовно-правовой практики, адвокат ART DE LEX Александр Тонконог посчитал, что позиция заявителя является обоснованной и абсолютно актуальной с точки зрения сформировавшейся негативной практики использования показаний лиц, заключивших досудебное соглашение для установления вины его возможных соучастников преступления.

По его мнению, Конституционный Суд абсолютно взвешенно рассуждает, в частности, о важнейшем проблемном аспекте – лицо, заключившее «досудебку» и дающее показания на своих соучастников, не является свидетелем по делу в силу закона, так как при даче показаний оно имело другой процессуальный статус и не было предупреждено об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

Александр Тонконог также посчитал важным, что КС констатирует тот факт, что при отказе от дачи показаний «досудебщик» фактически превращает свои показания в доказательство, которое имеет обоснованное сомнение и которое по закону трактуется в пользу обвиняемого. Это, заметил он, важно для тех процессов, где лицо, осужденное в особом порядке и фактически получившее от судебной системы минимальное наказание, отказывается от взятых на себя обязательств по досудебному соглашению.

«Таким образом, КС РФ фактически установил, что заявитель, по сути, обосновал свою позицию, но в аспекте признания ст. 281 УПК неконституционной Суд не сделал того, что должен был – не устранил возникающие на практике разночтения судьями статьи УПК РФ», – резюмировал Александр Тонконог.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-otkaz-svidetelya-ot-dachi-pokazaniy-ne-pozvolyaet-oglasit-pokazaniya-dannye-im-v-kachestve-podsudimogo/

Отказ от дачи показаний: когда допускается, а когда нет

Право подозреваемого обвиняемого отказаться от дачи показаний

Отказ от дачи показаний – правонарушение или наоборот право свидетеля? Давайте попробуем разобраться в этом вопросе, дабы не усложнять работу органов следственного комитета и не попасть под удар закона из-за незнания его норм.

Чаще всего отказ от дачи показаний исходит от потерпевших, но нередко о нем заявляют и свидетели по тем или иным причинам.

Если свидетель обладает существенной информацией о преступлении или может предоставить решающее доказательство, то следователь обязательно напомним вам о том, что за отказ от дачи показаний следует уголовная ответственность.

Однако о праве об отказе от дачи показаний работник следственного комитета может и промолчать. Поэтому нам нужно разобраться, когда вы имеет право на отказ от дачи показаний, а когда – нет.

Отказ от дачи показаний: общие положения УК РФ

Давайте начнем с общих сведений о понятии «отказ от дачи показаний», данному в Уголовно-процессуальном Кодекса Российской Федерации. Под данной понятие подпадают любые действия, совершаемые свидетелем или иным участником расследования в целях уклонения от вопросов свидетеля. Например, неявка на допрос, молчание на вопросы следователя.

Как правило, люди заявляют о своем нежелании предоставлять информацию или иные доказательства, которые у них имеются по следствию, непосредственно следователю, а также прокурору или судье во время судебного заседания.

Если лицо входит в число лиц, которые законодатель указал в списке свидетелей, которые обязаны делиться информацией и разъяснять факты по делу, то за отказ от дачи показаний он будет наказан в соответствии со статьей 308 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Что такое принуждение к даче показаний?

Принуждение к даче показаний необходимо рассматривать в первую очередь как преступление совершенное против правосудия, предусмотренное ст.

302 УК РФ; заключается это преступление в принуждение как подозреваемого, так и обвиняемого или потерпевшего, а также свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание. Квалифицирующими признаками являются применение насилия, издевательств или пытки.

Поэтому каждый гражданин, должен и обязан знать свои права и обязанности, чтобы в свое время воспользоваться этими знаниями для защиты от произвола силовых структур.

Процедура допроса регламентирована уголовно-процессуальным кодексом, где говорится, что допрос должен проводиться днем, и только в особых случаях ночью, во время проведения допроса обвиняемого, должен присутствовать адвокат.

Перед началом допроса следователь обязан, спросить у обвиняемого, признает ли тот свою вину, после чего предлагает дать ему показания.

Следователю запрещено задавать вопросы, которые могут содержать часть ответа или подсказку обвиняемому, для того, чтобы он оклеветал сам себя.

«Закон запрещает в какой-либо форме домогаться любых показаний от обвиняемого, подозреваемого и других лиц путем применения насилия, угроз, каких — либо пыток. Любое принуждение к даче показаний в обязательном порядке влечет уголовную ответственность согласно ст. 302 и 309 УК РФ«, — Адвокаты.

Причины и основания для отказа от дачи показаний

Правоисполнителя, как правило во время проведения мероприятий и после них предварительного следствия, понимают, что отказ от дачи показаний вредит интересам судопроизводства, а значит, им приходится делать особый упор на исполнение статьи 308 Уголовного Кодекса РФ. Однако большая часть сотрудников правоохранительных органов не доводят дело до конца и практически не привлекают «отказников» к ответственности за отказ от дачи показаний. Особенно, если свидетель вызывает у них человеческое сострадание или жалость. Например:

  • Отказ от дачи показаний близкими людьми обвиняемого (родители, супруги, дети);
  • Лица, имеющие моральные страдания от воспоминаний об обстоятельствах уголовного дела и т.д;
  • Лица, располагающие мизерными (ничтожными) данными по делу и пренебрежительно относящиеся к гражданским обязанностям.

Итак, работники правоохранительных органов зачастую игнорируют закон, запрещающий отказ от дачи показаний по следующим причинам:

  1. Осознание личного бездействия в обеспечении абсолютной защиты свидетелей от возможных мстительных действий лиц, против которых они должны дать показания. Программа защиты свидетелей в России не распространена;
  2. Огромное число дел, находящихся в разработке, а как следствие отсутствие времени и силы на мелкое дело;
  3. Отсутствие действующей программы по защите свидетелей преступлений;
  4. Необходимость проведения дополнительных мероприятия по расследованию, не оставляющих возможности для преследования за отказ от дачи показаний;
  5. Отсутствие материальных средств для осуществления охранных мероприятий для потерпевшей стороны и свидетелей обвинения.

Именно по этим причинам в России и происходит факт редкого применения норм статьи 308 УК РФ об отказе от дачи показаний.

Нередко на отказ от дачи показаний идут люди, которые боятся за жизнь и здоровья и близких им людей. Например, свидетели, которые опасаются мести преступников, против которых они дали показания.

Как отказаться от показаний?

По общему правилу отказаться от дачи показаний невозможно. Более того, вызванный в рамках уголовного дела свидетель, потерпевший или иное лицо обязано явиться и сообщить все, что известно об обстоятельствах в рамках имеющегося дела. Однако, существует несколько ситуаций, когда возможно законно отказаться от дачи показаний.

Когда можно отказаться от дачи показаний?

Рассказ лица о фактах по делу может быть ограничен по усмотрению самого допрашиваемого.

Так возможно отказаться от показаний в отношении:

  1. Самого себя
  2. Супруга / супруги
  3. Родителей / усыновителей
  4. Дедушки / бабушки
  5. Дочери / сына (в том числе, при усыновлении, удочерении)
  6. Брата / сестры
  7. Внука / внучки

Важно: отказ от дачи показаний подразумевает молчание, а значит, если лицо дает показания, они должны быть правдивыми. Если есть вопросы, то защита прав обвиняемого в уголовном суде и на следствии нашего адвоката даст ответ по любой проблеме.

Кроме названных ситуаций также не могут быть допрошены в связи с их профессиональной деятельностью адвокаты, священнослужители, члены законодательных органов, присяжный заседатель либо судья, в том числе третейский

Отдельной защитой в части отказа от показаний обладают лица, в отношении которых ведется следствие. По своей сути подозреваемый (равно — обвиняемый, подсудимый, осужденный) всегда дает показания против себя. Значит – такое лицо всегда может отказаться от дачи показаний полностью.

Кто может отказаться от дачи показаний?

Вне зависимости от вида дела – гражданское, уголовное или другое, во всяком случае при вышеуказанных обстоятельствах любое лицо может отказаться от дачи показаний. При этом, их процессуальный статус также не имеет значения.

В этой связи свидетель, подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, потерпевший – в полной мере могут воспользоваться законным правом и отказаться от дачи показаний.

Место дачи показаний – на следствии, дознании или в суде также роли не играет.

Смотрите также по теме защиты прав обвиняемого видео на нашем канале:

Возможно ли отказаться от данных показаний?

В данном случае речь идет о ситуации, когда лицо уже давало показания (то есть не отказалось от дачи показаний), однако при наличии определенных обстоятельств в последующем желает «отказаться от своих слов».

Опять же – по общему правилу это невозможно. Более того, поскольку отказ от ранее сказанного зачастую связан с дачей «новых» показаний, которые будут противоречить уже имеющимся – возможно привлечение к уголовной ответственности за подобные действия.

Вместе с тем, необходимо рассмотреть вопрос — при каких обстоятельствах свидетель может отказаться от дачи показаний и требовать их не учитывать.

Законом выделяются следующие случаи правомерного отказа как свидетеля, так и других лиц от ранее данных показаний:
  1. Не знание права на отказ от показаний. Перед каждым допросом в обязательном порядке лицу должно быть разъяснено право отказаться сообщать сведения в отношении себя либо близких. Подтверждением соблюдения этого требования является отдельная расписка или подпись допрашиваемого в протоколе.

Не соблюдение этого правила в полной мере позволяет законно отказаться от ранее данных показаний.

  1. Отсутствие защитника. При допросах подозреваемого, обвиняемого обязательно должен присутствовать адвокат. Его наличие подтверждается соответствующей подписью в протоколе. При этом, важно именно реальное наличие защитника, который в полной мере оказал всю требуемую юридическую помощь. Потому наличие подписи в протоколе в графе «защитник» отнюдь не означает полное соблюдение права на защиту.

Более того, подозреваемый может требовать приглашение конкретного адвоката, с которым заключено соответствующее соглашение (подробнее про участие адвоката на предварительном следствии). В этой связи допрос с иным адвокатом, например, по назначению, также не допустим.

Помимо присутствия адвоката в сам момент дачи показаний, по требованию допрашиваемого (либо адвоката) следователь обязан обеспечить конфиденциальное общение с защитником.

Не соблюдение любого из рассмотренных пунктов является грубейшим нарушением конституционного права на защиту и безусловно позволяет отказаться от ранее данных показаний.

  1. Незнание обвинения / подозрения. Допросу в качестве подозреваемого или обвиняемого всегда должно предшествовать соответственно предъявление обвинения или подозрения. Закон гарантирует – каждое лицо может знать в чем его обвиняют.

В этой связи допрос обвиняемого (равно – подозреваемого) без предыдущей указанной стадии очевидно не соответствует закону и позволяет отказаться от данных в такой ситуации показаний.

  1. Принуждение. Любая дача показаний всегда добровольная. Однако, встречаются случаи, когда сотрудники правоохранительных органов чрезмерно усердно выполняют свои обязанности в расследовании дела.

При этом, принуждение может быть выражено не только в физическом насилии. Изощрённость правоохранителей позволяет использовать различные методы воздействия – длительное задержание допрашиваемого либо его родственников; помещение лица в изолятор совестно с представителями преступного мира; содержание подозреваемого в условиях отсутствия необходимых человеку еды, воды – и тому подобное.

Как вывод — любое воздействие не допрашиваемого недопустимо и позволяет отказаться от ранее данных при таких условиях показаний.

Заявление об отказе от ранее данных показаний

Рассмотрев случаи отказа от данных показаний, возникает закономерный вопрос – как это сделать? Устное сообщение об отказе от показаний не является надежным и достаточным способом оформления этого действия.

Источник: https://system-bryansk.ru/uk/svidetel-otkazyvaetsya-davat-pokazaniya.html

Право подозреваемого давать показания как средство защиты от уголовного преследования

Право подозреваемого обвиняемого отказаться от дачи показаний

Голопузов, И. В. Право подозреваемого давать показания как средство защиты от уголовного преследования / И. В. Голопузов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 18 (308). — С. 249-250. — URL: https://moluch.ru/archive/308/69348/ (дата обращения: 22.11.2020).



В статье рассматривается право подозреваемого давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении него подозрения. Данное право является одним из самых эффективных и наиболее используемых способов осуществления подозреваемым своего права на защиту.

Ключевые слова: право на защиту, право подозреваемого, защита от уголовного преследования.

Право на защиту — это основное право, которое отражает смысл всех предоставленных подозреваемому прав, выражает их процессуальную функцию, основной законный интерес — защиту от уголовного преследования.

Все права подозреваемого по своему смыслу лишь конкретизируют право на защиту [1, с.15]. Как отмечает Е. Э.

Цибарт, значимость права на защиту обусловлена тем, что «оно предопределяет не только содержание остальных прав лица, но и способствует их успешной реализации» [2, с.264].

Подозреваемый, выступая субъектом права на защиту, наделяется широким кругом процессуальных прав, позволяющих ему активно защищаться от возникшего подозрения и защищать свои законные интересы. Перечень прав подозреваемого дан в ст. 46 УПК РФ.

Одним из важнейших прав подозреваемого выступает право давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении него подозрения.

Данное право является одним из самых эффективных и наиболее используемых способов осуществления подозреваемым своего права на защиту [3, с.208].

Статья 51 Конституции РФ закрепляет положение, согласно которому никто не обязан свидетельствовать против самого себя самого. Отсюда вытекает право подозреваемого отказаться от дачи показаний, предусмотренное п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК РФ.

Данная норма Конституции не ограничивается возможностью отказа от дачи показаний.

В соответствии с российским законодательством обвиняемый и подозреваемый вправе не только отказаться от дачи показаний, но и могут давать заведомо должные показания и не несут за это ответственность.

Нельзя поспорить с тем, что подозреваемый имеет свой собственный интерес в исходе дела, который вызван его стремлением изложить обстоятельства дела наиболее благоприятным для него образом, а в некоторых случаях и переложить свою вину на иных лиц.

В таком случае возможность дачи таких показаний выступает в качестве некой гарантии прав подозреваемого, одним из средств его защиты, в связи с чем, подозреваемому принадлежит право давать любые показания, ответственность за которые наступить не может [4, с.

5–8].

УПК РФ (п. 1 ч. 2 ст.

75) устанавливает, что показания подозреваемого и обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым или обвиняемым в суде, являются недопустимыми и не могут быть использованы для доказывания значимых по делу обстоятельств. Суть этой нормы заключается в том, что если при допросе подозреваемого независимо от причин отсутствует защитник, то данные им показания будут признаны недопустимыми доказательствами, если подозреваемый откажется от них в суде. При этом уголовно-процессуальный закон не требует, чтобы подозреваемый указывал причины или мотивы отказа от своих прежних показаний, а суд не должен проверять и исследовать их относительно того, насколько они соответствуют истине, объективно ли отражают событие преступления или нет.

Данное положение УПК РФ после принятия Кодекса вызвало критику как у практических работников, так и в юридической литературе. Отмечалось, что норма, закрепленная в п. 1 ч. 2 ст.

75 УПК РФ, является «крайним (запредельным) выражением заботы о комфорте подозреваемого и обвиняемого, попирающим здравый смысл и превосходящим конституционную идею о недопустимости доказательств» [5, с. 65]. Это же положение УПК РФ Р.

Куссмауль критикует с иных позиций: он полагает, что рассматриваемая норма является дискриминационной, так как ограничивает право на защиту тех обвиняемых, которые имеют защитника, и им придется отказываться от защитника, чтобы сохранить возможность отказа в суде от своих показаний [6, с. 32].

Полагаем, что норма п. 1 ч. 2 ст.

75 УПК РФ действительно представляет подозреваемому и обвиняемому излишние привилегии в средствах защиты от подозрения и обвинения, и в этом смысле нарушает равноправие сторон в уголовном судопроизводстве как необходимого элемента состязательного процесса. Но дело не только в этом.

Вызывает возражения попытка законодателя указать суду, как надо оценивать показания подозреваемого и обвиняемого.

Когда закон указывает, что доказательства должны быть оценены определенным образом, то это представляет собой отход от свободной оценки доказательств, сутью которой является оценка доказательств судьями, присяжными заседателями, прокурором, следователем и дознавателем по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью (ч. 1 ст. 17 УПК РФ).

По существу, это возврат к теории формальных доказательств, в соответствии с которой законодатель заранее определяет значение тех или иных доказательств и указывает, как их нужно оценивать.

При этом доказательства не оцениваются по тому, насколько верно они отражают реальные события и факты, а суду предлагается принять во внимание только два формальных момента — присутствовал ли при допросе подозреваемого или обвиняемого защитник и отказался ли затем допрошенный в суде подсудимый от своих показаний, данных на предварительном следствии.

Литература:

  1. Мельников В. Ю. Защита и охрана прав и свобод участников уголовного судопроизводства // Российский судья. 2010. № 1. С. 17.
  2. Цибарт Е. Э. К вопросу о защите прав и законных интересов подозреваемого // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. 2010. № 26. С. 264.
  3. Абесалашвили М. З. Правовой статус подозреваемого как участника уголовного процесса // Вестник Адыгейского государственного университета. Майкоп, 2008. № 2. С. 208.
  4. Лобанова Л. В. Нужно ли подвергать подозреваемого (обвиняемого) уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний? // Мировой издатель. 2012. № 3. С. 5–8.
  5. Бойков А. Новый УПК России и проблемы борьбы с преступностью // Уголовное право. 2002. № 3. С. 65.
  6. Куссмауль Р. Дискриминационная норма нового УПК // Российская юстиция. 2002. № 9. С. 32

Основные термины(генерируются автоматически): РФ, подозреваемый, защита, дача показаний, обвиняемый, показание, возможность отказа, допрос подозреваемого, показание подозреваемого, уголовное преследование.

Источник: https://moluch.ru/archive/308/69348/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.