Пределы допустимой самообороны

Содержание

Превышение самообороны: ответственность и накаание

Пределы допустимой самообороны

Наиболее часто превышение самообороны приводит к нанесению побоев и иному вреду здоровью человека. В этом случае произошедшее будет квалифицировано на основании статьи 114 УК РФ.

Каждый человек имеет право защищать себя. Но на практике с возможностью обороняться от посягательства на жизнь и здоровье связаны также определённые ограничения и обязанности.

Бывают ситуации, когда пределы самообороны признаются превышенными. В этом случае человеку придётся ответить за собственные действия. Как определяют пределы допустимой самообороны и какова ответственность за их превышение разберёмся в этой статье.

Уголовный кодекс РФ не содержит конкретной статьи, по которой квалифицируется превышение допустимых пределов самообороны. Поэтому в каждой конкретной ситуации для квалификации применяются нормы уголовного права, которых требует степень повреждений, нанесённых в процессе самообороны.

Убийство, совершённое при превышении пределов необходимой самообороны

Самый серьёзный случай превышения мер самообороны связан с убийством нападавшего. В этом случае оборонявшийся человек из потерпевшего превратится в обвиняемого. Его действия будут квалифицироваться по статье 108 УК РФ.

Допустимые пределы самообороны: что это такое?

Несмотря на то, что само понятие «пределы допустимой самообороны» предполагает наличие некого перечня разрешённых и запрещённых действий обороняющегося, законодательство такого перечня не содержит. Вместо этого дана довольно неоднозначная формулировка о том, что самооборона должна соответствовать нападению. Как это воплощается на практике, рассмотрим ниже.

Особенность 1. Соразмерность обороны нападению

В качестве примера можно привести распространённую ситуацию – в ответ на нападение с палкой, защищающийся стреляет из травматического пистолета. Закон трактует это как превышение самообороны, потому что он мог выстрелить в воздух, не нанося увечий нападавшему. Поэтому в такой ситуации применяется 114-я статья УК за нанесение вреда здоровью в процессе самообороны.

Особенность 2. Объект нападения

В некоторых случаях допустимые пределы самообороны могут быть повышены. Например, в ситуации, когда пострадавший ограничен в возможностях или является инвалидом. Для него допустимо защищать себя, но недопустимо пользоваться особым статусом для совершения умышленных преступлений.

Особенность 3. Угрожают или нападают: есть ли разница?

С точки зрения закона эти понятия равноправны. Следовательно, применить меры по самозащите можно ещё до самого нападения, сразу после высказанных угроз.

Но на практике подобная трактовка понятий «нападение и угроза» вызывает немало вопросов и споров среди юристов. Главный из них касается того, как оценить угрозу и подтвердить факт реальных намерений угрожавшего? Угрожавший в суде будет пытаться доказать, что не собирался нападать, а потерпевший без каких-либо причин воспринял его слова как призыв к действию.

Особенность 4. Освобождение от ответственности в любом случае

Важной особенностью квалификации пределов самообороны является готовность жертвы к нападению. Описанные выше ситуации происходят в ситуации ожидания нападения.

Но бывает, что преступник нападает внезапно и потерпевший не успевает сообразить и продумать варианты защиты. К этому также добавляется внезапный испуг жертвы.

При оценке подобных ситуаций для квалификации применённой самообороны анализируют:

  • Личность нападавшего.
  • Время суток.
  • Место.
  • Мотивы.
  • Степень угрозы здоровью и жизни потерпевшего.

В ряде случаев эти характеристики приводят к снятию любых обвинений в отношении пострадавшего.

Условия освобождения от ответственности

В случае, когда пределы самообороны превышены, но увечья нападавшему пострадавший нанёс неумышленно, то он будет освобождён от ответственности. Но нужно учитывать, что для снятия ответственности необходимо проведение специальных следственных мероприятий. Их цель – установить все нюансы произошедшего, чтобы убедиться в непреднамеренности превышения самообороны.

Превышение мер, необходимых для задержания преступника

Уголовное право предусматривает наказание, если при задержании преступника его здоровью был причинён вред или он был убит.

В таком случае возможно применение следующих санкций:

  • Принудительные или исправительные работы до 2 лет.
  • Ограничение или лишение свободы до 2 лет.
  • Срок привлечения к ответственности равен 2 годам. Срок давности в случае превышения самообороны пострадавшим – 1 год.

Судебная практика по статье 114 УК РФ

114-я статья в российской судебной практике является основной для квалификации дел, связанных с превышением самообороны. В процессе разбирательства судья пытается выяснить был ли в действиях оборонявшегося умысел.

Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему – позвоните прямо сейчас: 

+7 (800) 555-93-50 (Регионы РФ)

+7 (495) 317-12-91 (Москва)
+7 (812) 429-74-51 (Санкт-Петербург)

Это быстро и бесплатно!

В реальности есть ряд типичных вариантов развития дела в суде, с учётом обстоятельств произошедшего:

  • Во время действий защищавшегося, нападавший просил его остановиться, но не был услышан. Это будет квалифицировано как превышение самообороны.
  • Если жертва сама спровоцировала нападение, то её действия по самозащите не будут признаны самообороной.
  • Если в руках преступника есть оружие, жертва имеет право обороняться любыми способами.
  • Но если преступник уже обезврежен или обезоружен, то продолжение самообороны будет признано её превышением.
  • Если преступник отступил, к нему больше нельзя применять никакие действия.

Эти типичные характеристики реальных случаев самообороны нужно знать и учитывать, чтобы не попасть под ответственность в рамках закона.

Также нужно учитывать, что убийство уже задержанного преступника считается тяжким преступлением и карается по статье УК №105 лишением свободы до 15 лет.

Смягчающие и отягчающие обстоятельства

Смягчающими вину обстоятельствами в случае превышения пределов допустимой обороны будет внезапность нападения и испуг жертвы. Также суд учтёт ограниченную дееспособность жертвы, из-за чего она не могла сопротивляться другими способами.

Отягчающими обстоятельствами будет признаны умышленные действия, цель которых нанести повреждения нападавшему. Также продолжение активной обороны после отступления нападавшего или его просьбы остановиться, также будут трактованы как отягчающие обстоятельства данного дела.

Советы для самозащиты

В любой ситуации нужно стараться трезво её оценить. В случае уверенности в реальности угроз со стороны нападающего нужно обезвредить его минимально возможным воздействием. Также не стоит стараться нанести нападавшему дополнительные увечья, если он уже обезврежен. Любые подобные действия могут привести к негативным последствиям для обороняющегося.
 С сайта ruadvocate.ru

Наказание за убийство и причинение вреда здоровью при превышении необходимой обороны

Уголовный закон относит данные виды преступлений к небольшой степени тяжести. Максимальное наказание за причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при самообороне (ст.

114 УК РФ) — до 1 года тюрьмы, а за убийство при тех же обстоятельствах (ст. 108 УК РФ) — до 2-х лет лишения свободы.

Если человек не был судим ранее или имел погашенную судимость, ему не вправе назначить лишение свободы по данным статьям.

Судимость по этим двум нормам не учитывается при рецидиве преступлений. В целом, наказание назначается согласно общим правилам уголовного законодательства.

Многих интересует вопрос: можно ли использовать для самообороны оружие? Если у вас есть лицензия на травматическое оружие, то вы вправе его носить и использовать в целях самообороны. Норма была введена в 2014 году, но особого влияния на судебную практику не оказала. Процент оправдательных приговоров лицам, использовавшим для защиты травматику, по-прежнему минимален.

В заключение отметим, что к вопросу о самозащите законодатель подошел не совсем справедливо. Обороняющийся всегда находится в менее выгодном положении по отношению к агрессору.

Если вы защищали свою жизнь и убили или покалечили хулигана, лучше привлечь к делу опытного адвоката. Он докажет, что вы не могли поступить иначе и поможет поможет избежать наказания по «тяжелой» статье.

 С сайта osudili.ru

В этой статье вы узнали, про превышение самообороны. Если у вас возникли вопросы и проблемы, требующие участие юристов, то вы можете обратиться за помощью к специалистам информационно-правового портала «Шерлок».

Источник: https://www.cherlock.ru/articles/previshenie-samooboroni

Самооборона без предела: разрешат ли россиянам защищать свою жизнь всеми способами

Пределы допустимой самообороны

С точки зрения закона доходит до абсурда: если преступник пришел не убивать или насиловать, а просто слегка пограбить, то и повода обороняться вроде как и нет.

Например, уже год молодая художница из Химок Даша Агений бьется, чтобы доказать, что ее пытались изнасиловать, и она защищалась ножичком для заточки карандашей. Но в уголовном деле она по-прежнему обвиняемая.

То есть насильника ткнуть ножом нельзя, он же не убивает, а всего лишь насилует. А когда начнет душить, тогда можно бить.

И тем не менее законодательная инициатива, которая по сути развязывает обороняющемуся руки, вызывает немало споров и среди политиков, и среди юристов.

Коммунисты уверены: и в случае самообороны, и в случае ее превышения существующий закон и так прекрасно работает.

Они критикуют размытые формулировки типа «ощущение опасности», предложенные ЛДПР, и обещают блокировать инициативу Владимира Жириновского.

Жириновский же требует и вовсе убрать эту обтекаемую формулировку «превышение мер допустимой самообороны». Особенно, если злоумышленники пришли в ваш дом. По его мнению, если преступники напали на человека в его доме, он может обороняться всеми возможными способами. И даже Виталий Милонов оказался за разрешение самообороны вне каких-либо пределов.

Изменить эту норму закона пытаются уже 16 лет — с того самого резонансного дела Александры Иванниковой. Она смертельно ранила ножом таксиста-насильника. И изначально это именно ее обвиняли. Сначала — в убийстве в состоянии аффекта.

Потом — в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть. Иванникову тогда оправдали — слишком резонансным было дело.

Но даже когда страсти улеглись, она так и не смогла ответить на вопрос: если бы у нее был пистолет, стреляла бы?

Только в Москве рынок травматов растет на 5–7 процентов в год. И многие, кто приходит за пистолетом, не всегда понимают, что такое оружие самообороны. Эксперты утверждают: тут дело даже не в несовершенстве существующего закона, а в том, что у правила «достал травмат — стреляй» очень много исключений, которые нужно знать, даже лучше, чем само правило.

У Вячеслава Ванеева, председателя общероссийской организации «Право на оружие», в арсенале несколько травматов и светошумовой пистолет. Такая «пугалка» на семь секунд дезориентирует нападающего. Ванеева этот арсенал спасал не раз. Но иногда достаточно было просто сказать, что он вооружен.

Ванеев требует, чтобы все дела о самообороне проходили досудебную проверку. Ведь сейчас при гибели злоумышленника против жертвы возбуждают уголовное дело, как в истории Александра Григорьева. Его ждала тяжелая уголовная статья — о массовом убийстве.

Он несколько раз терял сознание от ударов. А когда увидел, как избивают детей и жену, нашел в себе силы и пошел к оружейному сейфу, взял ружье и выстрелил. Когда дым рассеялся и улетучился запах пороха, все обвинения с Григорьева были сняты.

И это был первый в нашей стране случай, когда массовое убийство признали самообороной.

А дело Александры Лотковой дошло до Верховного Суда. И стало одной из самых резонансных историй о применении травматического оружия. Все началось с драки двух компаний на станции метро Цветной Бульвар. Камеры зафиксировали тот самый момент, когда Александра достала пистолет, чтобы наказать обидчиков своих друзей.

Александра Лоткова, подсудимая: «Это была самооборона. Попыталась разнять ребят, у меня не вышло, там был нож, я испугалась. Конечно, я достала оружие, попыталась спасти себя и своих близких — это все, что я хотела сделать».

Мурад Далгатов, пресс-секретарь Тверского районного суда Москвы: «Суд внимательно исследовал версию подсудимой. Третий выстрел произведен в лежащего уже раненого Белоусова, не представлявшего ни для кого никакой угрозы».

Александру приговорили к трем годам колонии.

Адвокат Матвей Дзен считает, что свое отношение к делам о самообороне и ее превышении должны на практике поменять и следствие, и суды. Без этого любые законодательные изменения бессмысленны. Тем более что российский закон и сейчас прописан с запасом, практически с американскими стандартами личной безопасности.

Матвей Дзен, адвокат: «Сейчас я вас удивлю. Строго говоря, в России в 37-ю статью в 2006 или 2007 году были внесены изменения, которые при буквальном прочтении говорят о том, что у нас действует правило stand your ground».

Правило stand your ground — это защита личного пространства без обязанности отступать. Вот пример из Флориды: Майкл Дрейка делает замечание девушке на парковке. Ее парень выходит и толкает Майкла, а тот просто открывает огонь на поражение. Обвинения с Дрейки были сняты.

Противники самообороны задают один вопрос: «Хотите, как во Флориде?» Ведь даже для Штатов эта история — перебор. И биография Дрейки мало у кого вызывала сочувствие. Но закон есть закон. А в этом штате он расширяет самооборону до таких пределов.

Источник: https://www.ntv.ru/novosti/2261644/

Почему российские законы защищают насильников и убийц – Свободная Пресса

Пределы допустимой самообороны

Законопроект, расширяющий для россиян пределы разрешенной самообороны, планирует внести в Госдуму Владимир Жириновский.

Лидер ЛДПР предлагает дополнить статью 37 Уголовного кодекса «Необходимая оборона» пунктом о том, что действия с целью защиты себя и своих родных от насилия или угрозы его применения, а также направленные на защиту имущества, нельзя считать превышением пределов самообороны.

По словам политика, те, кто спасают себя, свою семью и дом от преступников, зачастую в итоге попадают в тюрьму из-за превышения пределов самообороны. Это происходит в случае, если ущерб оказывается больше, чем имевшаяся угроза.

Жириновский уверен, что система оценки этой угрозы размыта и защищаться от невооруженных бандитов уже опасно.

В качестве примера он привел американское законодательство, которое, по его словам, позволяет хозяину дома безнаказанно убить человека за незаконное проникновение в его жилище и за это ничего не будет, потому что «когда в дом вламываются чужие люди, невозможно оценить, вооружены они или нет, всерьез они или просто пугают».

В Кремле уже заявили, что сформирует свою позицию об изменении правил самообороны после внесения документа в Госдуму и изучения его экспертами.

«Это новая инициатива, после того, как она будет внесена в Госдуму, начнется экспертная ее проработка, и потом будет формироваться какая-то позиция», — заявил журналистам пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

В самой нижней палате также отметили необходимость ознакомиться с текстом законопроекта.

Так о том, что предложение расширить допустимые пределы самообороны имеет право на существование, однако сложно сказать, поддержит ли его профильный комитет Госдумы по госстроительству и законодательству, заявил зампред комитета Вячеслав Лысаков («Единая Россия»).

Резкой критики предложение Жириновского подверг лидер КПРФ Геннадий Зюганов, назвав его «чушью».

Стоит отметить, что в США, на опыт которых традиционно ссылаются сторонники подобных законов, во многих штатах также разрешено владение и ношение оружия, в том числе, автоматического, что нередко приводит к массовым убийствам сограждан психически неуравновешенными людьми. Напомним, что о необходимости легализации оружия в России некоторые политики также периодически напоминают. Что касается инициатив расширения пределов допустимой самообороны, то тот же Жириновский уже не в первые выступает с этой инициативой.

—  Да, Жириновский уже не впервые выступает с таким предложением, прошлый раз был в 2014 году, и тогда оно не прошло, — напоминает публицист и правозащитник Наталья Холмогорова.

—  Для ЛДПР вообще характерно выдвижение таких «популистских» инициатив, которые должны находить отклик у консервативной и национально-ориентированной части населения.

Так же Жириновский в прошлом перед каждыми выборами призывал отменить 282 статью УК («экстремизм» — ред.) или вспоминал о том, что русский народ разделен.

Все это правильные темы, но Владимир Вольфович не мотивирован на то, чтобы тщательно готовить свои предложения и добиваться их осуществления. Ему важно «засветиться».

Что именно предлагает Жириновский, пока неясно, текста законопроекта еще нет, а то, что он говорит, звучит очень популистски: отменить все ограничения на защиту себя, близких и своего имущества! То есть, увидев в окно, как мальчишка пинает твою машину или ворует яблоки, стрелять в него, что ли? Такой законопроект точно не пройдет.

«СП»: А нужно ли нам вообще расширять пределы понятия «самооборона»?

—  Проблема с самообороной у нас действительно есть. После разъяснений Пленума ВС 2012 года ситуация улучшилась, но ненамного. Общая практика такая: отбившись от преступника, дальше добропорядочный гражданин должен долго и упорно отбиваться от суда и тюрьмы. И только грамотная работа адвоката и общественный резонанс помогают ему остаться на свободе.

При этом, по-видимому, основная проблема не в законах — ст. 37 и 38 УК РФ. К этим статьям есть некоторые вопросы, прежде всего о том, что понимается под «превышением необходимой обороны», и как определять, какая оборона была соразмерна, а какая уже превысила.

Но главное в другом: следствие и суд склонны вообще не рассматривать ситуации самообороны как самооборону.

Приведу известный недавний пример: на 19-летнюю девушку Дарью Агений напал на темной улице насильник, схватил, она ткнула его перочинным ножиком, вырвалась и убежала.

А через несколько месяцев оказалась обвиняемой по делу о нанесении тяжкого вреда здоровью — как будто ни с того, ни с сего пырнула человека ножом! Заявление о попытке изнасилования у нее не брали, что произошло на самом деле, никого не интересовало.

И только благодаря громкому шуму в прессе и квалифицированному адвокату удалось… нет, не оправдать, а переквалифицировать на ст. 114 — «превышение самообороны». Эта статья, хоть и сомнительная сама по себе, в таких случаях становится спасением: срок по ней маленький и чаще всего условный.

То есть менять нужно не столько закон, сколько правоприменение. Отказаться от мысли, что самооборонщик априори виноват и должен сам доказывать свою невиновность. Рассматривать не только его действия, но и ситуацию в комплексе.

«СП»: У нас часто ссылаются на американский опыт, но там периодически происходят массовые расстрелы. Да и менталитет у нас разный…

—  Не стоит бояться, что люди начнут массово убивать друг друга и списывать это на самооборону. Есть экспертизы, восстанавливающие ход событий по ранениям и положению тела, есть очные ставки, есть видеокамеры повсюду и смартфоны у всех — сейчас для полиции обычно не проблема расследовать преступление и установить, что случилось на самом деле. Если она этого хочет.

Сравнивая нашу ситуацию с американской, надо учитывать не столько разницу менталитетов, сколько разницу ситуаций. У американцев есть короткоствол. Говоря о самообороне, они говорят в первую очередь о стрельбе из револьвера. А это совсем другие возможности.

В России гражданского короткоствольного оружия нет, нужно ли оно — вопрос совсем отдельный; но, в общем, для нас самообороняться — не значит «сидеть на своей земле» и лениво постреливать в нарушителей.

В России самооборона — всегда тяжелая, опасная, кровавая схватка.

—  Аналогичные законопроекты не раз вносил в Госдуму лидер партии «Родина» Алексей Журавлев, ещё с 2014 года, — напоминает член Бюро президиума партии «Родина», директор Института свободы Федор Бирюков.

—  И всегда инициативы либо замораживались между чтениями, либо получали «чёрную метку» в виде негативного отзыва правительства. Но проблема-то реальная и серьезная. По статистике 9 из 10 судебных процессов по самообороне заканчиваются обвинительными приговорами.

Сильные, смелые, активные люди садятся в тюрьму, потому что закон фактически защищает преступников. Это идиотская и абсурдная практика! Но мы, партия «Родина» давно обращаем на это внимание. Раньше истеблишмент игнорировал наши инициативы, теперь вот обратил внимание. Это хорошо.

Надо продвигать тему дальше!

«СП»: Разговоры о расширении пределов самообороны у нас нередко сопровождаются разговорами о легализации оружия…

—  Я бы наделил каждого гражданина РФ правом ношения огнестрельного оружия. Таким образом гражданство России приобрело бы новое особое значение — как гарантия обеспечения безопасности граждан. И надо учить стрелять ещё в школе.

Вообще, с первого класса ввести курсы военной подготовки с летними сборами, а срочную службу отменить. И тогда в армию будут идти люди с десятилетней боевой подготовкой, готовые к нормальному контракту. Это вообще будет другое общество, сверхновая нация.

В такой нации преступникам будет просто неуютно, ведь каждый гражданин сам по себе будет воином порядка и свободы одновременно. К этому надо стремиться!

А тем, кто против оружия, могу сказать одно: больше всего убийств совершается банальными кухонными ножами. И что вы запретите: ножи или кухни?!

Новости мира: Папа Римский откровенно ответил на вопрос о желании посетить Россию

Источник: https://svpressa.ru/society/article/250078/

Пределы допустимой самообороны предложили расширить

Пределы допустимой самообороны
Пределы допустимой самообороны пора изменить: это понятие должно касаться защиты не только жизни человека и интересов государства, но также здоровья и имущества граждан. При этом в обществе и судебной практике должен закрепиться подход, основанный на презумпции вынужденного обороняться.

Об этом в интервью «Парламентской газете» рассказал член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Алексей Александров. Сейчас сенатор работает над законопроектом о расширении допустимых пределов самообороны.

— Алексей Иванович, какой законодательный пробел устраняет ваш законопроект?

— Для начала нужно сказать, что отношение к институту необходимой обороны и к уголовной ответственности за её превышение давно обсуждается в теории и по-разному применяется на практике. Вопрос очень интересный.

Даже первая научная работа великого русского юриста Анатолия Кони была посвящена проблемам уголовно-правовой характеристики института необходимой обороны.

Сегодня общественность очень часто обсуждает эту тему, особенно когда появляются резонансные дела.

За последние годы в Государственную Думу было внесено несколько законопроектов: и депутатами Алексеем Журавлёвым, Игорем Лебедевым, Ярославом Ниловым, а также экс-сенатором Антоном Беляковым.

Они все хотели изменить статьи Уголовного кодекса, которые касаются вопросов необходимой обороны и её превышения. По разным причинам их инициативы поддержки не нашли.

С моей точки зрения, тема является важной, её нужно обсуждать в общественных организациях, в СМИ, а самое главное — предложить учёным выработать единую позицию по совершенствованию законодательства и разработке концепции по этому вопросу.

Я убеждён, что в законе и правоприменительной практике должна быть презумпция правоты того, кто отражает нападение преступника. Особенно, если нападение вооружённое и особенно, если нападение связано с незаконным проникновением в жилище или другое помещение.

Недаром, кстати, в законе и в теории используется военный термин «оборона». Оборона часто связана с защитой государства от внешнего врага, а в уголовном праве этот термин используется крайне редко.

Его использование настраивает на отношение к вооружённому преступнику, как к врагу.

Требовать от солдата, который защищает свою Родину от внешнего агрессора, чтобы он произвёл во врага не 15 выстрелов, а только 10, а лишние пять считать превышением пределов обороны, ни одному здравомыслящему человеку в голову не придёт.

Таким образом, первый вопрос — это разработка концепции необходимой обороны и совершенствование законодательства. Но самое главное — это правоприменительная практика. Чтобы и Верховный суд вернулся к разъяснению своей позиции, которая ориентировала бы на активную правовую поддержку защищающегося от вооружённого преступника.

Мы крайне заинтересованы, чтобы граждане нашей страны не боялись преступников, а могли оказать им серьёзный отпор.

— На какие прецеденты из судебной практики вы опирались при работе над законопроектом?

— В последние годы публиковалось довольно много историй, когда следственные органы возбуждали уголовные дела по факту убийства, не разбираясь, что оно было совершено в пределах необходимой обороны.

Классический пример: вооружённые грабители проникли в дом, где живёт семья с маленькими детьми, и хозяин, защищая их, убивает нескольких преступников.

В этой, как и многих других ситуациях, обычно нужны долгие годы и большая работа адвокатов, внимание общественности, чтобы в конечном итоге было принято справедливое решение, оценивающее эти действия, как совершённые в пределах необходимой обороны.

Таких фактов много, и это-то и должно быть абсолютно исключено. Мы крайне заинтересованы, чтобы граждане нашей страны не боялись преступников, а могли оказать им серьёзный отпор. В большой степени в этом должно быть заинтересовано Министерство внутренних дел, которое отвечает за предупреждение и раскрытие преступлений.

— В вопросах самообороны Россию часто противопоставляют США, где граждане вправе применить оружие против любых незваных гостей в своём доме. Как вы оцениваете американский опыт?

— Этот тот редкий случай, когда я положительно отношусь к концепции США о правомерности жёстких действий хозяина дома в отношении вооружённых преступников, которые в этот дом проникли. Но иногда и в США эта практика зашкаливает.

Совсем недавно был опубликован случай, когда женщина-полицейский, придя к себе домой и увидев там постороннего человека, застрелила его из пистолета. Но потом оказалось, что она ошиблась дверью и зашла в квартиру соседа.

То есть она убила его у него дома, полагая, что убивает преступника в своей квартире.

В США часто осуждают людей, в том числе работников полиции, за превышение пределов необходимой обороны, за превышение должностных полномочий при использовании оружия. Поэтому истина — посередине. Концепция должна быть в пользу потерпевшего против вооружённого преступника, но рассматривать дело необходимо тщательно в каждом конкретном случае.

— Эксперты характеризуют российскую практику принципом «не бей, а беги», то есть если у человека была возможность убежать от преступника, но он принял решение дать отпор, то его с большей вероятностью осудят. Что лежит в основе такого подхода?

— К сожалению, наши правоохранительные органы зачастую находятся в плену так называемой статистики, когда им проще возбудить уголовное дело об умышленном убийстве, арестовать обвиняемого и доложить, что они раскрыли тяжкое преступление. А потом начинаются долгие и сложные разбирательства по существу.

Если же мы примем концепцию с презумпцией правоты защитника людей и имущества от вооружённого преступника и этот защитник должен не бежать, а, по возможности оценивая свои силы, сопротивляться преступнику, то тогда этот принцип «не бей, а беги» будет не актуален.

Мы должны использовать абсолютно все возможности, чтобы человек был защищён в момент нападения преступника.

— С темой самообороны тесно связаны вопросы оборота оружия у гражданского населения. Как эта сфера законодательства может развиваться в случае расширения пределов самозащиты?

— По многим причинам я против широкого распространения оружия среди гражданских лиц и его свободного оборота. Но я считаю, что мы должны максимально поддержать всех тех, кто способен дать профессиональный отпор вооружённому преступнику. Это прежде всего офицеры Министерства обороны, ФСБ, МВД, а также офицеры, находящиеся в отставке и запасе. Они умеют профессионально обращаться с оружием, знают законодательство об оружии, знают все правила его хранения, ношения и применения.

Думаю, что в отношении этих лиц мы могли бы разрешить продажу огнестрельного короткоствольного оружия. Но — с разрешения в каждом конкретном случае руководителя территориального органа внутренних дел.

Думаю, что могла бы существовать комиссия, запрашиваться характеристики в отношении этих лиц и действовать правила, которые распространяются на приобретение охотничьего оружия. Вопрос бы решался индивидуально и только в отношении офицеров, в том числе в отставке и запасе.

Таким образом, мы бы увеличили количество людей, которые могли бы дать профессиональный отпор вооружённым преступникам и задержать их на месте преступления.

Думаю, прежде всего в этом вопросе должны быть заинтересованы органы внутренних дел. Мы должны использовать абсолютно все возможности, чтобы человек был защищён в момент нападения преступника.

Чисто теоретический вопрос: «Если бы в момент керченской трагедии в помещении находился вооружённый человек, который мог бы оказать профессиональное сопротивление преступнику, жертв могло бы быть меньше».

Нам необходим профессиональный подход к этой теме.

Источник: https://news.rambler.ru/other/41159362-predely-dopustimoy-samooborony-predlozhili-rasshirit/

Не дожидаясь нападения: стоит ли расширять пределы допустимой самообороны

Пределы допустимой самообороны

Владимир Жириновский готов уже в ближайшее время внести на рассмотрение Госдумы законопроект, способный изменить правила самообороны в России.

Поправка в статью 37 УК РФ будет дополнена одним пунктом, согласно которому в стране начнёт действовать презумпция правоты человека, отражающего нападение. Эксперты, комментируя инициативу парламентария для News.

ru, отметили, что юристам придётся изрядно потрудиться — вопрос расширения пределов самообороны комплексный, а трезво оценить ситуацию в момент неожиданного нападения очень трудно.

Поправка Жириновского, если она будет принята Госдумой, гласит: действия лица, направленные на защиту себя и своей семьи от насилия или угрозы применения насилия либо на защиту своего имущества, не являются превышением пределов необходимой самообороны.

Как отметил глава ЛДПР, те, кто сегодня защищает себя, членов семьи и свой дом от бандитов, часто сами оказываются за решёткой. Всё это оттого, что действует норма о превышении пределов необходимой самообороны: если во время защиты был нанесён ущерб больший, чем существовавшая угроза, то это трактуется уже как превышение пределов.

Но оценить угрозу в экстремальной ситуации очень непросто и зачастую некогда.

Защищая жизни

Жириновский убеждён: когда в дом «вламываются чужие люди, невозможно оценить, вооружены они или нет, всерьёз они или просто пугают». Судить человека за то, что он пытается защитить свою жизнь и жизнь близких, нельзя.

И ждать, пока «в него самого выстрелят или ударят ножом», не нужно — следует применить оружие или подручные средства для защиты, не дожидаясь нападения.

С депутатом Госдумы в этом вопросе полностью солидарен адвокат Георгий Тер-Акопов — в подобной ситуации в действиях обороняющегося нет состава преступления.

Я — за введение такой поправки. Предположим, преступник забрался в дом ночью. Человек спит. Сообразить, кто залез и зачем, в момент нападения очень трудно.

Трудно спросонья оценить ситуацию — угрожает ему маячащая в темноте фигура или нет? Если речь идёт о проникновении на участок — дело другое.

Но если преступник проник в дом, неожиданно и в ночное время, то в целях самозащиты хозяин дома имеет право применять любой способ самозащиты. Я лично в такой ситуации выстрелю из охотничьего ружья, оно у меня есть.

Изменения в законодательстве, с точки зрения Тер-Акопова, смогут играть и профилактическую роль: преступники будут знать, что забираться в дом ночью опасно, потому что у хозяина дома, согласно поправке к закону, уже не будет оснований сомневаться, стрелять или нет.

Владимир ЖириновскийСергей Булкин/News.ru

Член президиума Общероссийской общественной организации «Офицеры России», ветеран группы антитеррора «Альфа», инструктор по рукопашному бою, эксперт по боевым искусствам Игорь Шевчук, с одной стороны, считает, что сегодня очень часто человек, который защищал себя или своего близкого, оказывается за решёткой, «и это совершенно несправедливо».

Надо менять судебную практику, уверен он. С другой стороны, в процессе применения предложенной поправки могут возникнуть злоупотребления, кривые толкования закона, уверен он. Объективно говорить о том, когда необходимо применение силы для самообороны, а когда нет, очень сложно, поскольку «всё очень индивидуально».

Особенно если используются средства летального поражения.

Исходить следует из каждой конкретной ситуации. Боевого огнестрельного оружия на руках у населения практически нет. Можно говорить о травматическом оружии, иногда — об охотничьих ружьях. Последнее можно применить, только если кто-то вторгается в дом.

Но прежде, чем говорить об изменении закона о самообороне, надо рассмотреть весь законодательный и юридический комплекс. Вопрос системный и объёмный, юристам придётся как следует поработать. Нельзя в отрыве от жизни принимать такие изменения в закон.

Тер-Акопов также предупреждает о возможных сложностях правоприменительной практики.

Народ у нас хитрый и изобретательный.Перегибы могут быть и такого рода: человека могут заманить в гости, создать видимость того, что он собирался напасть, применить оружие, убить его и списать всё на самооборону, — говорит адвокат.

Хорошая новость для тех, кто уже осуждён за превышение пределов самообороны: в случае принятия поправки к закону 37 её смогут применить и в отношении тех, кто осуждён. Об этом говорится в статье 10 — всё, что декриминализуется или облегчает положение осуждённых, всё должно применяться и к уже отбывающим наказание.

«Применяя все доступные способы»

Если в отношении нападения преступников непосредственно в доме, где живёт жертва, всё относительно понятно, то с уличными драками ситуация значительно сложнее. И здесь не столь важно, один человек напал или группа лиц, — в любом случае надо защищаться.

Совет Андрея Чалого, инструктора школы самообороны и безопасности, звучит так: если есть возможность избежать конфликта — избегайте; если же конфликт уже начался — действуйте всеми доступными способами.

С его точки зрения поправку к закону следует обязательно принять.

Поправка в любом случае должна быть внесена. Я считаю, что если на человека напали, то он вправе защищаться как угодно.

Сейчас, если в процессе нападения жертва в пылу борьбы, допустим, ломает ногу нападавшему, ему могут сказать: «Вы же могли применить и другой метод защиты, более мягкий».

Особенно часто это говорят тем, кто занимался единоборствами. Но тому, кто подвергся нападению, некогда было думать: что сумел, то и применил.

Чалый напомнил о возможности для любого человека, вне зависимости от пола и возраста, пройти краткосрочные курсы по самообороне. Обычная шариковая ручка может стать орудием борьбы: по аналогии с тем, как ладонные палочки, называемые явара, в японском джиу-джитсу в нужный момент становятся холодным оружием.

pixabay.com

Самооборона — это максимум две недели занятий. И у человека формируется навык. Заниматься самообороной никогда не поздно. Есть группы для взрослых, для детей. Возраст не важен. Мы учим человека действовать в экстренных ситуациях, применяя все возможные средства — ключи, ногти, шариковые ручки.

Однако говорить о том, что сегодня наблюдается какой-то повышенный интерес к боевым искусствам или курсам самообороны, нельзя, считает Игорь Шевчук.

Я не вижу, чтобы рос интерес к занятиям боевым искусствами или самообороне для повышения личной безопасности.

Люди часто, не являясь специалистами в вопросах спорта, становятся «диванными критиками» только потому, что посмотрели тысячу фильмов и тысячу роликов в Интернете.

Вырос уровень комфорта, люди очень обленились, надеются на авось — все думают, что беда случится с кем-то другим, не с ним лично. Хорошо, чтобы так и было, — говорит эксперт.

По его мнению, в сознании большинства присутствует деструктивная иллюзия. Однако жизнь может развеять эту иллюзию, напоминает инструктор по рукопашному бою. И хорошо, если дело закончится в суде, где оборонявшемуся, вполне вероятно, поможет поправка, которую пытается провести Владимир Жириновский.

Источник: https://news.ru/society/eksperty-obsudili-popravku-k-zakonu-o-rasshirenii-predelov-samooborony/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.