Прениях в суде адвокатом

Содержание

Роль адвоката в судебных прениях

Прениях в суде адвокатом

Библиографическая ссылка на статью:
Сулейманова Ю.А. Роль адвоката в судебных прениях // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/12/85036 (дата обращения: 15.09.2020).

Согласно Конституции РФ и уголовно-процессуальному законодательству каждый обвиняемый имеет право на защиту, поэтому участие адвоката (защитника) является одним из важных этапов судопроизводства.

Адвокат в судебных прениях всегда выступает после гражданского истца или  гособвинителя. Что дает ему своего рода «преимущество». Поскольку при своем выступлении адвокат может во-первых, продумать текст своего выступления; во-вторых, ссылаться на доводы, которые высказал гособвинитель и опровергнуть; в третьих, ссылаться на показания свидетелей, экспертов, лиц, участвующих в  деле.

Так, ст.336 УПК РФ, гласит: после окончания судебного следствия суд переходит к выслушиванию прений сторон. Прения сторон проводятся лишь в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.

Стороны не вправе касаться обстоятельств, которые рассматриваются после вынесения вердикта без участия присяжных заседателей.

Если участник прений сторон упоминает о таких обстоятельствах, то председательствующий останавливает его и разъясняет присяжным заседателям, что указанные обстоятельства не должны быть приняты ими во внимание при вынесении вердикта[1, Ст. 336 ].

Успех защиты во многом зависит от защитительной речи адвоката.

Для того чтобы успешно выступить в судебных прениях, необходимо хорошо подготовиться к защитительной речи. К сожалению, далеко не каждый адвокат может подстраиваться под ситуацию, которая может возникнуть в ходе судебного процесса. Умение адвоката подстраиваться и выводить ситуацию в свою пользу играет большую роль при выступлении в прениях.

Подготовка защитительной речи – один из важных и сложных моментов участия защитника-адвоката. Иногда заранее подготовить речь к прениям невозможно. Суд может перейти к прениям сторон сразу после окончания стадии судебного следствия, не предоставляя сторонам времени для подготовки.

Существует ряд мнений по поводу предварительной подготовки защитительной речи.

Некоторые  утверждают, что предварительное составление речи требует  много труда, сил, времени для ее составления и еще больше для запоминания.

 Ведь  речь прокурора может полностью изменить всю предварительную работу. Так  что адвокат должен уметь ориентироваться в ситуации и уметь говорить, что называется, « с ходу».

Именно поэтому  многие теоретики судебного ораторского искусства и практические деятели категорически высказывались против того, чтобы речь была заранее написана. Так, М.

Ажам в своей работе “Искусство говорить публично” утверждает: “Да будет известно раз и навсегда, что нет вещи, более противоречащей ораторскому развитию, чем письменная подготовка.

Если величайшие ораторы достигали высшего красноречия, то это происходило без ее помощи или, лучше, помимо нее”[2, с.123].

Так же считал и известный юрист 19 века А.Ф.

Кони: “Я, никогда не писавший своих речей предварительно, позволяю себе, в качестве старого судебного деятеля, сказать молодым деятелям… не пишите речей заранее, не тратьте время, не полагайтесь на помощь этих сочиненных в тиши кабинета строк, медленно ложившихся на бумагу, а изучайте внимательно материал, запоминайте его, вдумайтесь в него…”[3, С.67].

Этой же точки зрения придерживался выдающийся юрист Г.П.Саркисянц. “Такого рода рекомендация не может быть признана правильной. Даже по самому сложному делу невозможно заранее составит защитительную речь.

Составление защитительной речи по материалам предварительного следствия ни при каких условиях не может быть правильным и противоречит процессуальному закону, требующему обоснования приговора на данных судебного следствия.

Разумеется, в ходе судебного следствия может совершенно изменяться перспектива дела, отпасть те или иные доказательства и, появиться новые, гораздо более убедительные и ценные, чем те, которые имелись в предварительных материалах дела.

Наконец, еще совершенно не ясна точка зрения представителя государственного обвинения в отношении значения имеющихся в деле доказательств, его позиция по существу доказательных, процессуальных и материально-правовых вопросов дела. Как же можно составлять текст защитительной речи, которая фактически может быть подготовлена лишь после судебного следствия, когда будут ясны важнейшие и принципиальные вопросы дела”[4, с.4].

Другие же наоборот считают необходимым составлять текст защитительной речи заранее. Так,  П.А.

Огнев утверждает, что “полный текст речи или ее план, или ее схема должны быть составлены еще до начала судебного заседания. Такой текст, план или схема послужит и планом защиты.

После окончания судебного следствия план, схема, текст речи может быть соответствующим образом пересмотрен, дополнен”[5, с.65].

Еще Цицерон в свое время писал: “Перо – лучший учитель, написанная речь лучше только продуманной”[6, с.152]. И П.Н.Обнинский в своей статье “Судебная речь” писал: “Подготовка речи не должна ограничиваться одним так называемом изучением дела, т.е.

беглым просмотром пробелов следственного производства с наскоро наброшенными отметками в контексте; подготовка должна выработать систему изложения и систему аргументации; судебная речь не может быть импровизацией, – совершенно напротив, чем она ближе стоит к предмету, тем вернее и шире отражает в себе все его стороны, тем скорее она достигает своей конечной цели – желаемого воздействия на вердикт… Подготовка дела должна предупредить возможные сомнения и неожиданности – группировать части так, чтобы целое развивалось в стройной последовательности, чтобы внимание слушателя не разбросалось по сторонам, не устремлялась то взад, то вперед, не разражалась повторениями и ненужностями и т.д. В состоянии ли со всем этим разобраться экспромт, как бы велика не была талантливость оратора? Никогда!…[7, с.121]”.

Судебные прения являются подведением итогов судебного следствия. Стороны в судебных прениях излагают все те доводы и соображения, на которые суд должен обратить  внимание  при  вынесении приговора (решения).

Задача судебных прений заключается не в том, чтобы изложить свою точку зрения, а показать правильность изложенных доводов и доказать их обоснованность, убедить суд в своей точке зрения.

Поскольку судебные прения, в частности, выступление в защитительной речи адвоката накладывает определенный отпечаток на мнение судей.

Следовательно, прения сторон – это одна из необходимых и важных частей судебного разбирательства. “Лишение прокурора и адвоката права на судебные прения: – указывает Верховный Суд РСФСР, – является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку лишает суд возможности всесторонне разобрать дело и может повлиять на вынесение законного и обоснованного приговора”.

Следует иметь ввиду, что защитительная речь адвоката эффективна и успешна только тогда, когда опирается на детально и тщательно проведенное судебное следствие, на котором защитник сделал все что мог для защиты обвиняемого. Только тогда защитительная речь адвоката будет иметь положительный результат.

Итак, желательно, чтобы адвокат в защитительной речи было отражено:

– анализ и оценка всех обстоятельств и доказательств

– психологическая   и нравственная характеристика подзащитного

– приведение смягчающих обстоятельств дела

– юридическая квалификация содеянного

– соображения о мере наказания или оправдании и о гражданском иске.

Сильная защитительная речь, построенная по всем правилам риторики, особенно важна при рассмотрении уголовных дел с участием присяжных заседателей. Российская исследовательница психологии и поведения присяжных заседателей в российских судах психолог В.А.

Пищальникова, которая долгое время изучала судебный процесс с участием присяжных заседателей, пишет: «…Присяжные, стоящие перед двумя альтернативными решениями, равно убедительными по своей интеллектуальной силе, примут сторону того решения, которое вызывает в нем чувство справедливости и нравственности.

Любую аудиторию необходимо воспринимать как мотивируемую и направляемую целым рядом факторов. Задача адвоката – воздействовать на слушателей аргументацией своей позиции, ибо только она может целенаправленно мотивировать их и указать им нужное защите направление мысли.

Как показывает адвокатская практика, направить решение присяжных можно включением конкретного дела (или фрагмента его) в социально-историческое русло или культурологический контекст.

Адвокату важно доказать слушателям, что каждое преступление, поиск справедливого решения по делу касается не просто всех людей, а и самих основ общественного строя, их жизни. Насколько аудитория это поймет, настолько ответственно она начнет действовать по отношению к рассматриваемой системе доказательств. В противном случае глубинных мотиваций для справедливого решения дела просто не образуется»[8, с.337]

Присяжные заседатели обращают особое внимание на выступление сторон в судебных прениях. Именно на этой стадии стороны обосновывают свою позицию, закрепляют представленными доказательствами, подводят общий итог рассматриваемого дела. Задача адвоката- убедить присяжных в своих доводах.

Известный юрист XIX – начала XX вв. Л.Е. Владимиров утверждал: «…Дело защитника – разъяснять, конечно, в пределах разбираемого дела, социальную сторону преступления, дабы выяснить пределы личной виновности подзащитного, той виновности, против которой как проявления личной воли борется уголовная юстиция.

Каждое самое заурядное уголовное дело отражает в себе целый социальный строй жизни со всеми его роковыми обречениями, – и показать эту картину, в рамках судимого уголовного случая, есть задача и обязанность уголовной защиты, понимаемой, конечно, шире, чем в будничной профессиональной практике.

Защитник – настоящий клиницист, и отвлеченные положения науки пред ним проходят воплощенные в яркой жизненной форме. Что общество является ответственным, пожалуй, в наиболее значительной доле, за преступность, это сделалось уличной фразою, повторяемою всеми мелкими фельетонистами и ресторанными болтунами. В таком своем виде эта фраза не производит никакого впечатления.

Но когда вы в суде, на отдельном уголовном деле воочию видите, как преступление подсудимого действительно вызывалось его положением, созданным законом, то такое предъявление ad okulos (наглядно, воочию, – лат.) производит серьезное и никогда не забываемое впечатление… Обязанность защитника – дать присяжным материалы для оценки внешней стороны дела, т. е.

влияния социальных условий на подготовление воли к преступлению. Защищая своего подзащитного, защитник, не упавший до низины ремесла, отстаивает всегда какую-нибудь идею, разгадывает какую-нибудь загадку современной жизни»[9, с.56.] К  содержанию речи адвоката всегда придавалось наиболее важное значение, поскольку только в содержании могут быть заложены основные доказательственные аргументы, их анализ, логическая взаимосвязь, другие важнейшие элементы воздействия на суд.

На вопрос, какими же качествами должен обладать хороший адвокат, давно ответил Цицерон. Его ответ выражен в шести известных принципах[8, с.369].

1. Понимать, что доходит до разума людей и трогает их сердца.

2. Понимать мотивы поступков, чтобы постичь глубины человеческого поведения.

3. Переходить от частностей дела к его универсальным истинам.

4. Вовлекать аудиторию в фабулу дела.

5. Выявлять нелогичность оппонента.

6. Выражать свои чувства и логику доступным для аудитории языком

Итак, участие адвоката в судебных прениях играет большую роль. Именно от защитительной речи адвоката, от его доводов и убедительности может зависеть решение суда.

Адвокат должен обладать навыками быстрой ориентации в ситуации, уметь правильно и грамотно произнести защитительную речь, опираясь на факты и доказательства, предоставленные в ходе судебного процесса. Кроме умения «красиво говорить», адвокат должен уметь слушать.

Правильно услышать и понять то, что говорит (предоставляет) противоположная сторона необходимо, чтобы переиграть ситуацию в  свою сторону и получить положительный результат.

Библиографический список

Источник: http://web.snauka.ru/issues/2017/12/85036

Примеры успешных защитительных речей адвокатов на суде в истории | Адвокатская контора № 30

Прениях в суде адвокатом

от Elena Romanova · 07.12.2018

  • Seth P. Waxman for petitioner

Подготовка защитительной речи адвоката включает 4 этапа:

  • Анализ, оценка перспектив судебного процесса и выступления защитника исходя из личности судьи (коллегии судей), подходов к рассмотрению дел, социальных характеристик состава присяжных.
  • Анализ предшествующего хода процесса, исследованных доказательств стороны обвинения и стороны защиты, в том числе в противовес и опровержение позиции и доводов обвинения.

Подготовка детализированного плана на основе главных его составляющих:

  • вступление;
  • фактические обстоятельства уголовного дела и их анализ;
  • правовая позиция стороны защиты в зависимости от поставленных целей – оправдание подсудимого (полное, частичное), переквалификация содеянного, применение смягчающих вину обстоятельств; доводы защиты по каждому из предъявленных эпизодов; рассмотрение и анализ (аналитический разбор) представленных обвинением доказательств с указанием по каждому из них (при наличии) оснований признания недопустимыми, сомнительными с точки зрения убедительности, с приведением имеющихся опровержений;
  • анализ доказательств стороны защиты; характеристика личности подсудимого с акцентом на ее положительные черты;
  • анализ условий и причин совершения преступления, которые несут в себе смягчающие обстоятельства;
  • заключение – выводы и итоговое обращение к суду.

Составление, проверка и корректировка речи

По уровню и особенностям воздействия речи адвоката по уголовному делу задача вступления – вызвать внимание и интерес, основной части – побудить суд усомниться в доводах обвинения и убедить в своей правовой позиции, заключения – усилить эффект воздействия ранее сказанного и подвести к нужному решению. 

Seth P. Waxman for petitioner

Наиболее значимая роль отводится основной части – аналитической.

Именно здесь уместно применение психологических приемов воздействия, но важно избегать пафоса, надменности, перехода на личности.

Все должно быть по существу, без рассмотрения очевидных фактов, убедительно, логически последовательно и ненавязчиво подводя суд к нужному адвокату результату.

Заключение целесообразно делать кратким и точным, но выразительным и запоминающимся для суда.

Чего следует избегать в речи защитника? Нередко даже самая сильная речь адвоката утрачивает свою эффективность из-за допущенных ошибок.

Итак, 10 главных правил составления защитительной речи адвоката:

  • не надо доказывать очевидное – это отвлекает внимание от главного и действительно важного;
  • в выступлении не должно быть противоречий;
  • речь должна содержать только нужное и полезное,
  • поддерживать внимание и интерес аудитории;
  • анализ доказательств строится на принципе «от менее значимого к более сильному»,
  • анализ и заключения по доказательственной базе должны приводиться в заданном логическом порядке, а не хаотично;
  • любая информация не в пользу подсудимого – серьезная ошибка;
  • любой довод должен быть конкретизирован, а не носить общий характер;
  • слабые, спорные места в речи должны быть исключены – их могут обратить против стороны защиты;
  • глупо выглядят попытки объяснить что-то, в чем защитник сам плохо разбирается, не будучи специалистом или не владея всей полнотой информации;
  • в приоритете – не количество, а качество аргументов;
  • одна заведомая ложь, разоблаченный блеф – мощный удар по всей правовой позиции и доказательственной базе защиты.

Все ошибки, спорные, сомнительные моменты удаляются еще на стадии планирования и подготовки речи. Молодым, недостаточно опытным адвокатам стоит показать речь более старшим коллегам.

Хорошее подспорье для подготовки плана и содержания защитительной речи адвоката – изучение выступлений по аналогичным или сходным уголовным процессам. К ним обращаются даже опытные адвокаты, потому что всегда можно почерпнуть что-то новое, более весомое в доказательственном плане. Особенно эффективны опубликованные речи адвокатов, благодаря которым судебный процесс был выигран или удалось добиться существенного снижения наказания. Но важно помнить: выступление всегда готовится индивидуально, шаблоны – лишь помощники, но действительно полезные

Ознакомьтесь с примерами выступлений адвокатов по уголовным делам>>>

Источник: https://www.ugpr.ru/article/1584-rech-advokata-po-ugolovnomu-delu

Не знаю, насколько написанные ниже истории достоверны, но то, что Ф.Н.Плевако был одним из самых известных адвокатов в нашей истории – это факт.

Примеры его блистательных выступлений в суде.
1. Туфли я сняла!

Защищает он мужика, которого проститутка обвинила в изнасиловании и пытается по суду получить с него значительную сумму за нанесенную травму. Обстоятельства дела: истица утверждает, что ответчик завлек ее в гостиничный номер и там изнасиловал.

Мужик же заявляет, что все было по доброму согласию. Последнее слово за Плевако.”Господа присяжные,” – заявляет он.

“Если вы присудите моего подзащитного к штрафу, то прошу из этой суммы вычесть стоимость стирки простынь, которые истица запачкала своими туфлями”.

Проститутка вскакивает и кричит: “Неправда! Туфли я сняла!!!”

В зале хохот. Подзащитный оправдан.

2. «15 лет несправедливой попреки»

Однажды к Плевако попало дело по поводу убийства одним мужиком своей бабы. На суд Плевако пришел как обычно, спокойный и уверенный в успехе, причeм безо всяких бумаг и шпаргалок.

И вот, когда дошла очередь до защиты, Плевако встал и произнес:- Господа присяжные заседатели!В зале начал стихать шум. Плевако опять:- Господа присяжные заседатели!В зале наступила мертвая тишина.

Адвокат снова:- Господа присяжные заседатели!В зале прошел небольшой шорох, но речь не начиналась. Опять:- Господа присяжные заседатели!

Тут в зале прокатился недовольный гул заждавшегося долгожданного зрелища народа. А Плевако снова:

– Господа присяжные заседатели!Тут уже зал взорвался возмущением, воспринимая все как издевательство над почтенной публикой. А с трибуны снова:- Господа присяжные заседатели!Началось что-то невообразимое. Зал ревел вместе с судьей, прокурором и заседателями. И вот, наконец, Плевако поднял руку, призывая народ успокоиться.

– Ну вот, господа, вы не выдержали и 15 минут моего эксперимента. А каково было этому несчастному мужику слушать 15 лет несправедливые попреки и раздраженное зудение своей сварливой бабы по каждому ничтожному пустяку?!

Зал оцепенел, потом разразился восхищенными аплодисментами.

Мужика оправдали.

3. 20 минут

Очень известна защита адвокатом Ф.Н.Плевако владелицы небольшой лавчонки, полуграмотной женщины, нарушившей правила о часах торговли и закрывшей торговлю на 20 минут позже, чем было положено, накануне какого-то религиозного праздника. Заседание суда по ее делу было назначено на 10 часов. Суд вышел с опозданием на 10 минут. Все были налицо, кроме защитника – Плевако.

Председатель суда распорядился разыскать Плевако. Минут через 10 Плевако, не торопясь, вошел в зал, спокойно уселся на месте защиты и раскрыл портфель. Председатель суда сделал ему замечание за опоздание. Тогда Плевако вытащил часы, посмотрел на них и заявил, что на его часах только пять минут одиннадцатого. Председатель указал ему, что на стенных часах уже 20 минут одиннадцатого.

Плевако спросил председателя: – А сколько на ваших часах, ваше превосходительство? Председатель посмотрел и ответил:- На моих пятнадцать минут одиннадцатого. Плевако обратился к прокурору:- А на ваших часах, господин прокурор?Прокурор, явно желая причинить защитнику неприятность, с ехидной улыбкой ответил:- На моих часах уже двадцать пять минут одиннадцатого.

Он не мог знать, какую ловушку подстроил ему Плевако и как сильно он, прокурор, помог защите.Судебное следствие закончилось очень быстро. Свидетели подтвердили, что подсудимая закрыла лавочку с опозданием на 20 минут. Прокурор просил признать подсудимую виновной. Слово было предоставлено Плевако. Речь длилась две минуты. Он заявил:- Подсудимая действительно опоздала на 20 минут.

Но, господа присяжные заседатели, она – женщина старая, малограмотная, в часах плохо разбирается. Мы с вами люди грамотные, интеллигентные. А как у вас обстоит дело с часами? Когда на стенных часах – 20 минут, у господина председателя – 15 минут, а на часах господина прокурора – 25 минут. Конечно, самые верные часы – у господина прокурора.

Значит, мои часы отставали на 20 минут, и поэтому я на 20 минут опоздал. А я всегда считал свои часы очень точными, ведь они у меня золотые, мозеровские.

Так если господин председатель, по часам прокурора, открыл заседание с опозданием на 15 минут, а защитник явился на 20 минут позже, то как можно требовать, чтобы малограмотная торговка имела лучшие часы и лучше разбиралась во времени, чем мы с прокурором?
Присяжные совещались одну минуту и оправдали подсудимую.

4. Знамение.

Великому русскому адвокату Ф.Н. Плевако приписывают частое использование религиозного настроя присяжных заседателей в интересах клиентов.

Однажды он, выступая в провинциальном окружном суде, договорился со звонарем местной церкви, что тот начнет благовест к обедне с особой точностью.Речь знаменитого адвоката продолжалось несколько часов, и в конце Ф. Н.

Плевако воскликнул: Если мой подзащитный невиновен, Господь даст о том знамение!

И тут зазвонили колокола. Присяжные заседатели перекрестились. Совещание длилось несколько минут, и старшина объявил оправдательный вердикт.

Источник: https://fishki.net/1318634-primery-blistatelnyh-vystuplenij-v-sude-advokata-nf-plevako.html © Fishki.net

Источник: https://dirksen-lawyer.ru/zashtitelnaya-rech-ugolovnogo-advokata/

Речь адвоката по уголовному делу: образец, помощь адвоката

Прениях в суде адвокатом

В Орджоникидзевский районный суд

г. Екатеринбурга

г. Екатеринбург, ул. Машиностроителей, д. 19 А

От Адвоката
Кацайлиди Андрея Валерьевича
в защиту У.

по уголовному делу в обвинении доверителя в изнасиловании

   В производстве Орджоникидзевского районного суда города Екатеринбурга Свердловской области находится уголовное по обвинению У. по статьям: п. «б» ч.4, ст. 132, п. «б» ч.4, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, ч. 1 ст. 151, п. «г» ч.2 ст. 117 УК РФ в отношении С.

   Мой доверитель вину в инкриминируемых преступлениях не признает полностью, поскольку обвинение строится лишь на предположениях, следствие проведено не в полном объеме, за основу взята лишь позиция потерпевшего, которая не подтверждается допустимыми и достаточными доказательствами.

При ознакомлении с материалами уголовного дела мною установлено, что в нарушение ст. ст.

73, 171 УПК РФ обвинение, предъявленное моему подзащитному, является неконкретизированным, а изложенные в нем обстоятельства не подтверждены собранными доказательствами, описание событий основано на предположениях, не проведена работа по исключению иных версий событий, а также по выяснению истины по делу.

ВНИМАНИЕ: наш адвокат по составу преступления изнасилование составит речь и будет представлять ваши интересы в деле: профессионально, на выгодных условиях и в срок. Звоните уже сегодня!

   В ходе расследования не принято мер к сбору достаточных доказательств, свидетельствующих об исключении иной версии событий, иного состава лиц совершивших преступление, если таковое вообще имело место быть. В связи с отсутствием соответствующих доказательств нельзя считать доказанной вину моего подзащитного.

    Необходимо, на мой взгляд, остановиться на каждом отдельном моменте дела и характеристике личности моего подзащитного:

Поведение потерпевшей:

   Аморальный облик и отрицательная характеристика потерпевшей должна поставить под сомнение ее показание и наличие самого события преступления, которое вполне могло быть вымыслом, а не реальностью.

Тем более в подтверждение того, что потерпевшая могла сыграть определенную роль, преследует собственные мотивы и цели может выступить то обстоятельство, что она ходила в театральный кружок, который дал ей навыки актерской игры (см.

заключение комиссии экспертов где приводятся обстоятельства заложенные в позицию защиты).

   Из указанного заключения следует, что: «как следует из показаний У., матери, С. с 2011 года интерес к учебе у нее пропал, она стала замкнутой, постоянно конфликтовала с матерью, хотя до этого была человеком спокойным…».

   Кроме того, необходимо обратить внимание, что в материалах дела имеются факты, представленные со стороны Территориальной комиссии Орджоникидзевского района г.

Екатеринбурга, где указано, что по представлению по факту уклонения от учебы потерпевшей вынесено Постановление решение: несовершеннолетней вынесено предупреждение.

Что говорит о доказанности отрицательной характеристике потерпевшей.

   Считаю, необходимо учитывать содержание переписки моего подзащитного с супругой и записи, содержащие в частности доводы в поддержку оговора в совершении преступления моего подзащитного со стороны потерпевшей.

Письмо содержит записи супруги подзащитного указывающие, что потерпевшая «пытается избавиться от нас всех, свобода любым путем», по мнению защиты потерпевшая оговорила подсудимого с целью выйти из под контроля с его стороны как родителя, свобода в действиях стала возможна после заключения его под стражу.

   Письмо указывает, на ложь потерпевшей органам прокуратуры, так мать потерпевшей пишет моему подзащитному, что: «фото… компьютеру сделала она сама, а в прокуратуре сказала, что ты просил, ладно еще была тема с ней про Вована…».

Из записей следует, что характеристика потерпевшей требует внимательного анализа как со стороны психолога так и суда, несовершеннолетняя имеет множество друзей, из которых есть условно осужденные лица, мама указывает, что бывали случае, когда потерпевшая «ушла в школу и пропала на три дня.

В тот день к вечеру мы узнали, что она с Темой, но тогда не знали где он живет, Ирина сказала где-то у магазина «Монетка», и сказали просто спросите Тему наркомана… когда нашли дочь, она была в квартире, там сидели уголовники, которые уже не раз срок отбывали.

Муж забрал мою дочь Вику оттуда в непонятном состоянии…она рассказала, что уже не девушка…».
… «моя дочь почувствовала свободу, начала потихоньку командовать дома… она за шкирку притащила Сашу домой окричала, стукала по голове, я на нее закричала, она в ответ…»…

   Также важно содержание протокола судебного заседания, содержащий показания представителя потерпевшей, которая указала, что «те показания, которые давала дочь, — они лживы…»

   Исследование указанных вещественных доказательств позволяет установить, оговор со стороны потерпевшей в отношении моего подзащитного, ставит под сомнение ее показания и дает основания брать за основу позицию защиты, а не обвинения. Кроме того, под сомнение вера в позицию потерпевшей подпадает и по причине противоречивых показаний.

Показания потерпевшей не последовательны и не согласуются между собой, а ходатайство о повторном вызове потерпевшей для устранения данных противоречий было отклонено.

Так в заявлении о возбуждении уголовного дела она указывает, что матери рассказала о событиях преступления ноябрь-декабрь, а после в ходе очной ставки уже дает показания, что мать обо всем узнала от нее лишь в январе-феврале. Что касается найденных на электронных носителях фотографий с изображением потерпевшей, то и по ним показания менялись.

Изначально, еще при даче объяснений потерпевшая указывала, что данные фото размещены на ноутбуке, а в последующем показания были изменены, акцент стал делаться на компьютере, и про ноутбук никто не стал говорить (ни потерпевшая, ни ее мать).

ПОЛЕЗНО

Источник: https://katsaylidi.ru/blog/zashhititelnaya-rech-advokata-po-ugolovnomu-delu/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.