Преследование статья рб

Подпишите петицию

Преследование статья рб

Каждый день в Республике Беларусь тысячи людей подвергаются сталкингу. Каждый день миллионы звонков и сообщений от лиц, с которыми жертвы сталкинга не хотят вступать ни в какую форму контакта, нарушают права людей на личную неприкосновенность и спокойную жизнь. Нередки случаи, когда жертвы преследований также подвергаются физическому насилию, опасному для здоровья и жизни человека.

Сталкинг (англ. преследование) – является формой домогательства и запугивания; как правило, выражается в преследовании жертвы, слежении за ней. Сталкер — человек, осуществляющий сталкинг.

Типичное поведение сталкеров включает постоянные телефонные звонки и оскорбления по телефону, посылку нежелательных подарков, выслеживание и шпионаж, нежелательную электронную почту и другие виды оскорблений по Интернету, а также угрозы или запугивающие действия.

Основное оружие сталкера – психотеррор, позволяющий добиться контроля над жертвой, и почувствовать свою власть над ней.

К сожалению, в Белорусском Уголовном Кодексе не предусмотрена статья за сталкинг. Чаще всего действия сталкеров характеризуют как “хулиганство”, крутят пальцем у виска, но никаких реальных мер никто не принимает.

Тем не менее, в результате сталкинга жертвы переживают страх и тревогу, начинают страдать паническими атаками, ночными кошмарами, бессонницей, депрессиями. Жертвы также могут нести экономические потери, связанные со снижением трудоспособности, вынужденной покупкой товаров для самозащиты, вынужденной сменой места работы или даже места жительства.

Чаще всего жертвами сталкинга становятся женщины. Бывшие жены, девушки, объекты “симпатии” сталкеров.

Не смирившись с разводом, расставанием, отказом, сталкеры начинают терроризировать женщин многочисленными звонками, смс, караулить у дома, работы, названивать общим знакомым с целью выудить любую информацию о жизни преследуемого объекта. Несмотря на то, что процент преследуемых женщин намного выше, мужчины тоже часто становятся объектом преследования.

В милиции заявления принимают по статье хулиганство, но реальных мер нет, все остаётся по-старому.

Многие реально опасаются за свою жизнь и жизнь своей семьи. Википедия пишет: “В случае сталкинга со стороны бывшего партнёра преследование нередко сопровождается физическим насилием, в том числе вплоть до убийства жертвы.

По данным Национального опроса по насилию над женщинами, проведённого в США в 1998 году, три четверти пострадавших женщин, которых преследовали их интимные партнёры, также подвергались физическому насилию со стороны партнёра.

По данным другого исследования, 76% женщин, которые были убиты партнёром или бывшим партнёром, подвергались преследованию со стороны своих убийц в течение 12 месяцев перед убийством.”. Это же реальные цифры, реальные случаи.

Недавно и в России предали огласке подобное происшествие.

На Первом канале в программе “Пусть говорят” 17-летняя Настя Лопатина рассказала о навязчивом преследовании бывшего молодого человека, на поведение которого правоохранительные органы не обращали внимания,и который в итоге облил ее кислотой и чуть не убил. Я уверена, таких историй тысячи; как и женщин, которые пребывают не только в ежедневном психологическом стрессе, но и в постоянном страхе за свою жизнь.

Однако главной проблемой жертвы является то, что в правоохранительные органы она может обратиться за помощью только после того, если было совершено реальное нападение. До применения физического насилия проблему сталкинга никто не воспринимает серьёзно.

Первыми уголовным преступлением stalking сделали американцы – в 1992 году. Примеру США последовали Канада и Австралия. В Евросоюзе навязчивое преследование наказуемо в Великобритании, Бельгии, Ирландии, Голландии, Австрии и с 2007 года – в Германии.

В Уголовном кодексе Германии (§ 238 УК) сталкинг определили как “нежелательный поиск близости или дистанционного контакта с другим человеком, в значительной степени влияющих на их жизнь”.

Или, например, по законам Великобритании, для квалификации поведения как сталкинга достаточно двух инцидентов при условии, что сталкеру известно о нежелательности его действий: это могут быть два телефонных звонка незнакомому человеку, два подарка, один случай физического следования за жертвой и один телефонный звонок и т.п

Так, уголовный кодекс ФРГ предусматривает за stalking тюремное заключение до двух лет, в особо тяжелых случаях – до десяти лет. Такой срок может быть назначен, если здоровью жертвы причинен тяжелый психический вред.

Обращаясь к Правительству Республики Беларусь, Государственной Думе, МВД РБ, я прошу: введите уголовную статью и наказание за сталкинг. Это не только убережёт преследуемых от психических расстройств, но и сохранит им жизнь.

Источник: https://www.change.org/p/%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D1%80%D0%B1-%D0%B2%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%B2-%D1%83%D0%BA-%D1%80%D0%B1-%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8E-%D0%BE-%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%BA%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8

Неприкосновенность личной жизни

Преследование статья рб

Законы виртуального мира

«Свобода одного человека заканчивается там,

где начинается свобода другого»

М.А.Бакунин

Неприкосновенность личной жизни – нечто само собой разумеющееся, в своем роде моральный закон. Появился он задолго до изобретения технических средств, который позволяют без труда фиксировать чужие будни.

Неприкосновенность частной жизни, а также внешность и образ человека являются его нематериальными благами.

Ранее в гражданском праве БССР была отдельная статья, которая регламентировала и охраняла право на изображение. Другими словами нигде нельзя было напечатать лицо человека без его согласия. Сейчас такой статьи нет, поэтому этот вопрос регулируется через нематериальные блага.

Статья 151 Гражданского кодекса предусматривает охрану данных благ различными законными способами, одним из которых является самозащита права. В нашем случае к самозащите относится требование прекратить съемку.

Вторит этому статья 28 Конституции «каждый имеет право на защиту о незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на тайну его корреспонденции, телефонных и иных сообщений, на его честь и достоинство».

В соответствии со ст.18 Закона «Об информации, информатизации и защите информации» «сбор, обработка, хранение информации о частной жизни физического лица и персональных данных, а также пользование ими осуществляется с согласия данного физического лица, если иное не установлено законодательными актами Республики Беларусь».

Также ст.40 Закона Республики Беларусь «О средствах массовой информации» содержит некоторые ограничения по использованию изображений физических лиц в СМИ.

«Распространение в средствах массовой информации материалов, подготовленных с использованием аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки физического лица без его согласия, допускается только при принятии мер против возможной идентификации данного лица посторонними лицами, а также при условии, что распространение материалов не нарушает конституционных прав и свобод личности и необходимо для защиты общественных интересов, за исключением случаев распространения таких материалов по требованию органа уголовного преследования, суда в связи с производством предварительного расследования, судебным разбирательством»

Ограничения по использованию изображений также содержит Закон Республики Беларусь «О рекламе». В рекламе не допускается использование образов или высказываний граждан Республики Беларусь без их согласия или согласия их законных представителей, говорит п.9 ст.10 данного нормативного акта.

Исключение – фотосъемка или видеозапись производится в местах, открытых для массового посещения, на массовых мероприятиях.

Ответственность:

– Согласно ч.1 ст.179 УК незаконное распространение сведений о частной жизни, составляющих личную или семейную тайну другого лица, без его согласия, повлекшее причинение вреда правам, свободам и законным интересам потерпевшего, наказывается общественными работами, или штрафом, или арестом

– За размещение в Интернете информации, содержащей клевету, предусмотрена уголовная ответственность ч.1 ст.188 УК.

– За оскорбление предусмотрена административная ответственность в виде штрафа в размере до 20 базовых величин (ст.9.3 КоАП).

Оскорблением может быть признано размещенное вами в соцсетях умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме.

– Белорусское законодательство запрещает распространять или рекламировать, публично демонстрировать кино- и видеофильмы или иные произведения, пропагандирующие культ насилия и жестокости. За что предусмотрена административная ответственность по ст.17.8 КоАП.

Административная и уголовная ответственность по данным статьям наступает с 16 лет.

Случай: Минскую блогершу обязали выплатить 20 базовых величин за оскорбление должностного лица при исполнении служебных обязанностей. В суд подал заявление сотрудник правоохранительных органов по охране Минского метрополитена, который не пустил девушку в метро, сочтя ее нетрезвой.

Эту историю девушка выложила в сеть, весьма эмоционально расписав на своей страничке с оскорблениями в адрес правоохранительных органов, а в дополнение еще прикрепила фото, на котором был запечатлен тот самый милиционер.

Сотрудника правоохранительных органов оскорбили и грубые слова, указанные в протоколе, и сам факт появления его фотографий к столь гневной записи.

Суд признал девушку виновной в оскорблении лица при исполнении служебных обязанностей, подвергнув административному взысканию в виде штрафа в размере 20 базовых величин.

И второе о чем необходимо упомянуть, это информация, содержащая порнографические материалы и (или) эротику,

К такой информации, в частности, относятся изображения, кино-, видеофильмы или сцены порнографического содержания, иные предметы порнографического характера.

Определение порнографического материала содержится в постановлении Министерства культуры от 08.05.

2007 №18 «Об утверждении Инструкции о порядке выпуска, тиражирования, показа, проката, продажи и рекламирования эротической продукции, продукции, содержащей элементы эротики, насилия и жестокости, продукции по сексуальному образованию и половому воспитанию, а также продукции сексуального назначения и признании утратившим силу постановления Министерства культуры Республики Беларусь от 13 апреля 2000 г. № 8п».

Информация, которая может нанести вред здоровью и развитию детей.

Эта информация способная оказать негативное влияние на здоровье, физическое, нравственное и духовное развитие детей определенной возрастной категории. Перечень такой информации содержится в ч.2 ст.

37-1 Закона Республики Беларусь «О правах ребенка» (информация, вызывающая желание употреблять алкогольные, слабоалкогольные напитки, пиво, потреблять наркотические средства, психотропные вещества, их аналоги, токсические или другие одурманивающие вещества, табачные изделия; побуждает совершать преступления или иные общественно опасные деяния (проституция, попрошайничество, бродяжничество, участие в азартных играх и др.); содержит нецензурные слова и выражения и др.)

Ответственность:

За распространение порнографических материалов или предметов порнографического характера с использованием Интернета, совершенное лицом, достигшим 18 лет, предусмотрена уголовная ответственность по ст.ст. 343, 343-1 УК.

Уголовная ответственность по данным статьям наступает с 16 лет.

В большинстве случаев нарушителями оказываются рядовые граждане, которые не подозревали, что нарушают Уголовный закон.

Снимки нагишом и домашнее видео, размещенные на страничке социальных сетей (сайте знакомств) могут повлечь за собой уголовную ответственность.

Бытовые распространители допускают две классические ошибки. Первая – хранение на домашнем компьютере пикантных файлов с открытым доступом для других пользователей. Вторая – размещение на своей страничке в Интернете излишне откровенного фото и видео.

Источник: http://part.gov.by/management/pravoporyadok/prokuratura-partizanskogo-rajona/4536-neprikosnovennost-lichnoj-zhizni

» Ввести наказание за преследование, домогательство и перестать бить детей. Что еще предлагает МВД?

Преследование статья рб
Весной этого года МВД представит концепцию закона, по которому в Беларуси появятся понятия «экономическое насилие», «преследование», «домогательство», а список тех, кого можно будет обвинить в домашнем насилии, будет расширен.

Ведомство также предлагает официально запретить применять физическое воздействие в качесвте воспитательных методов, а говоря проще, бить детей. О том, почему важно поднимать эти темы и почему подобные новшества так сложно продвигать, TUT.

BY рассказал начальник управления профилактики милиции общественной безопасности МВД Олег Каразей.

«Запрет на карманные деньги — это тоже насилие»

— С 2014 года действует много положений, которые касаются насилия в семье. В законе помимо самого понятия насилия в семье появились и конкретные меры индивидуальной профилактики, которые мы можем применять. Но мы столкнулись с тем, что норм закона все равно не хватает.

Сейчас мы говорим, что насилие в семье — это действия физического, психологического и сексуального характера, совершенные членом семьи по отношению к другому члену семьи. Все логично и понятно, но международные подходы выделяют еще и экономическое насилие, а у нас его нет.

Это запрет на образование жены, запрет на карманные деньги, запрет на покупки каких-то необходимых обновок, полный контроль всех трат, проверка чеков и т.д. Мы предлагаем ввести это понятие, — объясняет Олег Каразей.

Начальник управления профилактики милиции общественной безопасности МВД Олег Каразей

пресс-служба МВД

— И кого можно будет обвинить в экономическом насилии?

— Мы предлагаем расширить круг тех, на кого распространяется действие закона о домашнем насилии, и речь не только об экономическом насилии. Сейчас это члены семьи — близкие родственники, любые другие люди, с которыми человек живет и ведет общее хозяйство.

Определение не учитывает тех, с кем раньше такие отношения были, а затем прекратились. Это бывшие супруги, бывшие сожители, близкие родственники, с которыми человек сейчас не живет.

Например, часто бывает, что взрослые дети, которые нигде не работают, приходят к своим родителям и забирают последнее, и это сопровождается насилием. Или бывшие супруги, которые продолжают жить на одной площади.

Да, у них будут счета разделены, но они видятся несколько раз в день со всеми вытекающими конфликтами. Особенно если у одного из супругов новые отношения: тут и ревность, и раздел имущества — страшное дело.

— Почему важно, чтобы закон учитывал и их?

— Чтобы мы могли к ним применять меры профилактики — и агрессора могли ставить на место, и защищать жертву. Сейчас, если есть насилие в семье, жертва имеет право переночевать в кризисной комнате.

К агрессору мы можем применить и официальное предупреждение, и защитное предписание, и поставить его на профилактический учет. Если же закон на таких людей не распространяется, то приходится действовать на общих основаниях.

Убьют — будет расследоваться убийство, изобьют — будет расследоваться факт причинения тех либо иных телесных повреждений. А с точки зрения профилактики — ничего.

«В основе насилия в семье лежат патриархальные устои»

— Кто обычно совершает насилие в семье?

— По статистике, более 83% дел в семье совершается в состоянии алкогольного опьянения, то есть это не кто-то специально решил: вот сегодня я буду убивать свою супругу или бывшую супругу.

Нет, никто не принимает такое решение, сначала люди пьют, потом начинается выяснение отношений, затем доходит до избиения. И надо понимать, что 83% — это только то, что доказано.

Не во всех случаях можно доказать, что человек был пьян.

— Но психологическое насилие и экономическое вряд ли связаны с алкоголем. Как вообще доказать, что оно существует?

— С нашей точки зрения, не нужно вводить ответственность за экономическое насилие, его очень сложно будет доказать. Но о нем нужно говорить, потому что жертва должна понимать: то, что сейчас происходит — тут запрещает, на это не дает деньги, забирает зарплату — это ненормально, это не семейные отношения в том виде, в котором они должны быть.

Понятие надо ввести, чтобы объяснять, что эта ситуация — предвестник более серьезных последствий. Домашнее насилие развивается по нарастающей. Сначала это психологическое и экономическое насилие, ограничения, потом небольшие «наказания за провинности» — в виде несильных ударов, шлепков.

Но дальше будут более сильные избиения, с более тяжкими последствиями. Насилие циклично, сперва отношения доходят до какой-то точки — и вот он первый раз ударил. Агрессор понимает, что что-то пошло не так — начинается медовый месяц, цветы, конфеты.

Но любая конфликтная ситуация снова может перерасти в избиение — и с каждым разом интенсивность насилия увеличивается, а частота кругов уменьшается.

— Откуда вообще берется это желание бить?

— В основе все еще лежат укорененные в нашем обществе (и не только в нашем — в Европе с этим тоже борются) патриархальные устои, в соответствии с которыми мужчина — глава семьи, который может диктовать свою волю остальным домочадцам, устанавливать порядок в доме.

Действие такого агрессора характеризуется двумя словами — это власть и контроль, основные понятия в теории насилия в семье.

Он, реализуя свою власть и контроль, принуждает слушаться, а дальше начинаются все эти психологические моменты — и температура борща не такая, и запрет на встречи с подругами…

— Но как бороться с этими патриархальными устоями?

— Мы ориентируемся на рекомендации Стамбульской конвенции Совета Европы 2011 года о предупреждении насилия в отношении женщин и домашнего насилия. Это самый передовой международный документ. Конвенция рассказывает о том, что должно реализовать государство, чтобы предупредить насилие и защитить его жертв.

Для начала — обучать исключению дискриминационных подходов, равенству полов, недискриминации по признаку пола. Этому надо учить в школах, в вузах — все должны с самого раннего детства быть приучены к тому, что мы равны — нет ни дискриминации, ни привилегий в зависимости от пола.

Надо готовить специалистов, которые будут работать, учитывая гендерный аспект.

Государство должно давать защиту тем своим гражданам, которые сталкиваются с насилием.

Это возможность получения психологической и социальной помощи, у нас ее предлагают в территориальных центрах обслуживания населения.

Кризисные комнаты, когда надо где-то переночевать, — они есть у нас в каждом районе. Нужно поддерживать НГО, которые борются с насилием. И надо вводить наказание за все виды насилия в семье.

«Фактически мы защищаем от мужчин»

— В Беларуси замеряли уровень домашнего насилия?

— В 2012 и 2014 годах мы проводили социологические исследования, которые показали разные результаты. В 2012 году каждая 10-я женщина сказала, что сталкивалась с домашним насилием, в 2014-м — каждая третья.

Возможно, потому что в 2012 году этот вопрос был среди других, а в 2014-м специалисты подробно объясняли, что считать насилием и т.д.

Сейчас планируем провести глобальное исследование с большим охватом, и тогда сможем говорить о реальной оценке.

— А уровень патриархальности, скрытой агрессии можно замерить?

Источник: https://www.gs.by/2018/01/04/vvesti-nakazanie-za-presledovanie-domogatelstvo-i-perestat-bit-detej-chto-eshhe-predlagaet-mvd/

Глава 3. Уголовное преследование

Преследование статья рб

ГЛАВА 3
УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ

Статья 26. Уголовные дела публичного, частно-публичного и частного обвинения

1.

В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование и обвинение в суде осуществляются в публичном, частно-публичном порядке и в порядке частного обвинения.

2.

Дела о преступлениях, предусмотренных статьями 153, 177, частью первой статьи 178, частью первой статьи 179, частью первой статьи 188, статьей 189, частью первой статьи 202, частью первой статьи 203, частью первой статьи 216, статьей 217, частью первой статьи 316 и частью первой статьи 317 Уголовного кодекса Республики Беларусь, являются делами частного обвинения, возбуждаются лицом, пострадавшим от преступления, его законным представителем или представителем юридического лица и производство по ним подлежит прекращению в случае примирения его с обвиняемым.

3. Делами частного обвинения являются также дела о преступлениях, предусмотренных частью первой статьи 205, частью первой статьи 209, частью первой статьи 211 и частью первой статьи 214 Уголовного кодекса Республики Беларусь, совершенных в отношении лица, пострадавшего от преступления, членами его семьи, близкими родственниками либо иными лицами, которых оно обоснованно считает близкими.

4.

Дела о преступлениях, предусмотренных частью первой статьи 149, статьями 150–152, частью первой статьи 154, статьей 155, частью первой статьи 166, частью первой статьи 167, частью второй статьи 178, статьей 186, частью второй статьи 188, статьей 201, статьей 204, частью первой статьи 218, статьями 219, 249, 255, 378 и частью первой статьи 384 Уголовного кодекса Республики Беларусь, являются делами частно-публичного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению лица, пострадавшего от преступления, его законного представителя или представителя юридического лица, но производство по ним за примирением с обвиняемым прекращению не подлежит.

5.

Прокурор вправе возбудить уголовное дело о преступлениях, указанных в частях второй и четвертой настоящей статьи, и при отсутствии заявления лица, пострадавшего от преступления, если они затрагивают существенные интересы государства и общества или совершены в отношении лица, находящегося в служебной или иной зависимости от обвиняемого либо по иным причинам не способного самостоятельно защищать свои права и законные интересы. Дело, возбужденное прокурором, направляется для производства дознания или предварительного следствия. Производство по такому делу за примирением лица, пострадавшего от преступления, с обвиняемым в ходе предварительного расследования прекращению не подлежит.

6.

Прокурор вправе в любой момент вступить в судебное разбирательство дела о преступлениях, указанных в части второй настоящей статьи, и поддерживать обвинение в суде, если этого требует защита прав граждан, государственных или общественных интересов. В этом случае производство по уголовному делу за примирением лица, пострадавшего от преступления, с обвиняемым в ходе судебного разбирательства прекращению не подлежит.

7. Дела о преступлениях, за исключением дел, указанных в частях второй – четвертой настоящей статьи, являются делами публичного обвинения.

8. Примирение по делам, перечисленным в частях второй и третьей настоящей статьи, допускается только до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

Статья 27. Обязанность осуществления уголовного преследования

1.

Орган уголовного преследования в пределах своей компетенции обязан возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния, изобличению лиц, виновных в совершении преступления, и их наказанию, равно как принять меры по реабилитации невиновного.

2.

Орган уголовного преследования обязан обеспечить потерпевшему доступ к правосудию и принять меры по обеспечению возмещения причиненного вреда.

3. Свои полномочия в уголовном процессе орган уголовного преследования осуществляет независимо от каких бы то ни было органов и должностных лиц и в строгом соответствии с требованиями настоящего Кодекса.

4.

Воздействие в какой бы то ни было форме на орган уголовного преследования с целью воспрепятствования всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств уголовного дела запрещается и влечет установленную законом ответственность.

5.

Требования органа уголовного преследования, предъявленные в соответствии с законом, обязательны для исполнения всеми организациями, должностными лицами и гражданами.

Статья 28. Право граждан на участие в уголовном преследовании и обвинении

1.

Потерпевший, а в случае его неспособности по возрасту или состоянию здоровья выражать свою волю в уголовном процессе либо в случае его смерти любой из его совершеннолетних близких родственников или членов семьи, а также законный представитель имеют право в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а по делам частного обвинения – право выдвигать и поддерживать обвинение против лица, совершившего преступление. Потерпевший или его правопреемник вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от обвинения.

2.

Прокурор в предусмотренных настоящим Кодексом случаях вправе осуществлять уголовное преследование по делам частного и частно-публичного обвинения независимо от позиции лица, пострадавшего от преступления.

3. Отказ прокурора от обвинения не лишает потерпевшего, гражданского истца или их представителей права поддерживать обвинение.

Статья 29. Обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу

1.

Уголовное дело не может быть возбуждено, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 3 и 4 части первой настоящей статьи, а по возбужденному делу производство подлежит прекращению:

1) за отсутствием общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом;

2) за отсутствием в деянии состава преступления;

3) за истечением сроков давности;

4) вследствие акта амнистии, если он устраняет применение наказания за совершенное общественно опасное деяние, а также акта амнистии либо иного акта иностранного государства, если они устраняют применение наказания за общественно опасное деяние, совершенное на его территории лицом, уголовное преследование которого осуществляется на территории Республики Беларусь по просьбе органа иностранного государства;

5) за примирением лица, пострадавшего от преступления, с обвиняемым по делам частного обвинения, за исключением случаев, указанных в частях пятой и шестой статьи 26 настоящего Кодекса;

6) за отсутствием заявления лица, пострадавшего от преступления, если уголовное дело возбуждается и рассматривается не иначе как по его заявлению, кроме случаев, предусмотренных частью пятой статьи 26 настоящего Кодекса;

7) в отношении умершего, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;

8) в отношении лица, о котором имеются вступивший в законную силу приговор по тому же обвинению либо определение (постановление) суда о прекращении производства по уголовному делу по тому же основанию;

9) в отношении лица, о котором имеются неотмененное постановление органа дознания, следователя, прокурора о прекращении производства по уголовному делу по тому же обвинению или постановление об отказе в возбуждении уголовного дела;

10) в случае вступления в силу закона, устраняющего наказуемость деяния;

11) при наличии оснований для освобождения от уголовной ответственности, предусмотренных статьями Особенной части Уголовного кодекса Республики Беларусь;

12) в случае отказа должностного лица (органа) в даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении лица, указанного в пунктах 1, 2, 5 и 6 статьи 4682 настоящего Кодекса, либо на привлечение такого лица в качестве подозреваемого или обвиняемого по уголовному делу, возбужденному в отношении других лиц либо по факту совершенного преступления;

13) в отношении лица, уголовное преследование которого по просьбе органа уголовного преследования об оказании международной правовой помощи по уголовному делу на основе принципа взаимности (далее – просьба органа уголовного преследования), направленной Генеральной прокуратурой Республики Беларусь в иностранное государство, осуществляется на территории этого иностранного государства по тому же подозрению, обвинению.

2.

Если обстоятельства, указанные в пунктах 1, 2, 3, 4, 10 и 11 части первой настоящей статьи, обнаруживаются на стадии судебного разбирательства, суд доводит разбирательство уголовного дела до конца и постановляет оправдательный приговор в случаях, предусмотренных пунктами 1 и 2 части первой настоящей статьи, или прекращает производство по уголовному делу с освобождением лица от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных пунктами 3, 4, 10 и 11 части первой настоящей статьи.

3. Прекращение производства по уголовному делу по основаниям, указанным в пунктах 3 и 4 части 1 настоящей статьи, допускается лишь с согласия подозреваемого или обвиняемого.

Статья 30. Прекращение производства по уголовному делу с освобождением от уголовной ответственности

1.

В соответствии со статьями 86, 87, 88, 89 и 118 Уголовного кодекса Республики Беларусь суд или прокурор вправе прекратить производство по уголовному делу и освободить лицо от уголовной ответственности в силу утраты деянием общественной опасности, а также в связи с:

1) деятельным раскаянием;

2) примирением с потерпевшим;

3) применением мер административного взыскания;

4) наличием оснований, предусмотренных статьей 20 Уголовного кодекса Республики Беларусь в отношении участника преступной организации или банды;

5) передачей несовершеннолетнего под наблюдение родителей или лиц, их заменяющих.

11. Прокурор прекращает производство по уголовному делу ввиду принятия акта об освобождении лица от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных статьей 881 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

2.

Исключена.

3. Прекращение производства по уголовному делу по основаниям, указанным в пунктах 1–3 части первой настоящей статьи, не допускается, если обвиняемый или потерпевший против этого возражают.

Источник: http://www.yurist.by/glava-3-ugolovnoe-presledovanie

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.