Преступление считается укрытым от учета если

Уголовное законодательство

Преступление считается укрытым от учета если

Заявление об укрытии преступлений от учета

От редакции

Порочность существующей с советских времен «палочной» системы оценки деятельности органов внутренних дел наиболее очевидна при учете преступлений и составлении государственной отчетности о совершенных преступлениях.

Поскольку имеется перманентное требование начальства «усилить», «активизировать» борьбу с того или иного вида преступлениями, понятно стремление на местах приукрасить в свою пользу положение за счет манипулирования цифрами.

Однако не учитывается, что в этом деле правоохранителям можно зайти так далеко, что самим совершить преступление. Об этом сказано на примере действий следователя и прокурора по конкретному делу. Фамилии и место совершения действий изменены.

Материал представлен нам давним членом клуба, московским адвокатом Назаровым Олегом Вениаминовичем, электронная почта: puts1954@mail.ru

Руководителю

следственного управления Следственного комитета РФ по

Республике Игрек

генерал-майору юстиции

А.А.Кошкину

Петрова Ивана Ивановича

профессора кафедры

«Социально-гуманитарных дисциплин» филиала государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский …университет…»,

проживающего по адресу…

ЗАЯВЛЕНИЕ

(в порядке ст.141 УПК РФ)

о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.285

и ч.2 ст.292 УК РФ, совершенных

следователем и прокурором в г.Энске

Республики Игрек

Уважаемый Анатолий Алексеевич!

Указанное заявление направляется непосредственно Вам в соответствии с п.10 ч.1 ст.448 УПК РФ, поскольку ставится вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении специальных субъектов – следователя следственного органа по району, а также прокурора района.

Совершенное ими преступное злоупотребление служебным положением, предусмотренное ч.1 ст.285 УК РФ, а также служебный подлог (ч.2 ст.

292 УК РФ), состоящие в умышленном укрытии преступлений от учета, а также в искажении государственной статистической отчетности, имели место при следующих обстоятельствах.

Старшим следователем следственного отдела при ОВД по Энскому району и г.Энска Республики Игрек Э.Р.Батуриным 8 октября 2010 года возбуждено уголовное дело №ХХХХХХХ по ч.2 ст.290 УК РФ в отношении И.И.Петрова.

В постановлении указано, что И.И.Петровым, профессором государственного образовательного учреждения, якобы получены 20 сентября 2010 года взятки от студентов Исаева, Глушкова, Давлетова, Кутяева, Балашова, Исакина, Палицына, Евграфова, Павленко, Шишкина, Галимова, Баянова, Габбасова, Осокина и Акчуриной.

В ходе расследования Петрову предъявлено обвинение в совершении 36 преступлений, предусмотренных ч.1 ст.292 УК РФ, а также 36 преступлений, предусмотренных ч.2 ст.290 УК РФ (служебный подлог в зачетных книжках студентов).

При этом, помимо указанных студентов, Петровым якобы получались взятки с совершением служебного подлога в зачетных книжках от студентов Салихова, Яковлева, Мещанинова, Маркина, Фёдорова, Шарока, Чудина, Ишкулова, Кононова, Сиразетдинова, Юдичева, Кинзябулатова, Насонова, Гусева, Спицина, Синицына, Маркина, Поярковой, Фёдорова, Федотова, Хабибуллина.

Как следует из уголовного дела, от всех студентов поступили заявления о преступлении (явки с повинной), зарегистрированные в Книге учета сообщений о преступлениях (КУСП) органа внутренних дел, но уголовные дела по фактам якобы получения взяток от Салихова, Яковлева, Мещанинова, Маркина, Фёдорова, Шарока, Чудина, Ишкулова, Кононова, Сиразетдинова, Юдичева, Кинзябулатова, Насонова, Гусева, Спицина, Синицына, Маркина, Поярковой, Фёдорова, Федотова, Хабибуллина, не возбуждались.

Не вынесены, в нарушение закона, отдельные постановления о возбуждении уголовного дела и в отношении остальных студентов, заявления о совершении преступления которых, также зарегистрированы в КУСП.

Указанное уголовное дело направлено прокурором Р.У.Сукмановым с обвинительным заключением 28 марта 2011 года в Энский районный суд Республики Игрек в отсутствие возбужденных уголовных дел по каждому вмененному преступлению, а также без соединения уголовных дел, которое мог по закону и должен был произвести при наличии к тому оснований, руководитель следственного органа.

Преступление считается укрытым от учета, если по факту его совершения, несмотря на наличие установленных ст. 140 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации поводов и оснований, не было принято в установленные законом сроки процессуальное решение – вынесение постановления о возбуждении уголовного дела (п.2.

9. действующего Положения о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений, являющегося Приложением № 2 к Приказу Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России от 29 декабря 2005 г. №39/1070/1021/253/780/353/399).

Таким образом, следователем от учета укрыт целый ряд преступлений, предусмотренных ч.2 ст.290 и ч.1 ст.292 УК РФ, что привело и к искажению государственной статистической отчетности о преступлениях, в том числе коррупционной направленности, как в г.Энске, так и в целом в Республике Игрек.

В прямой и непосредственной связи с искажением отчетности находится выставление в статистический орган составленной следователем и подписанной прокурором, статистической карточки формы №1 только на одно выявленное преступление, предусмотренное ст.290 УК РФ, являющейся основанием для включения соответствующих данных в статистический отчет.

Укрытие десятков преступлений от учета повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, поскольку дезориентировало общественность и соответствующие государственные органы в вопросах оценки работы правоохранительных органов, а также в вопросах профилактики и борьбы с указанного вида преступлениями.

Следователем совершено укрытие, а также заполнение статистической карточки формы 1 с заведомо ложными сведениями из личной заинтересованности: из желания освободить себя и орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, от усиления работы по выявлению и расследованию преступлений указанной направленности в следующем отчетном периоде, поскольку возможное уменьшение выявленных и поставленных на учет преступлений указанной категории в сравнении с прошлым отчетным периодом, может повлечь негативную оценку вышестоящим органом деятельности органов внутренних дел Энского района и г.Энска Республики Игрек. Другими словами, в случае постановки на учет 36 преступлений, предусмотренных ст.290 УК РФ, в следующем отчетном периоде надо было сработать не хуже. Однако, в условиях Энского района и г.Энска выявить, к примеру, 37 таких преступлений, представляет очевидную сложность.

Прокурор, подписавший статистическую карточку формы №1с заведомо ложными для него сведениями о выявленном одном преступлении, предусмотренном ст.290 УК РФ, действовал с единым умыслом с сотрудниками органа внутренних дел на неправомерное облегчение их работы в указанном смысле.

Поскольку указанные обязательные процессуальные решения о возбуждении уголовного дела не приняты, обвиняемый Петров был лишен возможности обжалования каждого из постановлений о возбуждении уголовного дела в ходе досудебного производства в суд, прокурору, а также руководителю следственного органа (Глава 16 УПК РФ), чем укрытием преступлений от учета существенно нарушено его право на защиту, затруднен его доступ к правосудию.

Таким образом, в действиях следователя и прокурора усматриваются признаки совокупности преступлений, предусмотренных ч.1 ст.285, ч.2 ст.

292 УК РФ, состоящих из совершенных с единым умыслом деяний, выразившихся у следователя – в умышленном бездействии в вынесении постановлений о возбуждении уголовного дела по каждому зарегистрированному заявлению о якобы вручении-получении взятки, в заполнении и представлении в статистический орган карточки с заведомо ложными сведениями только об одном совершенном преступлении.

У прокурора – в умышленном бездействии в принятии мер прокурорского надзора по устранению следователем этого нарушения закона при возбуждении уголовного дела, а также в умышленном и неправомерном подписании статистической карточки формы №1 с заведомо ложными сведениями только об одном преступлении.

Деяния указанных представителей власти имели целью сокрытие от учета выявленных преступлений, а также искажение государственной статистической отчетности о преступлениях.

Все это совершено из указанной личной заинтересованности, вопреки интересам службы, которые состоят в получении государственными органами соответствующих фактическим обстоятельствам данных о преступлениях, повлекло существенное нарушение прав и законных интересов гражданина Петрова, а также существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства. Эти интересы состоят в стремлении получить объективную картину совершаемых преступлений с тем, чтобы осуществлять действенные меры по их профилактике, раскрытию и расследованию.

Приведенные выводы, в том числе о необходимости возбуждения уголовного дела по каждому заявлению о даче взятки, основаны на следующих аргументах.

1.

Согласно ч.1 ст.144 УПК РФ следователь обязан проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной УПК, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения.

Виды решений предусмотрены ст.145 УПК РФ.

В соответствии со ст.156 УПК РФ предварительное расследование с возможностью производства следственных действий начинается с момента возбуждения уголовного дела, о чем следователь выносит соответствующее постановление.

На основании ст.153 УПК РФ в одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении одного лица, совершившего несколько преступлений. Соединение уголовных дел, находящихся в производстве следователя, производится на основании постановления руководителя следственного органа.

Источник: http://www.yurclub.ru/docs/criminal/article185.html

О некоторых аспектах укрытия преступлений от учета

Преступление считается укрытым от учета если
Президент Российской Федерации Владимир Путин в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 декабря 2012 года, признал неприемлемым, когда показателями деятельности служит не результат, а «классическая палочная система».

Порочность такой системы оценки деятельности правоохранителей наиболее очевидна при учете преступлений и формировании государственной отчетности о совершенных преступлениях. В условиях перманентного требования начальства «усилить» и «активизировать» борьбу с теми или иными преступлениями, на местах появляется интерес приукрасить положение за счет манипуляций цифрами.

В том числе путем укрытия получения взяток от учета, а также неправомерного приписывания в указанной отчетности сведений о якобы выявленных оконченных таких преступлениях, которые на самом деле являются эпизодами продолжаемого преступления. Те или иные действия обусловлены складывающейся обстановкой на местах.

При мнимой «недостаточности» цифровых показателей – неправомерные приписки, при считающемся «избытке» – укрытие преступлений от учета. В данной статье предпринята попытка рассказать о мотивах и движущих силах таких действий (бездействия) правоохранителей, о содержательной стороне укрытия, а также искажения.

Говоря о проблемах, связанных с коррупцией, Генеральный прокурор РФ отметил в Докладе на заседании Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, опубликованном на официальном сайте Генеральной прокуратуры РФ 29 апреля 2014, следующее:

«Несмотря на принимаемые меры острой остается проблема искусственного формирования показателей борьбы с коррупцией путем необоснованного дробления единых продолжаемых преступлений на отдельные эпизоды. Поэтому крайне важно развивать новое для прокуроров направление в области обеспечения достоверной уголовно-правовой статистики»С этими утверждениями нельзя согласиться по следующим основаниям: Во-первых, это направление для прокурора вовсе не новое.Основанием для учета преступлений служит постановление о возбуждении уголовного дела (пункты 27 и 28 Положения о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений, являющегося Приложением №2 к Приказу Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России от 29 декабря 2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399). Прокурор уже давно получил возможность препятствовать появлению таких постановлений. В частности, он был вправе выносить постановление об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела еще с середины 2002 года (ч.4 ст. 146 УПК РФ в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года № 58-ФЗ). Этой же нормой в редакции Федерального закона от 5 июня 2007 года № 87-ФЗ прокурору представлено право отменить постановление о возбуждении уголовного дела, если он признает его незаконным или необоснованным. Кроме того, прокурор имел, имеет и сейчас право подписывать или не подписывать карточки формы №1, составлять учетные документы, или давать указания об этом следователю. Без надлежащего составления этих карточек постановка преступления на учет невозможна. Напоминаю об источнике этих требований. Согласно пунктам 1, 2, 11, 13, 14, 16 Инструкции о порядке заполнения и представления учетных документов (1) — действует с 29 декабря 2005 года, эти документы служат для сбора и систематизации сведений об объектах учета, подлежащих отражению в статистической отчетности. Учетными документами являются статистические карточки, отражающие количественное значение сведений об объектах учета. Для обеспечения формирования государственных и ведомственных статистических показателей (статистического учета) используются статистические карточки на выявленное преступление (форма № 1). заполненных реквизитов должно полностью соответствовать имеющимся в уголовном деле материалам. Статистическая карточка формы №1 выставляется на каждое преступление (на основе его юридической квалификации по конкретной норме УПК РФ), по факту совершения которого независимо от времени его совершения, возбуждено уголовное дело. Основания заполнения статистической карточки формы №1 является постановление о возбуждении уголовного дела. Статистическая карточка ф. №1 учитывается ИЦ только при наличии подписи прокурора. Таким образом, «направление в области обеспечения достоверной уголовно-правовой статистики» для прокуроров существует, по крайней мере, с 29 декабря 2005 г.- даты принятия указанного Положения о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений, и потому не является для прокуроров «новым». На дату произнесения Доклада 29 апреля 2014 года это направление действовало, как минимум, девять (!) лет.

Не опровергается это утверждение и содержанием статьи 51 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» (в ред. Федерального закона от 7 февраля 2011 года № 4-ФЗ).

Согласно этой норме Генеральная прокуратура Российской Федерации «ведет государственный единый статистический учет заявлений и сообщений о преступлениях, состояния преступности, раскрываемости преступлений, состояния и результатов следственной работы и прокурорского надзора, а также устанавливает единый порядок формирования и представления отчетности в органах прокуратуры».

Этот закон говорит лишь о дополнительных функциях прокурора к его и ранее существовавшей обязанности «обеспечения достоверной уголовно-правовой статистики», существовавшей, по крайней мере, с 2005 года.

С учетом указанных дополнительных функций, отсутствия новизны в работе прокурора по обеспечению достоверной уголовно-правовой статистики, а также констатации в Докладе, что «несмотря на принимаемые меры острой остается проблема искусственного формирования показателей борьбы с коррупцией путем необоснованного дробления единых продолжаемых преступлений на отдельные эпизоды», очевидна виновность в этом, в первую очередь, починенных прокуроров, о чем Генеральный прокурор РФ не сказал ни слова.

Прокурор не может отвечать за укрытие преступлений от учета, например, при отказе в органе внутренних дел принять заявление о преступлении или зарегистрировать такое заявление. Эти нарушения находятся в прямой и непосредственной причиной связи с неисполнением обязанностей сотрудниками органов внутренних дел. Прокурора в данном случае можно обвинить не в укрытии преступлений от учета, а в ненадлежащих проверках по выявлению таких укрытий. Это разные вещи. Однако к неправомерному «дроблению единых продолжаемых преступлений на отдельные эпизоды» с отражением этого в статистических отчетах, непосредственно причастен уже сам прокурор. Без него не может быть выставлена следователем карточка формы № 1 на такой эпизод, как на оконченное преступление. В этой связи проникновение цифровых показателей такого неправомерного дробления в статистическую отчетность может быть результатом халатности прокурора или его умышленных действий в сговоре, например, с работниками органов внутренних дел (подразделения СКР). При недостатке «палок» в отчете прокурор может, вступив в сговор, согласиться при таком неправомерном дроблении с возбуждением уголовного дела (сам инициировать такое возбуждение) по каждому эпизоду продолжаемого преступления и выставлению на эпизод, как на самостоятельное оконченное преступление, карточки формы №1. Отсюда и в отчете «липовые» цифры. Что-то не нашел в Докладе данных о результатах разбирательства с подчиненными прокурорами по этим обстоятельствам. Зато есть в нем сетования об отсутствии активности СКР в привлечении своих следователей к ответственности. С учетом изложенного, совсем непонятно одобрение Генеральным прокурором РФ в Докладе того, что «впервые с 2010 г. наблюдается увеличение числа выявленных фактов получения взятки».

Возникает оставленный в Докладе без ответа вопрос: а есть ли основания радоваться такому увеличению, если, по признанию самого докладчика, остается острой проблема искусственного формирования показателей борьбы с коррупцией путем необоснованного дробления единых продолжаемых преступлений на отдельные эпизоды?

А может быть надо просто разобраться по каждому случаю со следователем, его процессуальным и прочим руководством, а также с надзирающим прокурором, у которых такой «рост», и поставить вопрос о привлечении виновных к уголовной ответственности за умышленное искажение государственной статистической отчетности о совершенных преступлениях? Более того, увеличение числа выявленных фактов получения взятки, вопреки утверждению Генерального прокурора РФ в указанном Докладе, не обязательно должно свидетельствовать «о правильном смещении акцентов в работе оперативных служб».

По данным Управления Генеральной прокуратуры РФ по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции, опубликованным 15 февраля 2013 года на официальном сайте Генеральной прокуратуры РФ: «Статистические и аналитические материалы о состоянии работы по выявлению коррупционных преступлений, следствия и прокурорского надзора за уголовно-процессуальной деятельностью правоохранительных органов в сфере борьбы с коррупцией в 2012 году» в этом году преобладающими сферами деятельности, в которых совершались коррупционные преступления, являлись: правоохранительная (правоприменительная) – 26% (2011 г. – 34,1%), здравоохранение и социальное обеспечение – 17,8% (2011 -13,7%), образование и наука – 15% (2011 г.- 13,4%), финансовая деятельность – 6,2% (2011 – 8,4%).

В публикации в газете «Коммерсант», №31 (5026) от 20 февраля 2013 года, по данным Председателя Верховного Суда РФ В.М.Лебедева указано, что в 2012 году за все составы коррупционной направленности осуждены 5,5 тысяч лиц. При этом, как следовало из доклада главы ВС, более 80% подсудимых – в основном работники сферы здравоохранения и образования – обвинялись в получении взяток в размере от 5 тыс. до 50 тыс. рублей. В интервью от 23 февраля 2013 года в ТВ-программе «Вести», опубликованном на официальном сайте Верховного Суда РФ, Председатель Верховного Суда РФ В.М.Лебедев пояснил, что в 2012 году из числа осужденных за взятки 22 %, или каждый пятый – это работник здравоохранения.
Таким образом, преподаватели и врачи превалировали среди «главных» коррупционеров. В сферах, где они трудятся, в 2012 году совершено 32,8% коррупционных преступлений. В 2011 году немногим меньше – 27,1% от всех коррупционных преступлений.

При сохраняющейся тенденции речь могла и может идти не о «правильном смещении акцентов», на что указал Генеральный прокурор РФ, а об устоявшейся имитации борьбы с коррупцией, в том числе и в нарушение приказа Генерального прокурора РФ от 15 мая 2010 года № 209 (в ред. Приказа Генпрокуратуры России от 09.02.2012 № 39) «Об усилении прокурорского надзора в свете реализации национальной стратегии противодействия коррупции».

В подпункте 6 пункта 4 этого акта подчиненным прокурорам приказано при надзоре за законностью оперативно-розыскной деятельности исходить из того, что «основные усилия сотрудников правоохранительных органов должны быть направлены на выявление и пресечение преступлений, представляющих большую общественную опасность».

Согласно подпункту 7 пункта 5 этого приказа прокурорам ежеквартально предложено отражать в докладных записках «данные о результатах оперативно-розыскной деятельности за отчетный период, в том числе по выявлению и пресечению коррупционных преступлений, представляющих большую общественную опасность и совершенных лицами особого правового статуса». Понятно, что если речь идет о получении взятки, то большую общественную опасность могут иметь отнюдь не взятки, получаемые работниками здравоохранения и образования, представляющих собой, о чем говорил Председатель Верховного суда РФ В.М.Лебедев, большинство осужденных взяткополучателей:

«Как и прежде, считаю, — сказал Председатель СКР,- что наиболее важным направлением работы на современном этапе является борьба со взяточничеством в органах государственной власти, где проявления коррупции наиболее опасны» (Доклад Председателя СКР в Следственном комитете на расширенном заседании коллегии, посвященном итогам работы следственных органов за 2013 год и задачам на 2014 г.) В этой связи непонятно, почему при «усилении», «приоритетном» направлении, выявляются в большинстве своем «грошовые» взяточники, чьи действия заведомо не представляют большой общественной опасности, в том числе и по мнению Председателя СКР, а Генеральный прокурор РФ говорит о «правильном смещении акцентов»?

Представляется, что такого рода доклады сенаторам должны охватывать глобальную проблему в целом.

Тем более что Доклад предварён Генеральным прокурором РФ словами о его построении на материалах надзорной практики прокуроров «по наиболее чувствительным для наших граждан и важным для государства направлениям».

В этой связи, раз уж завел руководитель высшего надзорного органа страны речь об остающейся острой проблеме искусственного формирования показателей борьбы с коррупцией, то надо было бы сказать не только о том, что делается это «путем необоснованного дробления единых продолжаемых преступлений на отдельные эпизоды».На момент указанного Доклада (29 апреля 2014 года) согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ правоохранителям уже надо было работать и над устранением укрытия от учета получения взяток, как преступлений, составляющих не продолжаемое преступление, а реальную их совокупность.

Источник: https://pravorub.ru/articles/42011.html

Выявляются и ставятся на учет скрытые преступления

Преступление считается укрытым от учета если

За 12 месяцев прошедшего года в Вологодской области дополнительно поставлено на учет 2105 укрытых от регистрации преступлений, за 3 месяца 2005 года – 602 преступления.

Кроме того, внесено 46 представлений по учетно-регистрационной дисциплине в городские и районные органы внутренних дел, по представлениям прокуроров привлечены к дисциплинарной ответственности 26 сотрудников милиции, в том числе 3 начальника отделов.

Прокуратурой Вологды направлено в суд 3 уголовных дела в отношении работников милиции, укрывших преступления от учета. Это – участковые уполномоченные В.Елисеев, укрывший от учета и регистрации особо тяжкое преступление – разбой, а также В.Попов  и М.Панев, не регистрировавшие грабежи двух граждан.

Прокурорами за 1 квартал текущего года проведено 277 проверок соблюдения учетно-регистрационной дисциплины, в том числе в  медицинских учреждениях, страховых организациях, подразделениях ГИБДД, паспортно-визовой службы, отделах вневедомственной охраны, банковских учреждениях.

Эффективность  проверок наиболее высока в прокуратуре города Череповца, где по результатам таких проверок возбуждено 39 уголовных дел.

Нередко работники прокуратуры, проверяя материалы об отказе в возбуждении уголовных дел, берут объяснения с потерпевших, выясняя при этом, что постановления об отказе вынесены незаконно, и имеются основания для возбуждения уголовных дел.

Прокуратурой Череповца в 2004 году и 1 квартале текущего года было вызвано в прокуратуру более 3 тысяч заявителей, по результатам полученных объяснений отменено около 300 постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел.

Кроме того, работники прокуратуры, проверяя законность отказа в возбуждении уголовных дел, выявляют факты, когда проверки по ним проводятся неполно, в ряде случаев не принимаются меры к установлению фактических обстоятельств  происшествия, размера имущественного ущерба и т.д.

Так, в Сокольском районе сотрудник милиции отказал в возбуждении уголовного дела по факту причинения ножевого ранения Г.Мулинову, удовлетворившись объяснением потерпевшего, который показал, что упал на нож по собственной неосторожности. Работниками прокуратуры было установлено, что ножевое ранение Мулинову причинила его жена, в результате по данному факту возбуждено уголовное дело.

Прокурор Шекснинского района отменил постановление инспектора отдела госпожнадзора об отказе в возбуждении уголовного дела и возбудил уголовное дело по ч.2 ст.167 УК РФ по факту умышленного уничтожения путем поджога автомашины В.Ильина  в гараже.

Несмотря на то, что в материалах проверки было достаточно данных, указывающих на совершение умышленного преступления, инспектор отказал в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления, предусмотренного ст.168 УК РФ – уничтожение или повреждение имущества по неосторожности.

По представлению прокурора инспектору отдела госпожнадзора за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей объявлен выговор.

Вынесение незаконных и необоснованных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел допускается сотрудниками органов внутренних дел не только по причине неполноты проверок в порядке ст.144-145 УПК РФ, но и по причине неправильной юридической оценки содеянного.

Так, прокуратурой города Череповца выявлены незаконные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по факту заведомо ложного сообщения об акте терроризма, мотивированные тем, что факт заминирования не нашел подтверждения, тогда как это и составляет объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст.207 УК РФ.

Работа по выявлению скрытых сотрудниками органов внутренних дел от регистрации и разрешения сообщений о преступлениях проводится и органами прокуратуры Мурманской области

В результате этой работы в первом квартале текущего года прокурорами выявлено и поставлено на учет 381 преступление, что на 76 процентов больше, чем за аналогичный период 2004 года.   

По вопросам нарушений законности при регистрации и учете преступлений прокурорами в адрес руководителей органов внутренних дел внесено 61 представление, в 1 квартале 2004 года их было 56. По требованию прокуроров к дисциплинарной ответственности привлечено в 2005 году 37 сотрудников милиции.      

Кроме того, прокуратурой возбуждено 3 уголовных дела в отношении сотрудников милиции за нарушения по службе, связанные с укрытием преступлений от учета.

С этой и другими новостями можно ознакомиться на информационно-коммуникационном сервисе Генеральной прокуратуры Российской Федерации «ЭФИР» по адресу: efir.genproc.gov.ru

Источник: https://genproc.gov.ru/smi/news/genproc/news-67016/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.