Преступления в армии

Содержание

Преступления против военной службы

Преступления в армии

Одной из важнейших задач, стоящих перед правительством Российской Федерации, является усиление правопорядка и законности в рядах российской армии.

Это позволит обеспечить соблюдение воинской дисциплины и обороноспособности страны в целом.

Важное место среди мер по обеспечению дисциплины занимает законодательство, предусматривающее ответственность за совершение преступлений против военной службы.

Какие действия военнослужащего признаются преступлением против воинской службы?

Преступления против военной службы

Воинские преступления представляют собой действия военнослужащих, направленные против установленного армейского порядка и имеющие потенциальную опасность для воинской деятельности в целом.

При этом данный вид преступлений подробно описан в уголовном законодательстве – одноименная глава содержится в Уголовном кодексе Российской Федерации. Статья 331 Уголовного кодекса гласит, что данное преступление характеризуется такими признаками, как общественная опасность, уголовная противоправность, виновность и наказуемость.

Таковыми преступлениями могут считаться:

  • Несоблюдение правил уставных взаимоотношений между военнослужащими, например неподчинение и другие.
  • Нарушение порядка несения воинской службы, например уклонение от нее.
  • Нарушение правил исполнения воинской службы.
  • Причинение вреда боеспособности российских войск, то есть порча военного имущества.

Также к одному из видов преступлений данного вида относится нарушение правил использования военного транспорта и техники.

Какая ответственность за совершение воинских преступлений?

Описанные в Главе 33 Уголовного кодекса РФ преступления охватывают разные аспекты прохождения службы в армии, а уголовная или административная ответственность за их совершение основана на принципах равенства перед законом, справедливости и гуманизма.

Степень ответственности и мера наказания за преступление также зависят от его характера и от того, насколько опасно оно для общественности. Однако если военнослужащий на добровольной основе отказался от совершения правонарушения или доведения его до конца, его нельзя привлечь к уголовной ответственности.

Если определенное правонарушение не повторилось и не повлекло тяжких последствий, то наказание может быть условным.

Несоблюдение уставных взаимоотношений

Примером преступления, связанного с нарушением уставных взаимоотношений, считается известная всем «дедовщина», то есть жестокое или грубое отношение военнослужащих к новичкам.

Если такое отношение к сослуживцам привело к телесным повреждениям и ухудшению здоровья потерпевшего, то ответственность может предусматривать лишение свободы сроком от 3 до 10 лет.

В случае сопротивления военнослужащего приказу сослуживца, на которого возложено исполнение прямых обязанностей, ответственность может быть выражена в ограничении по службе или лишением свободы до 5 лет.

При нарушении порядка пребывания на воинской службе

Преступления против военной службы

Нарушение правил порядка пребывания на службе может наказываться по закону путем ограничения по службе или содержанием в дисциплинарной части до 2 лет.

Если данное правонарушение привело к тяжелым последствиям, то срок увеличивается до 5 лет.

В случае нарушения правил несения службы

Одним из примеров такого вида преступления считается дезертирство, которое выражается в уклонении от несения воинской службы. Неявка или отсутствие на месте службы в течение 3 дней, подделка документов, а также прямое уклонение от призыва в армию может быть поводом для несения уголовной ответственности.

Она выражается в лишении свободы сроком до 7 лет. Если при совершении подобного правонарушения военнослужащий взял с собой оружие или применил его в целях, не предусмотренных уставом, то срок лишения свободы увеличивается до 10 лет.

При порче или уничтожении военного имущества

Такое преступление может предусматривать разные виды ответственности. Согласно статье 346 Уголовного кодекса РФ в случае умышленной порчи военного имущества может быть назначен штраф в размере до 80 тысяч рублей или лишение свободы до 2 лет.

При этом также учитывается размер вреда, нанесенного при совершении преступления. Если оно совершено по неосторожности, то предусматривается административная ответственность в виде наложения штрафа или уголовная ответственность в виде ареста на разные сроки.

Если же данное преступление повлекло за собой тяжкие последствия, срок лишения свободы увеличивается до 5 лет.

К солдатам срочной службы административная ответственность не применяется, а штраф заменяется на содержание на гауптвахте.

При нарушении правил использования военной техники

Если нарушены правила использования оружия, боеприпасов и транспорта, а их применение причинило вред здоровью человека, то данное правонарушение может быть наказано ограничением по службе, арестом на несколько месяцев или лишением свободы на срок до 2 лет.

Если же результатом данного преступления стала смерть одного или более людей, то ответственность предполагает лишение свободы от 5 до 10 лет.

Алгоритм и правила расследования военных преступлений

Преступления против военной службы

Порядок расследования преступлений против воинской службы во многом зависит от их конкретного вида.

Но для расследования большинства из них необходимо соблюдать следующий порядок действий:

  • Все эти преступления подлежат предварительному следствию.
  • Командир части должен сообщить о совершении правонарушения вышестоящим органам.
  • Создается специальная комиссия для проведения дознания и изучения материалов по делу.
  • Далее изучаются документы, являющиеся основанием для возбуждения уголовного дела.
  • Для начала нужно определить состав преступления.
  • Выявить военнослужащих, имеющих какое-либо отношение к данному правонарушению, и произвести их допрос.
  • Определить вину преступника, выявить связь между правонарушением и его результатом.
  • Произвести осмотр места преступления в случае необходимости.

Чаще всего дело может закончиться изменением его квалификации или наказанием по нескольким статьям Уголовного кодекса РФ, так как данный проступок подразумевает нарушение порядка прохождения военной службы.

Преступления против военной службы считаются основанием для уголовной ответственности, поэтому к прохождению и несению этой службы следует отнестись со всей серьезностью.

Немаловажное значение для определения уголовного наказания имеет состав совершенного преступления и степень опасности, которую оно представляет для окружающих.

Не нашли ответ на свой вопрос в статье или есть дополнительный вопрос? Задайте его юристуна сайте и получите развернутую консультацию уже через 15 минут

Источник: https://zen.yandex.ru/media/vzapase_expert/prestupleniia-protiv-voennoi-slujby-5c5c69fa443b6200af08f967

Уголовная ответственность военнослужащих

Преступления в армии

При совершении деяния (действия/бездействия), запрещенного Уголовным кодексом РФ под угрозой наказания, человек несет уголовную ответственность.

В отечественном уголовном законодательстве, как и во многих законодательствах мира, помимо общих составов преступлений, применимых к любому человеку, есть группы преступлений, совершают которые или в случае наличия определенных полномочий (например, если эксперт пишет заведомо ложно заключение) или если человек находится в определенных условиях (вряд ли можно совершить побег из мест лишения свободы, если человек не осужден и не отбывает наказание).

В Уголовном кодексе РФ целая глава посвящена преступным правонарушениям, которые могут совершить только военнослужащие.

Военнослужащий – это лицо, проходящее военную службу по контракту или по призыву (Федеральный закон от 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»).

Изучив Главу 33 УК РФ можно узнать о всех моделях поведения военнослужащего, признаваемых государством преступными.

В статье 19 Конституции РФ прописано равенство всех перед законом и судом. Поэтому военнослужащие, наряду с лицами, не занятыми на воинской службе, обладают тем же набором прав и обязанностей, что и другие люди.

Однако, как лица, имеющие определенный статус и связанные с ними обязанности по несению военной службы, они дополнительно реализовывают их в ограниченной сфере правоотношений: в сфере подготовки к вооруженной защите и непосредственно в сфере вооруженной защиты, поэтому в случае совершения общественно опасного деяния, касающегося исполнения обязанностей в указанных сферах, подлежат привлечению к ответственности в качестве субъекта преступления против военной службы.

За что бывает уголовная ответственность

Взяв за основу классификации объективную сторону преступления против военной службы, можно разделить их на группы: посягающие на порядок подчиненности и уставных взаимоотношений между военнослужащими, касающиеся уклонения от службы; в отдельные статьи выделены преступления против порядка несения специальных видов служб (караульной, пограничной), против порядка сбережения и использования имущества (умышленное или по неосторожности его повреждение, утрата) и, наконец, преступления, в которых идет речь о нарушении порядка обращения с оружием и с военной техникой.

Рассмотрим преступления, наиболее интересные в силу особенностей признаков их составов.

Неправомерное применение оружия

Оружие выдается военнослужащему для целей осуществления военной службы: обучения и выполнения поставленных задач. Его применение строго регламентировано. Любые другие случаи его применения потенциально общественно опасны и противоправны.

В Главе 33 УК РФ неправомерное применение оружия предусмотрено сразу несколькими составами преступлений, где такое применение расценивается как дополнительный квалифицирующий признак, отягчающий ответственность.

Неправомерным будет применение оружия в случае оказания сопротивления начальнику или принуждения его к нарушению обязанностей (п. «б» ч. 2 ст. 333 УК РФ); насильственные действия, применяемые к начальнику и не связанные с таким принуждением, закреплены п. «б» ч. 2 ст. 334 УК РФ.

Если военнослужащий, используя оружие, нарушает взаимоотношения между сослуживцами при отсутствии между ними отношений подчиненности, такие действия будут квалифицироваться по п. «г» ч. 2 ст. 334 УК РФ.

Дезертирство

Особый интерес в силу специфики своего состава представляет ст. 338 УК РФ.

Дезертирство – это самовольное оставление части или места службы, преследующее целью уклонение от прохождения военной службы или неявка в тех же целях на службу.

Для верной квалификации деяния должны присутствовать все признаки состава преступления.

  • Объект. Им является порядок прохождения военной службы – именно на эти правоотношения посягает лицо, когда совершает преступление.
  • Объективная сторона. Данный состав преступления формален, то есть для признания его совершенным не нужно факта наступления каких-либо неблагоприятных последствий, как в материальных составах (например, как в убийстве наступления смерти): достаточно лишь совершения действия по оставлению части или места службы. Это действие и будет составлять объективную сторону преступления. При этом продолжительность времени незаконного отсутствия не имеет значения: преступление окончено с момента оставления службы или воинской части.
  • Субъективная сторона здесь – это исключительно умышленная вина плюс особая целью совершения преступления. Умысел – как прямой, когда виновный осознает общественную опасность своих действий в виде неблагоприятных последствий (факт свершения которых, однако, не требуется для признания преступления оконченным), и желает их наступления, так и косвенным, когда виновный допускает или безразлично относится к их наступлению.

Кроме того, субъективная сторона, исходя из диспозиции нормы, характеризуется еще одним обязательным признаком, который играет важную роль при возникновении спорных моментов квалификации, а именно целью.

Военнослужащий, совершающий преступление, хочет уклониться от прохождения военной службы либо не явиться на службу. Для установления наличия состава преступления факт доказанности этой цели обязательна.

Субъект: исключительно лицо в статусе военнослужащего.

Предусмотрены и квалифицированные, более серьезные с точки зрения уголовного права, виды деяния: совершенные с оружием, доверенным по службе; по предварительному сговору группой лиц /организованной группой.

Примечание к ст. 338 УК РФ устанавливает возможность освобождения от ответственности для впервые совершившего это преступления вследствие тяжелых жизненных обстоятельств.

Неуставное поведение

Ответственность за неуставное поведение зафиксирована в ст. 335 УК РФ. Это нарушение уставных правил, сопряженное с унижением чести и достоинства, издевательством над потерпевшим, которое сопровождается насилием.

Объектов в данном составе два: порядок прохождения военной службы, то есть те правоотношения, на которые посягает нарушитель (основной непосредственный объект) и неприкосновенность личности военнослужащего (сюда можно отнести здоровье, честь и достоинство), являющееся дополнительным непосредственным объектом.

Представляет интерес объективная сторона. Выражается она в обязательной совокупности следующих признаков:

  • нарушение уставных правил;
  • отсутствие подчиненности между правонарушителем и потерпевшим;
  • унижение чести и достоинства или издевательства над потерпевшим либо факт насилия.

Действиями, выражающими объективную сторону преступления, могут являться, например, издевательства одних военнослужащих над другими, принуждение потерпевших совершать унизительные для них поступки, в том числе сексуального характера. Все эти действия обычно сопровождаются применением насилия.

Субъективная сторона характеризуется исключительно прямым умыслом: лицо, совершающее преступление, осознает, что нарушает порядок поведения, закрепленный в уставе, и желает этого.

Части 2 и 3 статьи предусматривают ответственность за квалифицированные виды этого деяния, ужесточая при этом санкции за его совершение.

Виды уголовных наказаний

Помимо основных видов наказаний к военнослужащим в силу специфики правового поля, в котором совершаются преступления против военной службы, применимы такие наказания, как:

  • ограничение по военной службе (ст. 51 УК РФ);
  • содержание в дисциплинарной воинской части (ст. 55 УК РФ);
  • лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград (ст. 48 УК РФ).

Ответственность в виде ареста

Арест это строгая изоляция от общества, назначается на срок от одного до шести месяцев. Отбывается на гауптвахте (гарнизонной или войсковой).

Наказание усугубляется тем, что срок его отбывания не засчитывается в срок службы и выслугу лет, что в конечном итоге оказывает большое влияние на присвоение воинских званий и дальнейшее продвижение виновного по служебной лестнице.

Во время срока ареста осужденного нельзя перевести на новое место работы и уволить с воинской службы.

в дисциплинарной воинской части

Это наказание, как и арест – основное и может применяться отдельно на срок до двух лет, в зависимости от тяжести совершенного деяния. Суть наказания заключается в том, что осужденный направляется в особую дисциплинарную воинскую часть (батальоны или роты, размещающиеся отдельно от других частей гарнизона), где подвергается дисциплинарному воздействию.

Ограничения по военной службе

Для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, предусмотрено такое наказание, как ограничение по военной службе. Оно назначается на срок от трех месяцев до двух лет.

Суть наказания: осужденный платит из полученного им дохода средства в пользу государства, при этом также, как и в случае ареста, за время отбывания наказания не может повышаться в должности, получить очередное звание. В выслугу лет срок отбывания наказания не засчитывается.

Порядок привлечения к уголовной ответственности

Признать человека виновным в совершении преступления может только суд.

В случае совершения преступления военнослужащим правосудие осуществляется только военными судами при соблюдении основополагающих для любого судопроизводства во всем мире принципов: законности, независимости судей, уважении чести и достоинства личности, ее неприкосновенности, презумпции невиновности и состязательности сторон, и пр.

Суд выносит решение только после всестороннего и полного рассмотрения дела.

Порядок изъятия имущества у осужденных военнослужащих

Наличие имущества у осужденных и процедура его изъятия регулируется Приказом Министра обороны РФ от 20.10.2016 № 680 «Об утверждении Правил отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими» (далее – Правила). Когда осужденный прибывает в дисциплинарную воинскую часть уполномоченные лица составляют опись вещей и предметов, находящихся с собой у осужденного.

Такая опись составляется в трех экземплярах (один – для дисциплинарной воинской части, второй – для части, откуда прибыл осужденный, третий для передачи в военную полицию). Далее вещи согласно описи сдаются начальником конвоя, сопровождающего осужденного, в штаб дисциплинарной воинской части для хранения в опечатанном сейфе.

Какие предметы можно иметь с собой осужденным

Осужденные могут иметь при себе лишь ограниченный набор вещей и предметов, содержащийся в приложении к Правилам.

Это закрытый перечень, который, помимо наименований, регулирует их допустимое количество. В него входят:

  • вещи, предназначенные для личной гигиены (мыло туалетное и хозяйственное, зубная щетка и паста, принадлежности для бритья, шампунь, расческа, зеркало);
  • канцелярские принадлежности (конверты, тетради, ручки, карандаши).

В Приложении № 2 Правил указаны предметы первой необходимости и питания, которые можно иметь, приобретать и получать:

  • предметы индивидуальной гигиены (туалетные, безопасные бритвенные принадлежности);
  • одежда (нижнее белье, теплая одежда, головные уборы) и обувь;
  • канцелярская и печатная продукция (альбомы, тетради, книги, газеты, журналы, конверты, марки);
  • табачные изделия;
  • предметы, имеющие отношение к вероисповеданию (крестики, предметы культа).

Как осуществляется контроль за условно осужденными

Контроль за поведением военнослужащих, осужденных условно, осуществляет командование их воинских частей. Военнослужащий периодически появляется к командовании, предоставляет отчет о своем поведении и исполнении обязанностей, которые на него возложил суд. Тем самым командование всегда держит «руку на пульсе», осужденный условно ведет более-менее социально активную жизнь.

Изначально определяется период, называемым испытательным сроком, в течение которого военнослужащего наблюдают, а по его окончании делается вывод о возможности оставления осужденного на условном осуждении. Если осужденный не является к командованию без уважительной на то причины он подвергается приводу.

Примеры освобождения от отбывания наказания

Как и в случае с наказаниями, которые бывают общими для всех субъектов и применимыми только к военнослужащим, так и освобождение от него может быть общим и специальным, назначаемым судом только в случае, если преступник – военнослужащий.

В качестве примера можно привести досрочное освобождение в случае возникновения оснований для увольнения осужденного с военной службы (ч. 3 ст. 81 УК РФ, ч.ч. 1 и 2 ст. 174 УИК РФ). Такие основания появляются, если обнаруживаются заболевания, которые делают осужденного негодным к прохождению службы.

В каких случаях бывает досрочное освобождение или замена на более мягкое наказание

Это возможно, если суд, основываясь на материалах, фактических данных, сочтет необходимым и установит:

  • для достижения цели наказания – исправления – осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного ему наказания;
  • факт полного или частичного возмещения вреда, причиненного деянием;
  • осужденный фактически отбыл определенную часть наказания (размер которой зависит от тяжести преступления). При этом срок фактически реализованного наказания в виде лишения свободы не меньше, чем 6 месяцев.

В обоих случаях, принимая решение об уменьшении негативных последствий наказания для военнослужащего, суд учитывает личность осужденного, его поведение, отношение к труду, учебе и готовности исправления.

В целом, нормы об уголовной ответственности военнослужащих основаны на тех же принципах, решают те же задачи, что и остальные нормы уголовного права, но учитывают при этом специфику объекта и субъекта посягательства, ведь они имеют непосредственное отношение к обеспечению нашей с вами безопасности.

Не нашли ответ на свой вопрос в статье или есть дополнительный вопрос? Задайте его юристуна сайте и получите развернутую консультацию уже через 15 минут

Источник: https://zen.yandex.ru/media/vzapase_expert/ugolovnaia-otvetstvennost-voennoslujascih-5c8cca6dee822b00b38b22b7

Дедовщина выходит из строя

Преступления в армии

В России уменьшается количество дел о насилии в армии

За десять лет число ежегодно осуждаемых по статьям Уголовного кодекса, связанным с насилием в армии, сократилось в несколько раз. Какие регионы лидируют по «армейским» делам и почему — разбирался РБК

Петр Ковалев / ТАСС

Число приговоров за дедовщину в армии неуклонно сокращается, свидетельствуют данные за 2008–2019 годы, которые по запросу РБК предоставил судебный департамент при Верховном суде. Резкое падение числа таких приговоров произошло в 2012 году. Если до этого времени число осужденных по ст.

335 УК «Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими» составляло 1,5–1,9 тыс. в год (по основной статье и дополнительной квалификации), то в 2012 году таких осужденных было уже 1133 — и затем количество приговоров сокращалось каждый год.

В 2018 году осудили за нарушение уставных отношений 302 человека.

Уменьшается с каждым годом и число осужденных за превышение полномочий (ст. 286 УК) — статья, за которой в том числе может скрываться насилие в вооруженных силах. «Как правило, дела по этому составу против военнослужащих связаны с насилием со стороны командиров в отношении подчиненных», — пояснил в разговоре с РБК юрист правозащитной группы «Гражданин и Армия» Арсений Левинсон.

Штатная численность российских вооруженных сил на 2019 составляла более 1,9 млн человек, из них 1,013 млн военнослужащих. В 2009 году штатная численность – составляла более 2 млн и 1,134 млн соответственно. В 2019 году в армию призвали 267 тыс. человек, в 2009 — 576,5 тыс срочников. С 2008 года срок срочной службы был снижен с двух лет до одного. 

В декабре 2018 года основным мотивом уклонения от службы 44% участников опроса ВЦИОМа называли боязнь дедовщины, 41% — боязнь высоких физических нагрузок.

РБК проанализировал данные Верховного суда за 2017–2019 годы (ранее подобная информация не публиковалась). Из них следует, что более половины осужденных по ч. 3 ст. 286 УК (превышение полномочий с применением насилия, оружия, спецсредств, с причинением тяжких последствий или с угрозой насилием) были военнослужащими.

Впрочем, в ту же категорию дел по ч. 3 ст. 286 УК, рассмотренных военными судами, попадают дела, не связанные с насилием в армии. Военнослужащими являются также сотрудники ФСБ, ФСО, некоторых подразделений МЧС, военного следствия и прокуратуры.

Также по этой статье могут квалифицироваться деяния, связанные с провокациями, пытками и фальсификациями сотрудниками спецслужб. Но такие дела немногочисленны, показал анализ РБК.

Официальная статистика не дает представления об их доле: судебный департамент не смог предоставить РБК детальные данные о распределении осужденных военных по ведомствам.

В общей сложности за десять лет число осужденных по этой статье уменьшилось в два раза, показывает анализ РБК.

Насилие в армии — преступление, совершение которого в России наказывается по статьям Уголовного кодекса 335 («Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности», максимальное наказание — до десяти лет лишения свободы), 336 («Оскорбление военнослужащего», максимальное наказание — ограничение по военной службе на срок до года), 334 («Насильственные действия в отношении начальника», максимальное наказание — до восьми лет лишения свободы) и 286 («Превышение должностных полномочий», максимальное наказание — до десяти лет лишения свободы).

Случаи насилия и побоев между солдатами квалифицируются по статье о неуставных отношениях; дополнительная квалификация по общим составам УК о насильственных преступлениях (убийстве, причинении вреда здоровью или побоях) в таких случаях не применяется, рассказал РБК Левинсон.

РБК обнаружил в ГАС «Правосудие» (информационная система российских судов) 736 дел по этим статьям, поступивших в военные суды по всей России в 2019 году и 1226 — за 2018 год. Больше всего дел рассматривают в Московской области и на Дальнем Востоке.

Где больше всего дел о насилии в армии

В Московской области было рассмотрено каждое 12-е дело о насилии в армии в стране — всего 157 дел с начала 2018 года до октября 2019 года. Каждое 13-е дело в стране рассматривают в Хабаровском крае — на него с начала 2018 года пришлось 148 дел о насилии в вооруженных силах. В Приморском крае рассмотрели 139 дел.

Выросло число дел, рассмотренных в Крыму, — за 2018 год их было 23, а за первые десять месяцев 2019 года в Крымский гарнизонный военный суд поступило 31 дело (за аналогичный период прошлого года в суд поступило 18 дел).

Число дел, рассматриваемых в Москве, резко уменьшилось. За первые десять месяцев 2018 года военные суды в Москве рассмотрели 60 дел о насилии в вооруженных силах, а за аналогичный период 2019 года — 29. Стало значительно меньше дел, рассмотренных в Ростовской области — в первые десять месяцев 2018 года там рассмотрели 65 дел, а в 2019 году — восемь дел.

Дела каких частей рассматривают в Подмосковье

Большую часть подмосковных преступлений рассматривал Наро-Фоминский гарнизонный военный суд — 59 дел из 157, рассмотренных в Подмосковье.

На сайте суда указано, что он рассматривает дела 2-й гвардейской мотострелковой Таманской ордена Октябрьской Революции, Краснознаменной ордена Суворова дивизии имени М.И. Калинина, 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии имени Ю.В.

Андропова, а также воинских частей Воздушно-десантных войск, войск связи, противовоздушной обороны, ракетных войск и отдельных частей Западного военного округа.

Еще 44 дела рассмотрел Реутовский гарнизонный военный суд. К его подсудности относятся части, дислоцированные в Ногинском и Щелковском муниципальных районах Московской области, городских округах Реутов, Балашиха, Ивантеевка, Котельники и других.

В апреле 2019 года гарнизонный суд в Екатеринбурге вынес приговор рядовому Хасанову Б.Р., который «решил наказать» своего сослуживца за проступок и ночью вырезал на его лбу бритвенным станком нецензурное слово, «обозначающее лицо нетрадиционной сексуальной ориентации», говорится в опубликованном в ГАС «Правосудие» решении суда.

После этого Хасанов стал оскорблять сослуживца. У пострадавшего развилось депрессивное расстройство, он застрелился. Органы следствия квалифицировали это происшествие как нарушение уставных правил взаимоотношений, повлекшее тяжкие последствия (ч. 3 ст. 335 УК). Хасанову назначили наказание в виде трех лет колонии общего режима.

В октябре в воинской части в Забайкалье солдат-срочник Рамиль Шамсутдинов застрелил восьмерых сослуживцев. По словам его отца, причиной произошедшего стали неуставные отношения. Комиссия Минобороны установила, что у рядового был личный конфликт с одним из офицеров, но факты физического насилия не подтвердила.

О другом инциденте писал в октябре «Коммерсантъ», в воинской части в Козельске (Калужская область) в кабинете командира был найден погибшим военнослужащий Сергей Сафонов.

В свидетельстве о смерти, с которым ознакомился РБК, ее причиной названо «преднамеренное самоповреждение». Однако в морге выяснилось, что на лицо Сафонова наложен грим, под которым обнаружились синяки.

Родственники солдата не верят, что он мог покончить с собой.

Что власти говорят о дедовщине

В середине ноября заместитель главного военного прокурора Сергей Скребец заявил в Совете Федерации о росте преступлений насильственного характера со стороны командиров в отношении подчиненных, с начала года от них пострадали 100 военнослужащих, сообщил «Интерфакс».

Одной из причин этого Скребец назвал плохую подготовку курсантов военных училищ, которых не учат навыкам работы с подчиненными.

Большинство командиров, которых уличили в дедовщине, объясняли свои действия тем, что у них не хватает уставных полномочий для поддержания порядка среди солдат.

В Минобороны считают, что оснований для дедовщины после сокращения срока службы срочников с двух лет до года нет, а насилие в частях связывают с другими видами неуставных отношений.

«Сейчас в армии просто нет почвы для дедовщины. Есть, конечно, случаи бытового и казарменного хулиганства. При наличии большого желания эти случаи можно поднять на щит и носить по всем сценическим и митинговым площадкам.

Мол, смотрите, один солдат ударил другого! Но такие ситуации гораздо более многочисленны среди гражданских лиц в любом городе. Главное в том, что в нашей миллионной армии преступность на порядок, повторю — на порядок меньше, чем в любом городе-миллионнике.

И это сухая статистика», — заявил в сентябре в интервью «Московскому комсомольцу» министр обороны Сергей Шойгу.

Правозащитники действительно наблюдают снижение уровня насилия между военнослужащими после сокращения в 2008 году срока службы по призыву и реформ в армии, сказал РБК Арсений Левинсон.

Серьезно повлияло на качество уставных отношений, по его мнению, и распространение смартфонов, сделавшего армию чуть более открытой. Однако нельзя сказать, что проблема дедовщины ушла, говорит Левинсон.

В том или ином виде она остается из-за неисправимой пока закрытости армии, отсутствия адекватного досуга у военнослужащих и наличия социальной напряженности, которая вызвана в том числе низким денежным довольствием.

Юрист «Солдатских матерей Петербурга» Александр Передрук объяснил большой процент судов в Подмосковье и на Дальнем Востоке количеством расположенных там военных частей. «В зависимости от численности части больше вероятность, что там будут случаи насилия», — отметил он.

По словам юриста, статистика приговоров не отражает полную картину, потому что в России «большое количество преступности латентной, которая не фиксируется в отчетах».

«Зачастую военнослужащего могут побить, но он об этом никому не скажет, а если и скажет, то часть решит дело замять своими силами, без передачи дела в военную прокуратуру или военное следственное управление», — отметил он.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2019/11/29/5dd6b5749a79479efffb5771

Дисциплина в кулаке: почему из армии не уходит насилие

Преступления в армии

В этом году в российской армии выросло количество преступлений насильственного характера со стороны командиров в отношении подчиненных, заявил заместитель главного военного прокурора Сергей Скребец, выступая в Совете Федерации в пятницу, 22 ноября.

По его словам, с начала года от рукоприкладства со стороны офицеров пострадали более 100 военнослужащих.

«Практика показывает, что поддержание управляемости подразделений на кулаках со стороны этой категории командиров еще не изжито, и в текущем году пострадало более 100 подчиненных», – сказал Скребец.

Он уточнил, что большинство правонарушителей объясняют свои действия тем, что у них недостаточно «уставных полномочий по поддержанию правопорядка в подразделениях». Однако в действительности, считает Скребец, к насилию ведет невыполнение младшими и старшими командирами даже основных требований общевоинских уставов.

Кроме того, командиры зачастую просто не умеют работать с подчиненными. Причина кроется в недостаточной профессиональной подготовке курсантов военных училищ, отметил представитель Главной военной прокуратуры (ГВП).

Он также упомянул, что в текущем году наблюдается рост количества противоправных деяний, связанных с посягательством на военное имущество и бюджетные средства. При этом, подчеркнул Скребец, можно говорить о том, что уровень преступности в войсках стабилизировался.

Отметим, что с 2010 года Минобороны не публикует статистику по небоевым потерям в армии.

Последние данные о погибших служащих попали в открытые источники в 2015 году, когда СМИ опубликовали приложение к конкурсной документации в рамках тендера на страхование военнослужащих Вооруженных сил РФ.

Согласно перечню типов страховых случаев, в 2015 году погибли 626 военнослужащих, в 2014 году – 790, в 2013 – 596. Однако эта статистика не включала в себя пострадавших — кроме того, неясно, какой процент смертей связан с неуставными отношениями.

Юрист «Комитета солдатских матерей» Александр Латынин считает, что цифра, которую предоставила ГВП, явно занижена. Он пояснил, что комитет получает не менее трех сообщений в день о неуставных отношениях в армии.

Примерно 60% из них касаются насилия именно со стороны командиров.

Таким образом, в течение года правозащитники комитета получают не менее 650 сообщений от служащих, которые утверждают, что пострадали от насилия со стороны командиров.

«Конечно, часть из этих сообщений оказывается враньем, однако не стоит забывать, что часть инцидентов с неуставными отношениями просто скрывается от командиров или ими самими», – отметил Латынин в беседе с «Газетой.Ru».

Например, несколько месяцев назад в комитет поступило подтвердившееся впоследствии обращение о том, что в Читинской области офицер применил насилие к подчиненному. Служащий в результате получил перелом ключицы со смещением, но вместо того, чтобы отвезти его в больницу, солдата в течение месяца прятали дома у того самого офицера.

Правозащитники отмечают, что явление дедовщины, при котором старослужащие «деды» учат новобранцев и фактически делают их своими прислужниками, ушло из российской армии благодаря реформам. Так, в 2008 году срок службы был сокращен до 12 месяцев.

Однако, подчеркивает Латынин, вместе с тем были приняты меры, которые стали причинами роста насилия со стороны старших офицеров. Так, в том же году был сильно сокращен командный состав.

«Если раньше на одну роту было три-четыре офицера, а также прапорщик на должности старшины (прямой начальник солдат – «Газета.Ru»), то сейчас в подразделении присутствуют максимум два офицера на 80 служащих.

Если там есть еще хотя бы контрактник, то это очень хорошо. Представляете, что творится в казармах ночью, когда офицеров там нет, ведь они не могут находиться с солдатами 24 часа в сутки?», – поясняет собеседник.

Таким образом на офицеров ложится непосильная нагрузка по восстановлению дисциплины. Если солдаты жалуются им на сослуживцев, то они обязаны повлиять на «обнаглевшего нарушителя».

«Иногда от недостатка ума, а иногда – от отсутствия навыков и педагогических знаний офицер просто не видит другого кроме применения неуставных отношений. И тут очень легко переборщить: не ограничиться подзатыльником, а дойти до переломов и тяжкого вреда здоровью», – сообщил юрист.

Латынин считает, что российская армия сейчас страдает от недостатка грамотных кадров. По его словам, с офицерами надо постоянно проводить работу и давать навыки.

Только в этом году в армии был возрожден институт замполитов. Это люди, которые занимаются интеллектуальным и нравственным обучением служащих.

В случае с командирами задача замполита – дать им знания о том, как обучать своих подчиненных и соблюдать среди них дисциплину.

«Пока этот институт в нашей армии не начнет работать качественно, тяжело говорить о каком-то воспитании личного состава.

В зависимости от того, какие усилия будут приложены высшим командованием, для этого может потребоваться от двух до 10 лет», – считает Александр Латынин.

Глава общественного движения «Гражданин. Армия. Право» Сергей Кривенко заявил «Газете.Ru», что проблема неуставных отношений также усугубляется тем, что армия как структура сильно закрылась после 2014 года. Например, использование сотовых телефонов вновь контролируют: обычно солдат может звонить раз в неделю и под контролем старших чинов.

При этом в России полностью отсутствует общественный контроль за армией. Так, если за условиями содержания заключенных в колониях следят члены общественных наблюдательных комиссий, то на территорию военных частей зачастую не могут попасть даже региональные уполномоченные по правам человека, если им поступают жалобы от военнослужащих или их семей.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2019/11/22/12826844.shtml

Уголовные преступления

Преступления в армии

Наиболее распространены в армии три вида преступлений: самовольное оставление части (СОЧ), неуставные взаимоотношения и превышение должностных полномочий. Остальные преступления (подавляющее их большинство) являются их производными.

Вопреки расхожему мнению, самовольное оставление части – явление в армии очень распространённое. Так было ещё в Российской империи, потом, в СССР, оно стало редким исключением и возродилось с новой силой в современной России. Вопреки другому расхожему мнению, бегут из армии не только и не столько от тягот службы или издевательств, а просто потому, что на гражданке лучше.

Естественно, далеко не каждый побежит просто так. Люди в большинстве своём умеют оценивать последствия своих действий, а с этой точки зрения побег целесообразен только при действительно невыносимой жизни с постоянными унижениями и издевательствами.

Во всех других ситуациях негативные последствия абсолютно доминируют над позитивными: человек, конечно, на некоторый срок вырывается из армейской грязи, но на свободе он пребывает недолго; по крайней мере, находится в розыске и вынужден постоянно скрываться.

Это оказывает сильное психологическое давление: любая случайность может привести к поимке.

Такой человек полностью вырывается из правового поля, а значит, теряет официальные способы социальной защиты, оказывается бесправной тварью, могущей защититься только примитивными методами – физической силой и деньгами.

Поэтому всю жизнь скрываться глупо.

Скрываясь, оказываешься человеком второго сорта без прав и защиты в своей собственной стране, не получая при этом никаких материальных преимуществ, только временную свободу (в отличие от криминального мира, имеющего за постоянную жизнь на краю огромные средства и высокий уровень жизни, пусть и недолго). На подобный шаг может решиться только человек недалёкий и дурной, либо совершенно забитый «боевыми товарищами».

Для части СОЧ – самое серьёзное преступление. Не потому, что за него много дают, а потому, что его тяжелее всего скрыть: человек был, и вот его вдруг не стало. Можно, конечно, уничтожить все документальные следы пребывания его в части, но вот следы в вышестоящих кадрово-распределительных структурах уничтожить гораздо сложнее.

А куда девать родственников и друзей на гражданке? Они, не получая вестей от любимого чада, начнут искать, копать; возможно, привлекут прокуратуру. Сбежавший, кроме того, может ещё и заявиться домой, – тогда возникнут вовсе неразрешимые казусы. В случае того же избиения всё проще: синяки заживают, и внешних следов почти не остаётся.

На худой конец, можно договориться с медиками и вылечить пострадавшего в настоящей больнице, не докладывая о травмах в верха.

Коллектив относится к СОЧ крайне негативно. Сослуживцы считают убежавшего слабаком, хотя в гораздо большей мере их отношение рефлекторно и представляет собой инстинктивную реакцию коллектива на попытку вырваться из него. Очевидно, что такая реакция не может быть положительной.

Если соченца (совершившего СОЧ солдата) возвращают в часть, он здесь подвергается всяческим унижениям.

Когда соченец возвращается дослуживать в часть после дисбата, он, даже будучи по сроку службы дедушкой, никогда не сможет избавиться от косых взглядов, упрекающих его в содеянном; и хорошо, если только от косых взглядов, а то и от унижений со стороны других дедушек или сержантов.

Неуставные взаимоотношения – это жестокое давление одних солдат на других, когда первые стремятся всячески эксплуатировать вторых и обеспечивают повиновение силой. Конечно, это понятие можно определить чисто юридически, т.е.

в интересах правовой сферы: «нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанное с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим либо сопряженное с насилием». При конкретизации данного понятия, в него необходимо добавить такой признак, как особая общественная опасность.

Обычно таковая имеет место применительно именно к взаимоотношениям тогда, когда в ходе них причиняются травмы, происходят избиения или изрыгаются угрозы с ожесточённым давлением на психику.

По содержанию неуставные взаимоотношения и превышение должностных полномочий идентичны, за исключением одного признака – субъекта. Во втором случае субъект преступления имеет более высокое звание или должность, нежели пострадавший. Причём речь идёт только об официальном социальном статусе, и вопрос дедовщины целиком и полностью остаётся в разряде неуставных взаимоотношений.

Бывают в армии и убийства. Чаще всего они происходят по мотивам неуставных взаимоотношений или превышения должностных полномочий. Кто кого чаще убивает – старослужащие или старослужащих, – сказать сложно.

Старослужащие всё-таки люди, и им свойственно опасаться ответственности, поэтому до убийств доходит крайне редко, – разве что они вероятны во время мощных пьянок. А вот доведённые до отчаяния молодые могут и сорваться, что, впрочем, тоже происходит не часто: всё-таки в крови русских заложено терпеть, даже когда кажется, что терпеть уже невозможно.

Накладывает свой отпечаток и такая национальная черта, как холуйство перед вышестоящим по социальному статусу (а старослужащий воспринимается именно так).

Интересен и такой факт: если взять множество убийств молодыми старослужащих или сержантов, то подавляющее большинство их происходит по коллективному сговору молодых; индивидуальное убийство молодым старослужащего из мести суть исключение из правила. Здесь мы опять сталкиваемся с национальной особенностью русских – коллективизмом.

В одиночку молодой предпочтёт терпеть до последнего, нежели сам совершит акт возмездия, а когда сил терпеть уже не останется, максимум, на что он решится, – это на самоубийство. Воистину традиция дуэли и индивидуального террористического акта умерла вместе с Российской империей.

Современные русские в большинстве своём оказались психологически не способны на подобное. Между тем нет ничего абсурднее самоубийства: оно не накажет тех, кто довёл бойца до самоубийства. На мой взгляд, гораздо функциональней сначала убить виновников, а уж затем пустить пулю себе в лоб.

Если бы русские чаще решались на подобное, дедовщина никогда бы не достигла в российской армии такого размаха.

Чаще всего самоубийство происходит на посту, когда у солдата в руках боевое оружие. Такое самоубийство именуется в армии самострелом. Солдат может также повеситься, вскрыть себе вены, но самострелы наиболее распространены. Думаю, в виду быстроты, простоты и безболезненности такого рода самоубийства.

Драки, жестокости, естественно, не предусмотрены уставами. За них достаётся и непосредственным виновникам, и офицерам, и даже командованию. Однако они всё равно происходят, так как являются органической частью жизни коллектива и практически не искоренимы.

Примечательно, что начальство оценивает батальон или иное отдельное (живущее обособленно в форме войсковой части) подразделение по официальным отчётам, в которых фиксируются строго определённые показатели.

Если показатель превышает некоторый числовой порог, либо по сравнению с предыдущими показателями за такой же период выше (или ниже), то налицо (официально) падение дисциплины и боевой готовности. Означенные пороги и показатели априори заложены нереализуемыми в реальности: отчасти потому, что они ещё советские, т.е.

были реальными раньше, отчасти же введены нереальными изначально. Поэтому командованию части приходится всячески изощряться, чтобы скрыть истинное положение вещей.

Как я уже говорил ранее, скрывать СОЧ довольно сложно и рискованно. Сейчас его скрывают только в исключительных случаях, но было время в 90-х, когда скрывали и его.

Это становилось возможным благодаря царившему в то время бардаку. Просто брали документы солдат и сжигали, вычёркивая бойцов из документов части.

Теперь подобная практика затруднена прокуратурой и общим усилением контроля, в том числе по линии командования.

Зато сейчас вовсю скрывают травмы, причём, любые – от синяков до переломов и сотрясений мозга. Делается это через медиков, в санчасти, в медбатах или даже в госпиталях. С медиками договариваются, платят им, и те лечат, не фиксируя факта травмы.

Причём бойца лечат только в действительно тяжёлых случаях, иначе медиков вообще не привлекают, а пострадавших просто прячут сначала сержанты, а затем уже офицеры, предварительно сделав втык сержантам. Если узнаёт командование части, втык получают уже офицеры, возможно, ещё раз сержанты.

Сами же управленцы могут как скрыть, так и вскрыть факт травмы, – всё зависит от отношений внутри командования и от того, насколько принципиален командир части. Даже при слабом влиянии и уважении командир имеет организационные возможности прижать к ногтю всех подчинённых.

А вот если уже сам командир части решит скрыть травму, то даже при заявлении бойца слово командира предпочтут слову простого солдата. Если в дело не вмешается прокуратура. Тогда уже попадёт всем в части и от прокуратуры, и по линии командования.

Так что по отчётности о реальной ситуации в части и в регионе сказать невозможно. Официальные данные сильно занижены.

Думаю также, что данные прокуратуры будут здорово превышать данные, имеющиеся в высших эшелонах командования, причём, чем выше, тем эти данные воздушней.

Управление частей идёт по самому простому варианту: то, что не удалось скрыть от прокуратуры, скрывается от вышестоящего командования.

Ситуацию состояния травматизма, СОЧ и неуставных отношений следует оценивать не по официальным данным, а по выводам и допущениям теоретической социологии, которая исходит из реальной социальной структуры отношений в армии.

Из них можно вывести коэффициент системности, при умножении на который официальной цифры получается близкий к реальности результат.

По моим наблюдениям, коэффициент системности для неуставных взаимоотношений равен 15, для превышения должностных полномочий (особенно сержантским составом) – 25 и для СОЧ – 1,2.

Источник: https://www.army-info.ru/%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%B2%D0%B7%D0%B0%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9-%D0%B2-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%B8/%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C-v-%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B1%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%B5%D0%BC-%D0%BF%D0%BE-%D0%BA%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BA%D0%B0%D0%BC/%D1%83%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%83%D0%BF%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.