Предикатное преступление понятие

Предлагается признавать преступлением отмывание доходов, полученных путем уклонения от уплаты налогов и таможенных платежей

Предикатное преступление понятие

Росфинмониторинг разработал проект Федерального закона ''О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации'' (далее – Проект). С текстом данного документа можно ознакомиться на официальном сайте Минэкономразвития России.

Большая часть поправок направлена на повышение прозрачности валютных операций, необходимой для пресечения отмывания доходов, полученных преступным путем. Также предлагается установить перечень оснований, при наличии которых банк сможет отказаться от заключения или исполнения договора банковского счета.

В статье рассмотрены основные поправки к законодательству о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, содержащиеся в Проекте.

Понятие легализации (отмывания) преступных доходов

Стоит отметить, что легализация (отмывание) преступных доходов является одной из серьезных проблем, которую пытается решить государство. С этой целью на практике реализуются положения соответствующих нормативных правовых актов, принятых как на международном, так и на национальном уровнях.

В настоящее время основополагающим законодательным актом в рассматриваемой сфере является Федеральный закон от 07.08.2001 N 115-ФЗ “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма” (далее – Закон N 115-ФЗ).

Именно в него Проектом предлагается внести важные изменения.

Согласно действующей редакции Закона N 115-ФЗ под легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступных путем, понимается придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступлений.

В науке уголовного права последние определяются как предикатные преступления, то есть предшествующие легализации денежных средств. Иными словами, прежде чем установить факт отмывания доходов, необходимо доказать, что они были получены в результате совершения предикатного преступления.

Однако законодатель не все преступления относит к таковым. Например, предикатными преступлениями не могут быть невозвращение из-за границы иностранной валюты в крупном размере (ст. 193 УК РФ), уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК РФ), налоговые преступления (ст. ст. 198 – 199.2 УК РФ).

Уголовная ответственность за отмывание денежных средств, полученных преступных путем, установлена в ст. ст. 174, 174.1 УК РФ.

Обратим внимание, что в юридической науке к вопросу о включении или исключении указанных составов преступлений (в частности, налоговых) в понятие легализации сложилось два концептуальных подхода.

Согласно первому из них легализовать денежные средства, которые приобретены путем совершения преступлений, не отнесенных законодателем к числу предикатных, нельзя. Объясняется это следующим. В соответствии со ст. ст. 174, 174.

1 УК РФ в результате совершения преступления денежные средства или иное имущество должны приобретаться, то есть увеличивать имущество виновного лица.

Этого не происходит при совершении деяний, исключенных из круга преступлений, в отношении которых возможна легализация, ведь в результате их совершения осуществляется преступное неуменьшение, сохранение прежних размеров имущества.

Сторонники второй точки зрения на поставленную проблему к числу предикатных преступлений относят и те категории преступлений, которые составляют исключения по действующему уголовному законодательству. В подтверждение данной позиции можно привести такие аргументы: при совершении преступлений, указанных в ст. ст. 193, 194, 198 – 199.

2 УК РФ, виновное лицо также приобретает незаконный доход, только иным путем, нежели при совершении других предикатных преступлений. Например, при уклонении от уплаты налогов или таможенных платежей происходит увеличение имущества преступника за счет тех средств, которые должны были поступить в доход государства.

Иными словами, виновное лицо удерживает то, что ему не принадлежит.

Помимо этого, ратифицированные Россией международно-правовые акты предоставляют национальному законодателю возможность в определенных рамках самому решать, какие преступления должны рассматриваться в качестве предикатных для ст. ст. 174, 174.1 УК РФ, а какие – нет. Например, положения ст. 6 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности (принята в г.

Нью-Йорке 15.11.2000) устанавливают, что каждое государство в отношении криминализации отмывания доходов от преступлений должно стремиться к регламентации самого широкого круга основных (предикатных) правонарушений. Следовательно, нет никаких препятствий к тому, чтобы в качестве предикатных рассматривать преступления, составы которых установлены в ст. ст. 193, 194, 198 – 199.

2 УК РФ.

В настоящее время законодатель применяет первый из названных подходов. Однако разработчики Проекта в определении предикатных преступлений руководствуются вторым подходом, как наиболее отвечающим общественной опасности отмывания преступных доходов. Соответствующие изменения предполагается внести в уголовное законодательство (ст. ст. 174, 174.1 УК РФ).

При привлечении к уголовной ответственности за отмывание полученных преступным путем денежных средств или иного имущества имеет значение их размер. Квалифицированным составом признается отмывание преступных доходов в крупном размере.

Проектом предлагается снизить сумму, которая будет считаться крупной, с 6 млн до 600 тыс. руб.

При этом появится новый квалифицированный состав: совершение указанного деяния в особо крупном размере, который составит сумму, превышающую 6 млн руб.

Проект предусматривает, что к лицам, виновным в совершении операций (сделок) в целях легализации преступных доходов, будет возможно применить наряду с уголовным наказанием иную меру уголовно-правового характера – конфискацию имущества, полученного в результате совершения этого преступления.

 Субъекты отношений по противодействию легализации преступных доходов

В целях предупреждения, выявления и пресечения деяний, связанных с отмыванием преступных доходов, Закон N 115-ФЗ регулирует отношения российских, иностранных граждан и лиц без гражданства, организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, а также госорганов, контролирующих названные операции. В ст. 5 Закона N 115-ФЗ указаны те категории организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, на которые распространяется действие данного Закона. Проектом же предлагается расширить этот перечень за счет следующих субъектов:

– общества взаимного страхования;

– страховые брокеры;

– негосударственные пенсионные фонды, имеющие лицензию на осуществление деятельности по пенсионному обеспечению и страхованию;

– операторы связи, имеющие право самостоятельно оказывать услуги радиотелефонной подвижной связи.

В соответствии с Проектом в законодательстве о противодействии легализации преступных доходов появится понятие ''бенефициарный владелец''.

Бенефициарный владелец – это физическое лицо, которое прямо или косвенно, самостоятельно или совместно со своими связанными (аффилированными) лицами имеет возможность определять действия (решения) клиента.

Критерии отнесения лица к числу бенефициарных владельцев и требования к процедуре его идентификации будут установлены Правительством РФ, а для кредитных организаций – Банком России по согласованию с ФСФР России и Росфинмониторингом.

 Операции, подлежащие обязательному контролю

По действующему Закону N 115-ФЗ обязательному контролю подлежат операции с денежными средствами или иным имуществом, отвечающие одновременно двум критериям: количественному и качественному.

Проектом предлагается первый из них оставить прежним: обязательный контроль будет проводиться в отношении операций на сумму, равную или превышающую 600 тыс. руб. либо эквивалентную ей в иностранной валюте. Что же касается качественного критерия, то его планируется изменить.

Так, перечень операций, подлежащих обязательному контролю, будет существенно расширен (подп. ''а'' п. 3 ст. 10 Проекта). Например, в него войдут:

– выдача микрофинансовой организацией займа в наличной форме на основании договора займа, а также возврат данного займа в наличной форме;

– зачисление (списание) денежных средств на счет (со счета) на основании договора финансовой аренды (лизинга);

– предоставление (получение) займа, процентная ставка по которому более чем в два раза ниже ставки рефинансирования на дату предоставления такого займа;

– предоставление и (или) получение денежных средств в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику).

Проект предлагает сделать контролируемыми денежные переводы, а также ряд операций по страхованию и перестрахованию на сумму 3 млн руб. либо эквивалентную ей сумму в иностранной валюте (подп. ''б'' п. 3 ст. 10 Проекта).

На сегодняшний день организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны в целях предотвращения легализации преступных доходов разрабатывать правила внутреннего контроля, в соответствии с которыми необходимо документально фиксировать информацию, полученную в процессе реализации указанных правил, и сохранять ее конфиденциальный характер. Для документального фиксирования информации Законом N 115-ФЗ предусмотрены определенные основания. Хотя перечень этих оснований открытый, Проект предлагает законодательно закрепить еще два основания. Так, организации будут обязаны фиксировать информацию о совершении операции (сделки) клиентом, в отношении которого Росфинмониторингом направлен или направлялся ранее письменный запрос. Также нужно будет фиксировать информацию в случае попытки совершения клиентом разовой операции, в отношении которой у работников организации возникают подозрения, что эта операция осуществляется в целях легализации преступных доходов.

Согласно Проекту для кредитных организаций правила внутреннего контроля, квалификационные требования к специальным должностным лицам, ответственным за соблюдение таких правил, требования к идентификации клиентов, выгодоприобретателей будут определяться Банком России по согласованию не только с Росфинмониторингом, но и с ФСФР России.

Предполагается, что кредитным организациям будет запрещено открывать и вести счета (вклады) анонимных владельцев (то есть физических или юридических лиц, не предоставляющих документов, необходимых для их идентификации), как сейчас, а также владельцев, использующих фиктивные имена (псевдонимы).

При наличии достаточных оснований, свидетельствующих о том, что операция, сделка связаны с легализацией доходов, полученных преступным путем, или с финансированием терроризма, Росфинмониторинг будет направлять соответствующую информацию и материалы не только в правоохранительные органы, но и в налоговые органы.

Право банка на отказ от заключения или исполнения договора банковского счета по основаниям, предусмотренным Законом N 115-ФЗ

Проектом предлагается предоставить банкам право отказаться от заключения или исполнения договора банковского счета в случаях, установленных Законом N 115-ФЗ в редакции Проекта. Соответствующие изменения в названный Закон, а также в Гражданский кодекс РФ содержатся в Проекте.

Основаниями для отказа кредитных организаций от заключения договора банковского счета (вклада) с физическим или юридическим лицом могут стать обстоятельства, перечисленные в подп.

''д'' п. 4 ст.

10 Проекта (например, наличие в отношении физлица или организации обоснованных подозрений в том, что целью заключения договора является совершение операций для отмывания преступных доходов).

Отказаться от исполнения таких договоров банки вправе по определенным основаниям (например, осуществление клиентом операции, не имеющей очевидного экономического смысла или очевидной законной цели, несоответствие операции видам деятельности организации, неоднократное совершение операций, характер которых дает основания полагать, что целью их осуществления является уклонение от процедур обязательного контроля).

Критерии обоснованности подозрений в том, что операция совершается в целях легализации (отмывания) преступных доходов, будут устанавливаться Банком России по согласованию с Росфинмониторингом.

Об отказе от исполнения договора банковского счета клиенту направляется уведомление. По истечении месяца после этого договор банковского счета будет считаться расторгнутым. В течение этого месяца банк не сможет осуществлять операции по банковскому счету клиента. Исключение составят обязательные платежи в бюджет и операции, указанные в п. 3 ст. 859 ГК РФ в редакции Проекта.

 Документ:

Проект Федерального закона ''О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации''. С текстом документа можно ознакомиться на официальном сайте Минэкономразвития России

 http://www.economy.gov.ru/minec/activity/sections/ria/main/anounce/doc20120817_21

Источник: https://lawfirm.ru/comments/index.php?id=3192

Проблемы доказанности предикатного преступления при применении норм, устанавливающих уголовную ответственность за совершение преступлений, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем

Предикатное преступление понятие

Нижний Новгород

11 ноября 2018г.

В современных условиях уголовно-правовая борьба с легализацией преступных доходов, полученных преступным путем, приобретает особую значимость.

Эффективность и полнота расследования преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174-1 УК РФ, во многом зависит от правильности квалификации, однако правоохранительные органы сталкиваются с трудностями при применении вышеуказанных статей Уголовного кодекса, что связано, в том числе, с неверной оценкой предикатного преступления.

Как следует из диспозиции статей 174 и 174-1 УК РФ – легализацией преступных доходов является совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами и иным имуществом, приобретенным лицом в результате совершения преступления. То есть одним из признаков предмета преступного посягательства (отмытых доходов) является их преступный путь приобретения.

В теории уголовного права отсутствует единство мнений по вопросу о том, должно ли преступное происхождение денежных средств или иного имущества как предмета легализации быть подтверждено вступившим в законную силу обвинительным приговором суда по делу о предикатном преступлении. Одни ученые считают это необходимым условием для привлечения лица к уголовной ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов [1]. Другие не видят такой необходимости [2].

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.

2015 № 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» устанавливает, что преступный характер приобретения имущества, владению, пользованию или распоряжению которым, виновный стремится придать правомерный вид, возможно при наличии уголовного дела, материалы которого содержат доказательства свидетельствующие о наличии события и состава предикатного преступления, и органом предварительного следствия им дана соответствующая оценка [5].

Анализ практики правоприменения показал неоднозначное отношение правоохранительных органов и судебных инстанций к оценке достаточности доказательств, подтверждающих факт получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем либо в результате совершения преступления.

Законодатель не раскрывает понятие «достаточности», в итоге в уголовно-процессуальной практике несовпадение оценки достаточности данных очень частое явление.

Судебная практика относительно применения статей 174 и 174-1 УК РФ также противоречива. В одних случаях в приговорах не приведены доказательства, на которых основывается вывод суда о том, что денежные средства или иное имущество были приобретены преступным.

Так, согласно приговора Сунженского районного суда Республики Ингушетия Ш. осуждена по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ за легализацию денежных средств, приобретенных ею в результате незаконного сбыта сильнодействующих веществ. При этом Ш. не вменялся незаконный сбыт сильнодействующих веществ, т. е.

предикатное преступление фактически не установлено и не доказано [6].

Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства, при этом основным доказательством обвинения являлись признательные показания подсудимой, что вряд ли можно признать достаточным подтверждением факта преступного происхождения денежных средств и иного имущества.

В других случаях суды предъявляли более высокие требования к установлению факта получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем либо в результате совершения преступления. Так, Приговором Елизовского районного суда Камчатского края X. осужден по ч. 1 ст. 174 УКРФ за легализацию денежных средств, приобретенных Р.

в результате сбыта наркотического средства «гашишное масло». В подтверждение этого суд первой инстанции сослался на обвинительные приговоры в отношении Р. Однако, как указано в кассационном определении судебной коллегии по уголовным делам Камчатского краевого суда, данными приговорами Р.

осужден за приобретение, хранение без цели сбыта и покушение на сбыт наркотических средств, при этом сведений о приобретении им денежных средств в результате данных преступлений, судебные акты не содержат. По этой причине кассационная инстанция пришла к выводу, что факт преступного происхождения денежных средств, переданных Р. подсудимому X.

, не установлен, и прекратила уголовное дело в отношении X. по ч. 1 ст. 174 УК РФ [3].

В следственной практике имеются случаи, когда уголовное дело по признакам предикатного преступления вообще не было возбуждено вследствие вынесения постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. В качестве примера можно привести ситуацию с вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

199 УК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования и невозможностью привлечения виновного в совершении преступления лица к уголовной ответственности. Возникает вопрос: возможно ли в этом случае возбуждение уголовного дела по ст. ст.

174-1 или 174 УК РФ и имеет ли здесь место доказанность преступного характера получения имущества, являющегося предметом легализации? Думается, что обозначенные выше указания постановления Пленума Верховного Суда РФ о том, что материалы уголовного дела по признакам преступления, являющегося предикатным по отношению к преступлению, предусмотренному ст. 174 или 174.

1 УК РФ, должны содержать доказательства, свидетельствующие о наличии события и состава основного преступления, и органом предварительного расследования им должна быть дана соответствующая оценка, можно соотнести с необходимостью содержания в материале проверки сведений, свидетельствующих о наличии события и состава преступления.

В ином случае, решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица по не реабилитирующим для него основаниям, будет заведомо незаконным.

Анализируя вышесказанное, полагаю будет целесообразно добавить к основаниям установления преступного характера получения имущества, являющегося предметом совершения преступлений, предусмотренных ст. 174 и 174.

1 УК РФ нового основания, а именно – постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам предикатного преступления, вынесенного по основаниям, предусмотренным п.п. 3, 4 или 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Список литературы и источников

1.                 Алешин К.П. Легализация (отмывание) доходов, полученных преступных путем как преступление международного характера: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004.

2.                 Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М.: Статут, 2005 (информационный банк СПС «Констультант Плюс»)

3.                 Кассационное определение судебной инстанции по уголовным делам Камчатского краевого суда по уголовному делу №22-1050/2010//ГАС РФ «Правосудие».

4.                 Ляскало А.Н. Особенности предмета легализации (отмывания) денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем // Уголовное право. 2014. №2.

5.                 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.2015 № 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» // Правовая система «Гарант».

6.                 Приговор Сунежского районного суда Республики Ингушетия по уголовному дело № 1- 30/2010// ГАС РФ «Правосудие».

Источник: https://izron.ru/articles/problemy-sovremennoy-yuridicheskoy-nauki-aktualnye-voprosy-sbornik-nauchnykh-trudov-po-itogam-mezhdu/sektsiya-6-ugolovnoe-pravo-i-kriminologiya-ugolovno-ispolnitelnoe-pravo/problemy-dokazannosti-predikatnogo-prestupleniya-pri-primenenii-norm-ustanavlivayushchikh-ugolovnuyu/

Квалификация легализации преступных доходов

Предикатное преступление понятие

Жубрин Р., ведущий научный сотрудник НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук.

Эффективность и полнота расследования легализации преступных доходов во многом зависит от правильности ее квалификации. Однако правоохранительные органы сталкиваются с трудностями при применении ст. ст. 174, 174.1 УК РФ, что связано с неверной оценкой как предикатного преступления, так и составов легализации преступных доходов.

Зачастую в погоне за показателями ст. ст. 174, 174.1 УК вменяются необоснованно, чем нивелируется важность экономического подхода в борьбе с преступностью.

Ошибки в квалификации – одна из основных причин ходатайств прокуроров об исключении из обвинения легализации денежных средств и иного имущества и оправдания судом обвиняемых по этим составам. Так, в 2007 г. по ст.

174 УК зарегистрировано 365 и по ст. 174.1 – 8670 преступлений, а осуждено по ст. 174 – 107, по ст. 174.1 – 415 человек.

Для правильного применения ст. ст. 174, 174.1 УК необходимо учитывать положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. N 23 “О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем”.

Легализация преступных доходов вменяется при совершении финансовых операций и сделок с имуществом, полученным лицом в результате совершения преступления или заведомо добытым преступным путем.

Если доходы возникли в результате противоправной, но не преступной деятельности, то сделки с ними не могут рассматриваться как отмывание. Исключением из предикатных преступлений являются криминальные деяния, предусмотренные ст. ст.

193, 194, 198, 199, 199.1, 199.2 УК РФ.

Следует отметить, что в теории уголовного права длительное время дискутировалась необходимость приговора суда для установления преступного происхождения имущества и денежных средств при квалификации легализации преступных доходов.

Практикам без помощи ученых пришлось идти методом проб и ошибок, вменяя отмывание уже при предъявлении обвинения.

Эта точка зрения и была поддержана Пленумом Верховного Суда РФ, который в упомянутом Постановлении отметил, что если лицо приобрело денежные средства или иное имущество в результате совершения преступления и использовало эти денежные средства или иное имущество для совершения финансовых операций и других сделок, то содеянное этим лицом подлежит квалификации по совокупности преступлений (например, как получение взятки, кража, мошенничество и как легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества).

При решении вопроса о наличии в действиях лица состава преступления, предусмотренного ст. 174 или ст. 174.1 УК, необходимо отличать фиктивные сделки, являющиеся способом совершения предикатного преступления (хищения, незаконной банковской деятельности), от сделок, посредством которых легализуются полученные преступные доходы.

Анализ практики правоохранительных органов показывает, что в качестве легализации преступных доходов в ряде случаев рассматривается получение в банках крупных сумм наличных денежных средств, так называемое обналичивание.

Однако получение наличной валюты может быть способом не только отмывания, но и уклонения от уплаты налогов, хищения.

Поэтому при решении вопроса о квалификации деятельности по получению наличных денежных средств следует учитывать данные об их преступном происхождении, совершенных с ними сделках.

Важным моментом для квалификации легализации преступных доходов является правильное определение дохода от предикатного криминального деяния. Например, доходом от совершения хищения являются похищенные денежные средства или иное имущество.

В то же время доходом от незаконного предпринимательства (ст. 171 УК) признается выручка от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов, связанных с ее осуществлением.

Доходом же от незаконной банковской деятельности (ст. 172 УК) будут не перечисленные в процессе ее совершения денежные суммы, а процент, полученный за криминальную деятельность.

Таким образом, доход от предикатного преступления необходимо определять в каждом конкретном случае вменения отмывания.

В практике работы правоохранительных органов возникают затруднения при квалификации сделок с доходами, полученными юридическим лицом в результате совершения преступления его руководителем (например, незаконное предпринимательство, незаконное получение кредита). В этом случае руководитель должен нести ответственность по ст. 174.1 УК, так как преступные доходы получены в результате его криминального деяния, которое может совершаться и в интересах третьих лиц, в том числе и юридического лица.

Для квалификации отмывания предикатное преступление не обязательно должно быть оконченным, поскольку доходы могут образоваться и в результате покушения или продолжаемого преступления.

Например, лицо покушалось на хищение в особо крупном размере, но успело совершить только хищение в крупном размере, однако сразу начало отмывать полученные денежные суммы.

Таким образом, предикатное преступление может совершаться одновременно с отмыванием, но отмыть можно только уже полученный преступный доход.

Легализуемый криминальный доход может быть получен в результате совершения преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

В этом случае если лицо участвовало в совершении предикатного преступления в составе группы и отмывает затем преступный доход, то оно должно нести ответственность за легализацию полученных им преступных доходов (ст. 174.1 УК).

Статья 174 вменяется, если лицо не участвовало в совершении предикатного преступления.

При квалификации отмывания необходимо учитывать, что под финансовыми операциями и другими сделками понимаются действия с денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом (независимо от формы и способов их осуществления, например, договор займа или кредита, банковский вклад, обращение с деньгами и управление ими в задействованном хозяйственном проекте), направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав или обязанностей. К сделкам с имуществом или денежными средствами может относиться, например, дарение или наследование.

При этом по смыслу закона ответственность за легализацию преступных доходов наступает и в тех случаях, когда виновным лицом совершена лишь одна финансовая операция или одна сделка с приобретенными преступным путем денежными средствами или имуществом.

Доходы, полученные лицом в результате своей преступной деятельности, могут быть легализованы посредством использования в предпринимательской или иной экономической деятельности. В соответствии со ст.

2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Экономическая деятельность может внешне подпадать под признаки ст. 2 ГК, но, в силу прямого указания закона или будучи основанной на иных правовых отношениях, не являться предпринимательской. Так, в ч. 2 ст. 1 ФЗ от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” прямо указано, что адвокатская деятельность не является предпринимательской.

Следует отметить, что ст. 174 УК не содержит указания на использование преступных доходов в предпринимательской или иной экономической деятельности, однако это не исключает возможности отмывания преступных доходов, полученных другими лицами, в данных видах деятельности посредством совершения сделок и финансовых операций.

Минимальный размер финансовых операций и сделок, осуществляемых для легализации преступных доходов, не установлен в уголовном законе, но определяется с учетом положений ч. 2 ст. 14 УК, в соответствии с которой не является преступным деяние, хотя формально и содержащее признаки какого-либо преступления, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

При определении малозначительности отмывания надо учитывать, что нередко легализация преступных доходов представляет собой совокупность последовательно совершаемых сделок и финансовых операций, объединенных единым умыслом. Такие преступления являются продолжаемыми и квалифицируются как одно криминальное деяние, предусмотренное ст. 174 или ст. 174.1 УК, включающее в себя несколько эпизодов преступной деятельности.

Преступления этой категории совершаются с прямым умыслом. При решении вопроса о наличии в действиях лица признаков состава преступления, предусмотренного ст.

174 УК, следует выяснять, есть ли в деле доказательства, свидетельствующие о том, что лицу, совершившему финансовые операции и другие сделки, было достоверно известно, что денежные средства или иное имущество приобретены другими лицами преступным путем.

В случае если лицо передает имущество, полученное им преступным путем, другому лицу, не осведомленному о его криминальном происхождении, с поручением использовать такое имущество в законной экономической деятельности, то, при наличии у первого лица умысла на отмывание преступных доходов, оно должно нести ответственность по ст. 174.1. Второе лицо, как не осведомленное о преступном происхождении имущества, должно освобождаться от уголовной ответственности.

Для вменения ст. 174 УК необходимо установить, что лицо совершило указанные финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.

Сбыт имущества, полученного в результате совершения преступления (например, хищения) иными лицами, не образует состава легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества (ст.

174 УК), если такому имуществу не придается видимость правомерно приобретенного.

В зависимости от конкретных обстоятельств дела указанные действия могут содержать признаки состава преступления, предусматривающего ответственность за хищение (в форме пособничества), либо состава преступления, предусмотренного ст. 175 УК.

Правоохранительные органы сталкиваются с трудностями при квалификации сделок, совершаемых лицом с полученными им преступными доходами (ст. 174.

1 УК), когда сбывается имущество, приобретаются продукты и предметы личного потребления, жилые помещения.

Практика в данном случае противоречива, в одних случаях такие сделки рассматриваются как легализация преступных доходов, в других случаях исключаются из обвинения.

Связано это с тем, что ст. 174.1 в отличие от ст. 174 не содержит четкого указания на цель совершаемых сделок – придание правомерности владению, пользованию и распоряжению преступными доходами и формальное толкование ст. 174.1, казалось бы, позволяет квалифицировать как отмывание любую сделку, совершенную лицом с имуществом, приобретенным им в результате совершения преступления.

Однако в ст. 3 ФЗ от 7 августа 2001 г.

N 115-ФЗ “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма” есть общее определение легализации доходов, полученных преступным путем, которой является придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления. Следовательно, противопоставление ст. ст. 174 и 174.1 необоснованно, поскольку они карают сходные криминальные деяния.

Кроме того, имущество и денежные средства, с которыми совершаются сделки в процессе отмывания, не изъяты из гражданского оборота. Чтобы признать такие сделки противоправными и ограничить конституционную свободу обращения с таким имуществом, необходимо условие, указанное в ст. 169 ГК, – совершение сделки с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности.

Таким образом, при применении ст. 174.1 УК следует учитывать направленность умысла лица именно на отмывание, т.е. сокрытие преступного происхождения имущества и денежных средств.

О направленности умысла можно судить по следующим признакам: совершение с имуществом, нажитым преступным путем, одной или множества документально оформленных финансовых операций и сделок, зачастую не имеющих экономического смысла и направленных на изменение вида, номинального владельца имущества; принятие мер к маскировке сделок – использование поддельных документов, подставных юридических и физических лиц, запутанный характер сделок и т.п.

Наличие у лица умысла на придание правомерности владению, пользованию и распоряжению имуществом, полученным преступным путем, при его сбыте или приобретении товаров необходимо устанавливать в каждом конкретном случае, исходя из материалов уголовного дела.

Отмывание имущества, добытого преступным путем, требует его сохранения, иначе подобная деятельность теряет свой смысл. Следовательно, потребление имущества, приобретенного криминальным путем, не может рассматриваться как его легализация.

В практике работы правоохранительных органов распространены случаи квалификации отмывания сделок, в результате которых имущество передается для финансирования преступной деятельности.

Например, полученные от сбыта наркотиков деньги пересылаются через систему небанковских переводов для приобретения новых партий наркотиков.

Такая квалификация неверна, так как цель отмывания – сокрытие преступного происхождения имущества путем введения его в легальный, а не криминальный оборот.

Лицо, легализующее часть преступных доходов в составе группы лиц по предварительному сговору или в организованной группе, должно нести ответственность как соисполнитель отмывания, совершенного всей группой.

Отмывание должно считаться оконченным после совершения сделок и операций, которыми придается видимость законности обладания имуществом, полученным криминальным путем. Дальнейшее распоряжение имуществом (например, благотворительность) на квалификацию не влияет.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/27980-kvalifikaciya-legalizacii-prestupnykh-dokhodov

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.