Прения сторон и последнее слово подсудимого

Прения сторон и последнее слово подсудимого

Прения сторон и последнее слово подсудимого

……………………………………………………………………………………………………………………………………….

Прения сторон – это часть стадии судебного разбирательства, в кото­рой его участники подводят итог судебному следствию, обосновывают свои выводы по вопросам, разрешаемым судом…………………………………………………………………………………………………………

Значение:

  • Они содейству­ют формированию внутреннего убеждения суда как необходимого условия последующего вынесения им законного и обоснованного приговора.
  • Под­судимому они помогают осознать свою вину и стать на путь исправления, убедиться в справедливости суда, который должен осуждать только винов­ных, а невиновных – полностью реабилитировать.
  • способ­ствуют формированию общественного мнения, созданию атмосферы не­терпимости вокруг преступления и преступника, воспитанию граждан в духе неуклонного соблюдения законности и правопорядка.

Состоят:

    1. речь обвини­теля
    2. речь защитника. При отсутствии защитника в прениях участвует подсу­димый.
    3. В прениях сторон могут также участвовать потерпевший и его пред­ставитель.
    4. ходатайствовать об участии в прениях сторон вправе гражданский истец, гражданский ответчик, их представители.
    5. когда подсудимый желает дополнить выступление защитника, может быть даже в чем-то поправить его, подсудимый может ходатайствовать об участии в прениях.

Порядок:

· последовательность выступлений участников прений сторон определяется судом.

· закон устанав­ливает, что первым во всех случаях выступает обвинитель, а последним -подсудимый и его защитник. Такой порядок является существенной гаран­тией права обвиняемого на защиту, поскольку, выступая в прениях, он или его защитник уже знают содержание речей других участников прений.

· Граж­данский ответчик и его представитель выступают в прениях сторон после гражданского истца и его представителя.

· По групповым делам, где между подсудимыми имеются противоречия и где защита одних подсудимых связана с определенным изобличением дру­гих, сначала должны выступать те защитники, чьи речи могут повлечь ухуд­шение положения других подсудимых. Такая очередность дает возможность защитникам изобличаемых подсудимых реагировать не только на речь об­винителя, но и на речи уже выступивших защитников, привести доводы в пользу своего подзащитного.

· В отличие от обвинителя и защитника, для потерпевшего и его предста­вителя, а также гражданского истца, гражданского ответчика, их пред­ставителей и подсудимого участие в прениях сторон – это их право, а не обязанность. Они могут выступать в прениях, а могут и не выступать.

· Подготовка к речи должна быть начата с изучения материалов дела. Участник прений сторон, сделав необходимые заметки и выписки из мате­риалов предварительного расследования еще до начала судебного разби­рательства, проверяет и дополняет свои записи в ходе судебного следствия, чтобы затем обратить внимание суда на обстоятельства, обосновывающие его позицию по делу.

Предмет прений сторон:

1. фактические обстоятельства дела, их анализ и оценка;

2. юридическая оценка установленных фактов (квалификация деяния);

3. характеристика личности подсудимого, а в слу­чае необходимости – и других участников процесса (потерпевшего, свиде­теля);

4. вопросы, связанные с применением уголовного наказания или ос­вобождением от него, размерами причиненного ущерба, а также вопросы гражданского иска;

5. обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, и меры по их устранению.

Приемы:

1. Не следует заранее писать всю речь, так как это может сковать выступающего. Следует изложить план, начало и конец выступления.

2. В речи следует избегать трафаретов, повторений.

3. Во всех случаях не­допустимы нетактичные и оскорбительные выражения по отношению к под­судимым и другим участникам процесса.

Особенности:

· участник прений не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или были признаны судом недопустимыми.

· Суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон.

· вы­ступающие не должны злоупотреблять временем. Следует помнить, что цен­ность речи – не в ее длительности, а в ее содержательности и глубине.

· Однако закон предоставляет председательствующему право останав­ливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также дока­зательств, признанных недопустимыми (ч. 5 ст. 292 УПК).

· председательствующий должен остановить выступающего и тогда, когда он допускает выражения, противоречащие нормам права и морали, оскорбительные для других участников процесса и т. п.; когда тот в своей речи ссылается на обстоятельства, которые не исследовались на судебном следствии.

· В случае необходимости представления новых дока­зательств участник прений сторон может ходатайствовать о возобновле­нии судебного следствия.

После произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с репликой (ч. 6 ст. 292 УПК).

………………………………………………………………………………………………………………

Реплика – это ответ, возражение одного участника прений сторон на заявление другого, сделанное в прениях или в реплике……………………………………………………………………

Реплика – не обязательный элемент прений. Обвинитель с репликой выс­тупает в тех случаях, когда, по его мнению, в речи защитника искажены факты, дана неправильная оценка обстоятельств дела и т. п. Реплика не дол­жна быть использована обвинителем для повторения уже сказанного или для возражения по вопросам, не имеющим принципиального характера.

Право последней реплики всегда принадлежит подсудимому или его защитнику. Для них реплика служит средством изложения своего мнения по поводу положений и доводов, выдвинутых в репликах других участников прений сторон. Недопустимо использовать реплики для ненужного препи­рательства, личных выпадов, мелочных придирок и т. п.

В соответствии с ч. 7 ст. 292 УПК участники прений сторон по оконча­нии выступлений, но до удаления суда в совещательную комнату вправе представить суду в письменном виде предлагаемые ими формулировки ре­шений по вопросам, указанным в п. 1-6 ч. 1 ст. 299 УПК. Однако предлага­емые ими формулировки не имеют для суда обязательной силы.

Последнее слово подсудимого:

Регламентация:

1. По окончании прений сторон председательствующий предоставляет подсудимому последнее слово (ст. 293 УПК). Это одна из существенных гарантий права обвиняемого на защиту.

2. В законе нет указаний о содержании последнего слова подсудимого. Он вправе говорить обо всем, что считает нужным сказать суду перед выне­сением приговора: может опровергать обвинение, давать объяснения по обстоятельствам дела, высказывать свое мнение о доказательствах, про­сить суд о снисхождении и т. п.

3. Последнее слово – неотъемлемое право подсудимого. Он не может быть лишен этого права ни по каким основаниям, в том числе ввиду того, что он принимал участие в судебных прениях.

4. Непредоставление подсудимому последнего слова рассматривается как существенное нарушение уголов­но-процессуального закона и влечет безусловную отмену приговора. Но если подсудимый был удален из зала судебного заседания, то непредостав­ление ему последнего слова не является основанием для отмены приговора.

5. В тех случаях, если по делу имеется несколько подсудимых, очеред­ность их выступлений определяется судом.

6. Во время последнего слова никакие вопросы к подсудимому не допус­каются.

7. Суд не может ограничивать продолжительность последнего слова определенным временем, но председательствующий вправе остановить под­судимого в случаях, когда обстоятельства, излагаемые подсудимым, не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу (ст. 293 УПК).

8. Последнее слово подсудимого не имеет доказательственного значения.

Поэтому если участники прений сторон или подсудимый в последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые дока­зательства, то суд вправе возобновить судебное следствие.

По окончании возобновленного судебного следствия суд вновь открывает прения сторон и предоставляет подсудимому последнее слово (ст. 294 УПК). Но это не лишает суд права указать в приговоре на факт раскаяния подсудимого в совершении преступления, если заявление об этом подсудимый сделал в последнем слове.

9. заслушав последнее слово подсудимого, суд уда­ляется в совещательную комнату для постановления приговора, о чем пред­седательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания.

10. перед удалением суда в совещательную комнату участникам судебного разбирательства должно быть объявлено время оглашения приговора.

Источник: https://studopedia.ru/4_57927_preniya-storon-i-poslednee-slovo-podsudimogo.html

Перед вынесением приговора – Эдмон Дантес – Мнения газеты «Солидарность»

Прения сторон и последнее слово подсудимого

В предыдущих материалах говорилось о судебном следствии и его многочисленных нюансах. В этой части перейдем к завершающим стадиям процесса – прениям сторон и последнему слову подсудимого.

ОБЩИЕ ПРАВИЛА ПРЕНИЙ

Законодатель отвел теме прений лишь четыре статьи Уголовно-процессуального кодекса. Но за ними стоит целая наука преподнесения своей позиции, анализа доказательств и обоснования виновности или невиновности человека.

Прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника, также выступить могут потерпевший и подсудимый. Последовательность устанавливается судом, но первым во всех случаях берет слово обвинитель, а последними – подсудимый и его защитник.

Нельзя в прениях ссылаться на доказательства, не рассмотренные в судебном заседании или признанные недопустимыми. Суд не вправе ограничивать продолжительность прений.

Но может остановить участвующих, если те касаются обстоятельств, не имеющих отношения к уголовному делу, или доказательств, признанных недопустимыми.

До удаления суда в совещательную комнату выступающие в прениях могут предложить формулировки решений: виновен или невиновен человек – или даже вид и размер наказания. Разумеется, эти предложения не имеют для суда обязательной силы.

ПРОКУРОРЫ, НЕ УТРУЖДАЮЩИЕ СЕБЯ АРГУМЕНТАМИ

Хочу сказать, что обвинители в своих речах не чураются эмоций или даже цитат великих людей. Когда судили двух студентов-стоматологов за распространение наркотиков, прокурор сказал проникновенно: “Самое страшное, что эту заразу несли людям будущие врачи, предназначение которых – спасть их, а не подсаживать на иглу”.

Студенты были удивлены таким оборотом речи, так как зелье шло исключительно таким же, как они, будущим врачам, их однокурсникам. Вообще студент – редчайшее для СИЗО явление. Похоже, сама принадлежность к этой социальной группе уберегает от неволи и поступков, к ней приводящих.

А тут в разные камеры одного изолятора “заехали” сразу двое из вуза, да еще в период сессии.

В другом процессе, над профлидером высокого звания, прокурор приступила к прениям с высокопарной фразой: “Одна восточная мудрость гласит – хочешь узнать человека, дай ему власть.

Так вот, сегодняшний подсудимый испытание властью не выдержал и показал худшие качества своей натуры – жадность, наглость и уверенность в полной безнаказанности”.

Тут даже судья поднял глаза от своего айфона, опешив от столь поэтичного начала.

задача сторон в прениях – опираясь на прозвучавшие во время судебного следствия слова свидетелей и исследованные доказательства, дать им всестороннюю оценку и изложить свое видение ситуации.

Пока идут прения, обвинитель теоретически может отказаться от части (или всего) обвинения или смягчить его. Но на практике это случается редко. Точнее, почти никогда.

Глубоким анализом доказательств обвинители не балуют. Напечатанное заранее выступление тараторится, как на богослужении до никоновской реформы. Порой и разобраться в тезисах сложно.

Но отчетливо звучат фразы: “обвинение квалифицировано верно”, “вина подсудимого полностью доказана и подтверждается совокупностью собранных доказательств”, “свидетели дали изобличающие его показания”…

Хотя свидетели иной раз говорили совсем не то, что привел в прениях прокурор. Но у того всегда и все будет “доказано и подтверждено”.

На данном этапе прокурор имеет право ходатайствовать об изменении или уточнении обвинения, пытаясь обосновать это тем, что оное не ухудшает положение подсудимого.

Странно, однако, позволять гособвинителю вносить такие коррективы после окончания судебного следствия, когда защититься от новых “обличающих фактов” уже нет возможности.

Стоит себе подсудимый в клетке, узнает об изменении обвинительного заключения и не имеет шансов что-либо этому противопоставить…

И одно из любимых прокурорских выражений: “Исправления не может быть без раскаяния”. Значит, раз обвиняемый вину не признал, то надо “отгрузить” ему, как говорят арестанты, “по бане” – по максимуму.

А в конце резюмируется: “Предлагаю приговорить подсудимого к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима”. Плюс к тому – штраф, удовлетворение исковых требований и так далее.

Подобные признаки – спешащий зачитать написанное прокурор, не заботящийся об убедительности аргументов; не слушающий гособвинителя судья, лишь изредка отвлекающийся от телефона, – наталкивают на догадки о спектакле. На мысль, что все уже решено, а приговор давно написан. Лишь УПК, будь он неладен, заставляет суд тратить время на формальности. И от подобного ощущения трудно избавиться в ходе прений.

“Начал Ипполит Кириллович свою обвинительную речь, весь сотрясаясь нервною дрожью, с холодным, болезненным потом на лбу и висках, чувствуя озноб и жар во всем теле попеременно”… Так описывает Достоевский эмоциональное состояние прокурора в суде над Митей Карамазовым. В книге дело происходило в 1866 году, когда состязательность сторон в России только появилась. С тех пор многое изменилось. Прокуроры выступают хладнокровнее, априори чувствуя свое полное превосходство над адвокатами.

СЛОВО – ЗАЩИТЕ

А защита считает данный этап ключевым в процессе. Появляется шанс – на основе имеющихся доказательств убедить суд, что дела обстояли не так, как говорит обвинение.

Так, подсудимый профактивист в одном процессе взял на себя основное бремя опровержения позиции обвинения. Он не очень рассчитывал на адвоката, который за все время следствия и суда так и не вник в тонкости профсоюзной работы, не отличал первичку от обкома и хозяйствующий субъект от структурного подразделения.

В течение трех часов профлидер раскладывал предъявленное ему обвинение “по полочкам” и опровергал его со ссылками на уставы, показания свидетелей и другие доказательства. По ряду преступлений у профлидера не было и полномочий на их совершение, поскольку профструктурой руководил коллегиальный орган, а не он единолично.

Подсудимый даже добился пристального внимания судьи, который оторвался от айфона и слушал его монолог.

Интересно, что не только адвокат, но и судья не стал делать различий между профсоюзными структурами, организациями и учреждениями и по большинству вопросов поддержал гособвинение. Тем самым подтвердив догадки о формальности наших судебных процедур и призрачности состязательности сторон.

О РОЛИ РЕПЛИК И ПОСЛЕДНЕГО СЛОВА ПОДСУДИМОГО

После произнесения речей каждый из участников прений может выступить еще один раз – с репликой. Право последней реплики принадлежит подсудимому или его защитнику.

Эта часть суда напоминает перепалку. Поскольку дается оценка оценкам, сделанным другой стороной. Мнения, разумеется, противоположны. Защита пылко говорит о безосновательности обвинения, а прокурор в ответ молчит, как будто исход процесса ему известен. Максимум – вступает в вялый спор, в очередной раз повторяя, как заклинание: “Вина доказана…” – и так далее.

Перед тем как удалиться в совещательную комнату, судья дает последнее слово подсудимому. Никакие вопросы, как и в прениях, не допускаются. Слово не может быть ограничено по времени, если все сказанное относится к рассматриваемому делу.

Некоторые подсудимые отказываются от последнего слова, всецело уповая на милость судьи. Считаю, что они рационально экономят время. Эта часть процесса – столь же формальная процедура, как и все остальные, от нее не зависит ровным счетом ничего.

Хотя, согласно ст.

294 УПК РФ, если в последнем слове участники прений или подсудимый сообщат о новых обстоятельствах, значимых для дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, суд вправе возобновить судебное следствие.

Но не слышал, чтобы подобное происходило. Разве что в кино. И представляю недовольство судьи, вынужденного отматывать процесс назад и проходить процедуру заново. Думаю, он использует все мастерство, чтобы отклонить такое ходатайство.

Но без последнего слова процесс состояться не может. Не предоставить оное – значит грубо нарушить уголовно-процессуальное законодательство. Один осужденный, уже получивший в первой инстанции 14 лет колонии за преступления против жизни, здоровья и половой неприкосновенности личности, был уверен в полной отмене своего приговора.

– Все видели, даже конвойные, что после прений судья удалился строчить приговор, – говорил он запальчиво другим зэкам.

Дело происходило в изоляторе временного содержания небольшого моногородка, в котором и СИЗО-то не было.

Полицейские этого учреждения охраняли арестантов на протяжении и процесса, и обязательной ежедневной прогулки.

Прямо на прогулке этот осужденный обратился к одному из правоохранителей, точнее, одной (она скучала, наблюдая за заключенными, и куда более внимательно рассматривала свой маникюр):

– Ира, ведь ты присутствовала и видела, что последнего слова я не говорил!

– Ты знаешь, сколько у меня процессов и подсудимых в день, Сереженька? Голова от них идет кругом! Откуда я упомню, говорил ты свое последнее слово или нет? – ей не хотелось свидетельствовать против суда в этом городе, ведь там не было чиновника выше статусом, чем федеральный судья. А маникюр ей нравился, и она любовалась им, зная, что зэки бежать не станут.

Таким образом, конвой ушел в сторону от описанного конфликта. А знакомясь с протоколом судебного заседания, Сергей обнаружил, что там значилось и его “последнее слово” – фраза, сказанная им в прениях. Так что, в соответствии с документами, все было в порядке. И жалобы остались без удовлетворения, так как, кроме осужденного, факт отсутствия последнего слова подтверждал лишь защитник.

*   *   *

Согласно УПК, заслушав последнее слово подсудимого (или слова, если обвиняемых несколько), суд уходит в совещательную комнату для вынесения приговора. До того участникам разбирательства объявляется время его оглашения.

В следующей публикации мы затронем эту тему – вынесение приговора. Поговорим, на каких принципах он базируется, что в нем должно отразиться и из каких основных частей он состоит.

Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/pered_vyneseniem_prigovora.html

Курс уголовного процесса

Прения сторон и последнее слово подсудимого

Структура и пределы прений сторон. Как уже говорилось в начале данной главы, наличие обособленного этапа прений сторон – характерная черта судебного разбирательства, построенного по континентальной модели. Прения представляют собой: а) речи и б) реплики, т.е.

краткие ответы на выступление противной стороны. В них подводятся итоги судебного следствия и формулируются выводы сторон относительно основного вопроса уголовного дела о виновности подсудимого и иных вопросов, разрешаемых одновременно с постановлением приговора.

В самом общем виде можно сказать, что прения сторон представляют собой в континентальном уголовном процессе специально выделенный этап судебного разбирательства, в ходе которого сторонам предоставляется возможность высказать свою позицию (мнение) по делу суду, причем независимо от степени активности стороны в ходе судебного следствия. Тем самым этап судебных прений повышает роль сторон в судебном разбирательстве с активным судом, компенсируя судейскую активность и не давая суду возможность полностью «подавить» стороны, превратив их в статистов. В англосаксонском уголовном процессе надобность в таком этапе судебного разбирательства отпадает (стороны и так активны в ходе исследования доказательств).

Однако судебное следствие в современном российском уголовном процессе построено по англосаксонской модели, т.е. стороны имеют возможность сделать необходимые комментарии и пояснения к доказательствам в ходе их представления (исследования). Поэтому на практике прения могут быть весьма скоротечными.

Поскольку прения отражают итоги судебного следствия, в них допустимо обсуждение лишь исследованных судом допустимых доказательств. Иначе говоря, пределы судебных прений определяются пределами судебного следствия.

При необходимости исследовать новые доказательства возобновляется судебное следствие, после чего прения открываются заново (ст. 294 УПК РФ).

Скажем, если потерпевший в ходе прений стал сообщать новую информацию, ранее не отраженную в его показаниях, но имеющую значение для разрешения дела, то необходимо возобновить судебное следствие и повторно допросить потерпевшего, поскольку сама по себе такая информация доказательственного значения не имеет (она получена вне допроса). Решение о возобновлении судебного следствия принимает суд, в том числе по собственной инициативе. Здесь мы сталкиваемся с проявлениями активности суда в континентальном духе, совершенно немыслимыми для англосаксонской парадигмы.

Участие в прениях обвинителя и защитника обязательно1Отказ защитника от участия в прениях сторон является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, которое может повлечь отмену приговора (см., например, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 сентября 2008 г, № 30-008-9 // ВВС РФ. 2009. № 5).

. Потерпевший вправе принять участие в прениях сторон (отказать ему нельзя)2В течение долгого времени потерпевший не имел права принимать участие в судебных прениях, так как считалось, что от имени обвинения должен выступать только прокурор, иначе возникает чрезмерная нагрузка на защиту (неравенство сторон).

В советской науке уголовного процесса по этому поводу велись длительные дискуссии. Однако сегодня закон предоставил потерпевшему такое право, в том числе с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ.. Иные участники (подсудимый, гражданский истец, гражданский ответчик) могут заявить ходатайство об участии в прениях, т.е.

их участие не является безусловным. Применительно к подсудимому суд должен выяснить, чем обусловлено его желание выступить в судебных прениях, с учетом того, что ему впоследствии будет предоставлено последнее слово. Если доводы подсудимого признаны убедительными, то суд должен разрешить ему выступить.

Что касается гражданского истца и ответчика, то их участие в прениях может быть связано только с заявленным гражданским иском. При этом гражданский истец в подавляющем большинстве случаев одновременно является потерпевшим, т.е.

и так участвует в судебных прениях, поэтому повторное слово ему не предоставляется, если только он не убедит суд, что по каким-то причинам не смог затронуть вопрос о гражданском иске в своей основной речи.

Последовательность выступлений определяется судом, однако, что вполне логично, первой выступает сторона обвинения. Реализуя принцип благоприятствования защите (favor defensionis), закон предоставляет право последнего выступления и последней реплики стороне защиты.

Выступление обвинителя.

Прения сторон открываются речью обвинителя, в которой обвинитель еще раз напоминает об обвинении, предъявленном подсудимому, приводит доказательства, изобличающие подсудимого в совершении преступления, указывает на установленные смягчающие и отягчающие обстоятельства, обосновывает свою позицию по гражданскому иску и иным вопросам, рассмотренным в судебном следствии.

Напомним (подробно об этом говорилось в гл. 22 настоящего курса), что государственный обвинитель не обязан обвинять любой ценой.

«Прокурор приглашается сказать свое слово даже в опровержение обстоятельств, казавшихся, при предании суду, сложившимися против подсудимого, причем в оценке и взвешивании доказательств он вовсе не стеснен целями обвинения. Иными словами, ему сказано, что он говорящий публично судья.

На обязанности его лежит сгруппировать и проверить все, изобличающее подсудимого, и, если подведенный им итог с необходимым и обязательным учетом всего, говорящего в пользу обвиняемого, создаст в нем убеждение в виновности последнего, заявить о том суду.

Сделать это надо в связном и последовательном изложении, со спокойным достоинством исполняемого долга, без пафоса, негодования и преследования какой-либо иной цели, кроме правосудия, которое достигается не непременным согласием суда с доводами обвинителя, а непременным выслушанием их»3Кони А. Ф. Приемы и задачи прокуратуры // Собр. соч. В 8 т. Т. 4. М., 1967. С. 125..

Если прокурор приходит к выводу о необходимости отказаться от обвинения, то заявлять об этом следует именно в прениях сторон, т.е. после исследования всех обстоятельств дела в судебном следствии.

Несмотря на то, что закон формально не содержит запрета отказываться от обвинения и на других этапах судебного разбирательства, именно такой вывод следует сделать из Постановления Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. № 18-П.

Прокурор также формулирует предложения о мере наказания подсудимому. При этом на практике государственные обвинители стремятся назвать точный размер наказания (в частности, вплоть до месяцев и даже дней лишения свободы), которому они предлагают подвергнуть подсудимого.

В такой детализации нет нужды, так как определение наказания – это полномочие суда. Достаточно общего указания, такого, например, как «подсудимый заслуживает длительного срока лишения свободы» либо «считаю достаточным наказанием исправительные работы на небольшой срок».

В любом случае мнение прокурора относительно меры наказания не имеет для суда обязательной силы и ни в какой мере не связывает суд при вынесении приговора. Другими словами, оно не ограничивает для суда пределы судебного разбирательства по смыслу ст. 252 УПК РФ. Суд полномочен назначить наказание как более мягкое, так и более суровое по сравнению с тем, что просил прокурор.

После прокурора целесообразно предоставить слово потерпевшему (его представителю), если он желает участвовать в прениях. Затем настает черед стороны защиты.

Выступление защитника. От стороны защиты в прениях выступает защитник, а при его отсутствии – подсудимый (для последнего, в отличие от первого, участие в прениях – право, а не обязанность).

Не является нарушением уголовно-процессуального закона одновременное участие в прениях как защитника, так и подсудимого, если подсудимый заявил об этом обоснованное ходатайство, о чем уже упоминалось выше.

Задача защитника – показать, что исследованные доказательства не доказывают или не в полной мере доказывают вину подсудимого, а также указать на обстоятельства, смягчающие наказание, ведущие к отказу в удовлетворении гражданского иска либо уменьшению суммы взыскания и т.д.

В своей речи защитник не вправе занимать позицию вопреки воле подзащитного (кроме случая, когда он убежден в самооговоре подсудимого)4Такие действия защитника могут повлечь отмену приговора (см.

, например, апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 декабря 2014 г. № 19-АПУ14-38 // СПС «Гарант»).. Отсюда же следует, что позиция защитника должна быть однозначной.

Если подсудимый признал свою вину, то так называемая «альтернативная позиция» защитника, например, когда он просит суд оправдать доверителя и одновременно указывает на обстоятельства, смягчающие наказание, противоречит закону, так как убежденность защитника в самооговоре доверителя исключает апелляцию к смягчающим обстоятельствам, исследование которых предполагает признание подсудимым вины.

Защитник должен «быть не слугою своего клиента и не пособником ему в стремлении уйти от заслуженной кары правосудия, но помощником и советником человека, который, по его искреннему убеждению, невиновен вовсе или вовсе не так и не в том виновен, как и в чем его обвиняют.

Не будучи слугою клиента, защитник, однако, в своем общественном служении – слуга государства и может быть назначен на защиту такого обвиняемого, на помощь которому по собственному желанию он бы не пришел.

И в этом случае его вполне бескорыстная роль почтенна, ибо нет такого падшего и преступного человека, в котором безвозвратно был бы затемнен человеческий образ и по отношению к которому не было бы места слову снисхождения».

После выступлений стороны при желании обмениваются репликами.

По окончании прений сторон, но до удаления суда в совещательную комнату участники прений вправе представить суду в письменном виде предлагаемые ими формулировки решений доказанности деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый, совершения этого деяния подсудимым, квалификации этого деяния, виновности подсудимого в совершении этого преступления, назначения наказания подсудимому, обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание (ч. 7 ст. 292 УПК РФ). Подчеркнем, что суд не вправе требовать от сторон представления указанных формулировок. Представленные формулировки для суда необязательны.

Последнее слово подсудимого. Постановлению приговора предшествует последнее слово подсудимого — яркое проявление принципа благоприятствования защите. Это дополнительная возможность для подсудимого без помех донести до суда свою точку зрения, а для суда – оценить позицию подсудимого по итогам судебного следствия и прений сторон.

Последнее слово подсудимого, как и прения сторон, опирается на результаты судебного следствия. При необходимости исследования новых обстоятельств необходимо его возобновить, что может быть сделано в том числе по инициативе суда (например, в случае, когда подсудимый стал в ходе последнего слова сообщать какие-то значимые для дела фактические сведения).

Учитывая важное значение последнего слова, законодатель установил ряд гарантий права подсудимого на его произнесение. Так, последнее слово предоставляется и подсудимому, удаленному из зала судебного заседания за нарушение порядка (ч. 3 ст. 258 УПК РФ).

Прерывать подсудимого, ограничивать время на последнее слово запрещено (ч. 2 ст. 293 УПК РФ), если, конечно, подсудимый не злоупотребляет своим правом на последнее слово и говорит по существу.

Непредоставление подсудимому права на последнее слово является нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим безусловную отмену приговора (п. 7 ч. 2 ст. 38917 УПК РФ).

Чтобы обеспечить наибольшее воздействие последнего слова подсудимого на суд, закон устанавливает, что суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора сразу после заслушивания последнего слова подсудимого (ч. 1 ст. 295 УПК РФ).

Источник: https://isfic.info/ugpro1/prockurs68.htm

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.