Преступные группировки 90 х

В россии разгромили последнюю опг 90-х. ее лидеры заработали миллионы и сбежали в европу

Преступные группировки 90 х
?

matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
2019-05-27 18:00:00 matveychev_oleg
matveychev_oleg
2019-05-27 18:00:00 Category:
видеоКрупнейший за последнее время тайник с оружием обнаружили российские силовики в Подмосковье.

Его владельцами оказались бандиты Таганской преступной группировки — одной из старейших ОПГ России. Благодаря нескольким равновеликим лидерам-единомышленникам эта ОПГ родом из лихих 90-х долгие годы была неуязвима для конкурентов и правоохранительных органов: когда один из главарей попадался — его место занимал другой.

В отличие от большинства аналогичных группировок у таганских была собственная разведслужба, а еще их отличала готовность беспощадно устранять любых оппонентов, невзирая на их статус. Даже если это лидер преступного мира России Аслан Усоян по кличке Дед Хасан. Но в любой цепи есть слабое звено.

Когда полицейские захватили киллера таганских, он заговорил — и очень скоро все боссы оказались за решеткой. О рассвете и закате последней группировки 90-х в материале «Ленты.ру».

Новые боссы

История Таганской ОПГ уходит корнями в начало 80-х годов: изначально ее члены занимались рэкетом, крышевали всех и вся, включая игорный бизнес, а порой не брезговали разбоями и грабежами. Но все изменилось с приходом лихих 90-х, когда во главе группировки, действовавшей в самом сердце Москвы, встали новые люди.

В 1992 году один из главных воров в законе всего постсоветского пространства Вячеслав Иваньков по кличке Япончик наделил воровским титулом молодого авторитета Андрея Исаева по кличке Роспись. Япончику импонировало обостренное чувство справедливости у его протеже. Такие люди были очень нужны преступному «генералу» — ведь ситуация в криминальном мире Москвы в те годы накалилась до предела.

Одной из причин этого стало появление в столице лжеворов в законе — так называемых «лаврушников», или «апельсинов», приезжих с Кавказа (преимущественно из Грузии), которые купили свои воровские титулы за большие деньги. К настоящим ворам они не имели никакого отношения. В одну группировку с «лаврушниками» объединились выходцы из Чечни, атаковавшие криминальный мир Москвы.

Бандиты нагло вторгались в поделенные между ОПГ территории и захватывали все новые коммерческие точки.У столичного криминала такая политика закономерно вызывала лютую ненависть, из-за чего возникали постоянные стычки — и Япончик был одним из немногих, кто мог навести порядок в Москве.

Правда, он сам не спешил лезть в пекло, понимая, что это грозит смертью; поэтому Япончик наделил властью Роспись и дал ему право вершить правосудие в столице. Тот не стал терять время даром — и создал под этот проект собственную бригаду. В нее вошли коронованный в один день с Росписью вор Алексей Петров (Петрик) и еще два вора в законе — Петр Науменко (Наум) и Виктор Коледов (Губа).

Эта четверка авторитетов с «благословения» Япончика возглавила Таганскую ОПГ. Теперь вместо рэкета и разбоев группировка сконцентрировалась на борьбе с чеченскими бандитами и «лаврушниками».

Война с чеченцами

Таганская группировка быстро начала открытую войну с оппонентами. В 1992 году ее бандиты во главе с Росписью разгромили столичный ресторан «Каштан», который находился под контролем чеченцев. Тогда обошлось без жертв, но не успели чеченские бандиты сориентироваться, как по ним был нанесен новый удар.

Неподалеку от гостиницы «Космос» на проспекте Мира киллеры Таганской ОПГ напали на такси, в котором на деловую встречу ехали трое участников чеченской группировки.Налетчики буквально изрешетили автомобиль, пассажиры погибли, но водитель уцелел, что не было случайностью.

Своего участия в подготовке этого акта мести Роспись даже не скрывал, а наоборот — с некой гордостью утверждал, что сам продумал схему расстрела в Останкино так, чтобы не пострадал невинный человек. Роспись вместе с подручными продолжал расправляться с оппонентами вплоть до весны 1993 года, когда на него были совершены два покушения подряд.

Вначале киллер подкараулил вора в законе около его съемной квартиры: он стрелял в жертву на поражение, но пуля застряла в бронежилете Росписи напротив сердца. Не успел вор прийти в себя после первого нападения, как атака повторилась: на этот раз враги подослали убийцу, вооруженного снайперской винтовкой Драгунова (СВД).

Авторитета успел закрыть собой телохранитель — но пуля прошила его насквозь и попала Росписи в печень.Охранник погиб на месте, а его босс был госпитализирован в одну из столичных больниц. Врачи сумели извлечь пулю, но с прогнозами не спешили — слишком уж серьезным казалось ранение.

В итоге умирающего авторитета вывезли в США, где врачи все же сумели спасти ему жизнь. В начале 1994 года он вернулся в Россию — и в апреле стал жертвой нового покушения. На этот раз «жигули» Росписи подорвал знаменитый киллер Алексей Шерстобитов (Леша Солдат), но и тут авторитет чудом уцелел.

После этого вор в законе все же перебрался в Европу, где жил до середины 1997 года. Киллеры настигли Роспись 21 июля в польском городе Познань. С его смертью Таганская ОПГ лишилась лидера — но не исчезла, а продолжила свою деятельность.
Бизнесмены в законе

Сегодня многие задаются вопросом — как вообще Таганская ОПГ, возникшая еще в 80-е, умудрилась просуществовать аж до 2017 года? Все дело в том, что у нее было сразу несколько лидеров — как у многоголовой гидры, что делало группировку очень устойчивой.

Еще до гибели Росписи, в 1994 году, второй лидер ОПГ, Петр Науменко по кличке Наум, скоропостижно скончался в СИЗО города Витебск (Белоруссия). Но у руля Таганской ОПГ оставались еще два вора в законе — Виктор Коледов (Губа) и Алексей Петров (Петрик). К тому моменту война группировки с чеченскими бандитами и «лаврушниками» постепенно сошла на нет.

Теперь таганские подались в торговлю — они стали контролировать рынки, магазины, а также несколько банков. По некоторым данным, одним из основных видов деятельности ОПГ стали рейдерские захваты предприятий: за них отвечал Игорь Жирноклеев (Жирный) и Григорий Рабинович (Гриша Таганский).Как нетрудно догадаться, многие из активов группировки находились в их родном Таганском районе Москвы.

Так, в феврале 2016 года неподалеку от станции метро «Таганская» снесли ресторан «Закарпатские узоры». В свое время он принадлежал авторитету Губе. И это был лишь один из многих объектов группировки.— По нашим данным, даже «Шоколадницу» у метро по старой памяти контролировали выходцы из Таганской ОПГ, — пояснял источник «Ленты.ру», специалист по борьбе с уличной преступностью.

 — Причем это происходило не без ведома властей. Территория у торгового центра «Звездочка» всегда была проблемной зоной, притягивающей разных жуликов. Они себя чувствовали здесь как дома — отсюда и запредельная статистика карманных краж, а также грабежей.

По документам, строения возле «Таганской» и «Марксистской» принадлежали группе компаний «Яузские ворота», созданной в начале века бывшим чиновником исполкома Таганского райсовета Сергеем Скобликовым. По данным спецслужб, этот человек в эпоху Лужкова имел хорошие связи в мэрии. Ему же приписывают близость к Таганской ОПГ.

Шесть пуль для Губы

В ночь на 15 декабря 2005 года на одного из лидеров Таганской ОПГ Губу было совершено покушение. Личный водитель Станислав Авдонин привез 54-летнего авторитета к его дому № 6 на улице маршала Захарова. Губа сидел на переднем сиденье Mercedes E230 и уже собирался выходить из машины, когда к ней подбежал киллер и выпустил в боковое стекло шесть пуль.

Одна из них пробила авторитету обе щеки насквозь — и ранила в правое плечо водителя. Сразу после расстрела киллер сбежал, а потерпевшие сумели зайти в подъезд и вызвать оттуда скорую помощь, после чего их госпитализировали в одну из столичных больниц.

Источники в МВД отмечали, что, учитывая характер ранений, Губу не пугали, а планировали убить, но авторитет судя по всему родился в очень дорогой рубашке.После этого покушения верхушка Таганской ОПГ постепенно стала перебираться за рубеж: по большей части авторитеты осели в Испании, где вкладывались в туриндустрию.

Вероятно, так поступил и Губа, о котором с момента нападения в Москве практически ничего не слышно. Второй лидер таганских — Петрик — также осел в Европе, куда смог перевести все свои сбережения. Сегодня вор в законе обитает в Австрии, Франции, Нидерландах, Германии и Бельгии.

Впрочем, заграничная жизнь не мешает Петрику по-прежнему оставаться одним из самых богатых и влиятельных славянских воров в законе. Между тем в России «за старших» у Таганской ОПГ остались авторитеты Жирный и Гриша Таганский.

Таганские наблюдатели

Одной из отличительных черт Таганской группировки было наличие наружного наблюдения — на нем специализировались некоторые из бандитов. Они следили за возможными жертвами, многие из которых затем были убиты. Данные по слежке поступали напрямую Жирному и Грише Таганскому, которые выносили неугодным смертные приговоры.

По версии следствия, одной из жертв таганских в 2008 году стал гендиректор компании «Роспищепром» Валерий Журавлев.Между тем на счету группировки может оказаться одно из самых громких убийств последнего десятилетия.

Дело в том, что члены Таганской ОПГ вели слежку за лидером преступного мира России, вором в законе Асланом Усояном, известным в криминальных кругах как Дед Хасан. Бандиты наблюдали за авторитетом незадолго до того, как киллер застрелил его 16 января 2013 года у ресторана «Старый Фаэтон» в Москве.

После этого между несколькими крупными преступными кланами разразилась масштабная война.А в 2017 году жертвой Таганской ОПГ стала 40-летняя адвокат Наталья Вавилина — член Адвокатской палаты Москвы. На стороне мелких арендаторов она участвовала в судебных процессах по сносу торговых площадей у метро «Сухаревская» в 2016 году.

Они пытались добиться от арендодателя — фирмы «Зодчий-98» —возвращения арендной платы, внесенной вперед.Фирма была оформлена на 42-летнего Марата Янбухтина — штатного киллера Таганской ОПГ, а в роли ее совладельца выступал Гриша Таганский.

Он, к слову, ранее занимал пост гендиректора универмага «Москва» на Ленинском проспекте — таганские получили его в результате рейдерского захвата. В 2009 году юрист универмага выиграл у группировки суд — и был убит. Когда против таганских пошла адвокат Вавилина, женщине также вынесли смертный приговор.

Киллер-отступник

Ликвидировать жертву отправился лично Янбухтин — 26 апреля он подкараулил адвоката в подъезде дома на Алтуфьевском шоссе. Киллер попал в объективы камер видеонаблюдения. На записях видно, что Янбухтин в темных очках и кепке ждал возвращавшуюся с работы Вавилину и, когда она открыла дверь подъезда, проскользнул следом.

Убийца выстрелил в женщину два раза в упор и сделал контрольный выстрел — в голову.Адвокат погибла на месте, а киллер сумел скрыться. Расследование резонансного преступления взял на личный контроль тогдашний руководитель столичного главка Следственного комитета России (СКР) Александр Дрыманов. Уже 29 мая 2017 года Янбухтина задержали и вскоре арестовали.

На него завели уголовное дело по статьям 105 («Убийство») и 222 («Незаконный оборот оружия») УК РФ.Арестованный киллер не стал отмалчиваться — и начал сдавать подельников. Теперь членов Таганской ОПГ ловили одного за одним. Задержанные назвали имена боссов — Жирного и Гриши Таганского; вскоре оба оказались в СИЗО.

При этом среди «стукачей» оказались те самые «шпионы», занимавшиеся наружным наблюдением.

Добрались до оружейной

После ареста членов Таганской ОПГ правоохранительные органы сумели выйти на их тайник с оружием — один из крупнейших среди всех группировок лихих 90-х. Вероятно, его местоположение также сдал кто-то из бандитов-стукачей. 20 марта СКР опубликовал оперативную съемку изъятия из тайника оружия и боеприпасов.

Арсенал Таганской ОПГ впечатлял: из тайника изъяли 36 килограммов взрывчатых веществ, два самодельных взрывных устройства (СВУ), гранаты и запалы к ним, а также 100 единиц огнестрельного оружия различных марок и модификаций. Среди них — гранатометы «Муха» и «Шмель», автоматы Калашникова, винтовки с оптическими прицелами, пистолеты-пулеметы УЗИ, «Витязь» и «Скорпион».

Кроме того, оперативники нашли пистолеты и револьверы (часть из них — с глушителями), более 15 тысяч патронов к различным типам огнестрельного оружия и части к нему. В СКР не уточнили, где именно обнаружили тайник — однако, по данным ряда СМИ, он располагался в одном из строений на территории военного гарнизона Кубинка, а военных начали проверять на причастность к его организации.

Больше того: некоторые виды оружия — в том числе реактивно-пехотные огнеметы «Шмель» — члены Таганской ОПГ могли похитить со складов военных.Впрочем, в пресс-службе Минобороны России «Ленте.ру» сообщили, что тайник не находится на территории военного гарнизона и военные не имеют к нему никакого отношения.

В свете последних событий встречаются мнения, что Таганская ОПГ — одна из старейших в России — разгромлена окончательно и бесповоротно. Но не стоит забывать, что Жирный и Гриша Таганский, по сути, были лишь российскими наместниками настоящих главарей группировки — таких, как Губа или Петрик.

А поскольку они успешно залегли на дно в Европе, не исключено, что Таганскую ОПГ со временем ждет очередной ренессанс.
90-ые, МВД, ОПГ, Россия, ФСБ, криминал

  • Россия занимает первое место в Европе по объемам жилищного строительства — за последние три года на каждые 10 тысяч человек здесь появилось…
  • После захвата вооруженными формированиями Азербайджана части территории Нагорного Карабаха, во владения американской компании перешли золотые…
  • Новость о том, что Венгрия первой в Европе получила пробные образцы российской вакцины «Спутник V», немедленно вызвала негативную…

Источник: https://matveychev-oleg.livejournal.com/8831613.html

Птенцы лихих 90-х выходят на свободу – Свободная Пресса

Преступные группировки 90 х

Рост уличной преступности сейчас колоссальный.

Кроме выброшенных на улицы гастарбайтеров и потерявших работу наших граждан, усугубляет ситуацию факт выхода из тюрем бандитов и рецидивистов, получивших большие сроки в середине 90-х.

Теперь эти «генералы криминального мира» выходят на свободу, где для них готова целая армия, — заволновался в своей передаче Владимир Соловьев. В спецслужбах и правоохранительных органах объявлена негласная тревога.

И есть от чего заволноваться, например в 1917 году, когда по амнистии Временного правительства открыли все тюрьмы, «птенцы Керенского» превратили жизнь Петрограда в кошмар. Или 1953 год, когда после смерти Сталина в результате амнистии на свободу вышло 1200 заключенных, в числе которых оказались и преступники-рецидивисты.

«Птенцы Берии» быстро все вернули на круги своя. За 1953 год количество правонарушений в уголовной сфере выросло больше чем в два раза. Начальник главного управления ФСИН по Свердловской области Александр Ладик подтвердил, что число освобождающихся арестантов в регионе растет. По его словам, на свободу уже вышли свыше 14 тысяч человек.

Статистика утверждает, что минимум четверть из них — из «бригад» 90-х.

Напомним, в 90-х годах в России существовало более 2600 банд. По крайней мере 200 из них имели межрегиональные связи, несколько десятков активно взаимодействовали с криминальными структурами за пределами России.

За один год (например 1995) банды совершили около 20000 преступлений, среди них 218 убийств, 785 вооруженных нападений и 1469 разбойных нападений.

Только в Москве насчитывалось 20 крупных группировок, общие силы которых оценивались в 8000 бойцов.

сводки тех лет:

Май 1995 года. Окончено следствие по делу братьев Ларионовых. За бандой, орудовавшей в Приморье, числятся 18 убийств, организация взрыва жилого дома, похищение людей. Обвинение предъявлено 15 человекам. Главарь банды — Сергей Ларионов — крупный предприниматель Владивостока, владелец почти десятка компаний.

Декабрь 1995 года. Самой кровавой бандой, ликвидированной московской милицией, стала группировка бывших десантников и спецназовцев из Новокузнецка (главарь — Лабоцкий). На счету сибиряков свыше 60 убийств.

Февраль 1996 года. В Новгороде завершено расследование по делу о преступлениях местной бандитской группировки, арестовано 17 человек. На их счету — десятки убийств, разбойных нападений, квартирных краж в Нижнем Новгороде, Томске и Баку.

Июль 1996 года. В Саратове судят банду из 20 человек, которые обвиняются в убийствах, похищении людей, разбоях и других преступлениях. Большую часть зафиксированных преступлений банда Силкина совершила во время разборок с конкурирующими группировками в Заводском районе в 1992—1994 годах.

Март 1997 года. Котовск очищен от рэкетиров в результате жесткой операции, проведенной тамбовской милицией. Многочисленная банда вместе с главарем по кличке Медведь захвачена опергруппой управления по борьбе с организованной преступностью на «стрелке» — во время получения бандитами рыночной «дани».

Апрель 1997 года. В Екатеринбурге завершено расследование деятельности коммерческой фирмы, превратившейся в бандитскую группировку.

Служба безопасности компании «Новая гильдия» занималась физическим уничтожением конкурентов хозяев. На счету фирмы — 8 убитых, многочисленные факты вымогательства, другие тяжкие преступления.

К уголовной ответственности привлечен 21 человек, половина из них обвиняется в бандитизме.

Наиболее могущественными «славянскими» преступными сообществами, можно считать три московских группировки — измайловско-гольяновскую, коптевско-долгопрудненскую и солнцевскую, а также две подмосковные — подольскую и ногинско-балашихинскую. По-прежнему опасны казанцы, ореховцы, бауманцы, таганцы, мазуткинцы, ленинцы. Поднимают голову подмосковные бандформирования: пушкинцы, любера, одинцовцы, долгопрудненцы.

Центр Москвы традиционно держит таганская группировка. Именно она контролирует подавляющее большинство торговых рядов и мелких коммерческих структур, расположенных в пределах Садового кольца. Насчитывает более 100 активных участников.

Охотно рекрутирует несовершеннолетних. Традиционно поддержку таганским оказывают люберецкие, подольские и балашихинские.

Под «крышей» у группировки — автосалон в Кунцево, часть структур на Курском, Павелецком и Киевском вокзалах, в аэропорту Домодедово… и т. д. и т. п.

Времена ОПГ, вроде как, ушли в прошлое.

Преступность потихоньку срослась с властью и правоохранительными органами и приняла более цивилизованные формы — крышуют, отбирают бизнес, выбивают долги — без паяльников, утюгов и прочих кровавых ужасов.

И мы потихоньку забыли всех этих ореховских, таганских, уралмаш, казанских, тамбовских и многих-многих других, которые держали в страхе города и села России.

Много бойцов преступного фронта погибли в перестрелках и войнах между самими бандами. Выжившие, в основном главари, или остепенились и стали простыми бизнесменами, или бежали с награбленным за границу (правда и там их еще долго отстреливали — свои).

Многих, несмотря ни на что, удалось поймать и посадить за решетку. Основные сроки для простых членов ОПГ составляли от 4 до 10 лет, главарям давали и 25 лет. И действительно, у этих ребят начали заканчиваться срока и они потянулись на волю. И вопрос куда — волнует не только Владимира Соловьева.

Козырь:

— Что будет с ребятами на воле, во многом зависит, на какую зону они попали. На «красную» или «черную». В 90-е, когда ребята садились — зоны были, в основном, воровские, где все по понятиям.

Зоной тогда правил или «вор в законе» или «смотрящий». Сейчас, говорят, все изменилось — преимущественно везде — «активисты».

За последние пять-шесть лет, «красных зон» стало больше чем «черных», власть сломала «черную тенденцию».

Во многих зонах администрация построила законникам отдельные «зинданы», у них там и душ и телевизор — все дела. Но от самой зоны — их изолировали, чтоб не могли на нее влиять.

У тех, кто выйдет, у них расклад не богатый.

Вот сел он, — а группировка осталась существовать, вписались люди, — деньги есть, связи. Группировка продолжает функционировать, только теперь все типа по закону. А тот, кто сел, ни чем не скомпрометировал себя, никого не сдал, не ссучился. Вот он выйдет и вольется обратно. Ребята поддержат, дадут квартиру, машину, пристроят, в общем, найдут, чем занять.

Но большинство группировок, за последние годы все-таки распались. Те, кого не поддерживали на зоне, и на воле у них ни кого не осталось, они вольются, скорее всего, в обычную уличную преступность — отнимать мобильники, сумки, по башке в парке, — и почти сразу пойдут обратно в зону.

Те, кто на зоне познакомился с серьезными людьми (грабили инкассаторов, банки, ювелирные магазины) — они к этим и прибьются. Ну, тогда их упакуют обратно года через три-четыре. Таких группировок, которые серьезные дела проворачивают, — немного. Их срок на воле максимум три-четыре года, и потом их менты принимают.

А те, кто выйдут с обидами на своих — типа вот мы там «зону топтали», а вы тут жировали, и попытаются устроить передележ — их отстрелят довольно быстро.

А те группировки которые выжили?

Я вам так скажу, чем дальше от Москвы, тем больше авторитетов осталось. В каждом региональном городе — 5−6 авторитетов, реальных. Они и держат эти города. Да, они уже не забивают стрелки, не крышуют так откровенно, не выколачивают паяльниками долги. у них сейчас у всех бизнес. Где-то сами построили с нуля, где-то отобрали уже готовый.

Но они все равно в авторитете остались. Что такое простой бизнесмен перед тем, кто прошел школу 90-х? Он что может — ну в суд подать… А эти ребята могут сделать шаги, на которые не способен бизнес. У них осталось умение в любой момент поставить все на карту. Плюс они очень хорошие психологи. Когда на «стрелку» приехал, там сразу видно — кто боится, кто нервничает.

Поэтому чуть дал слабины — съели.

https://www.youtube.com/watch?v=LMHDQenEOA8\u0026list=PL20uKV3hmC6f4q3Y9Kvnj3bQVMbx90ec-

Даже партии вынуждены к ним обращаться за содействием. Представьте, город — он на большом районе сидит: под ним рынок, куда все ходят; кинотеатр, где можно плакаты за кандидатов развесить; площадь, где можно из мегафона покричать и т. д. Вот к ним и идут за поддержкой.

Уйти полностью от своего криминального прошлого мало кому удается, по-любому их тянут обратно. Знают же, что он может все по серьезу решить. Вот и идут с просьбами — брата обидели — помоги, самого прижимают — помоги и т. д. — ходоки, б… ь. Так что бандит — бывшим не бывает. Он сам может и хочет быть просто бизнесменом, но окружение и жизнь не даст — втянет обратно.

А из простых пацанов, типа как в «Бумере», когда ни денег, ни авторитета, ни ума — вот те да, бывает выходят и к станку. Есть и такие. Есть.

С 91-го по наше время ребят, кому сейчас было бы от 30 до 40 — порядка 20−25% уже нет. Убитых не так и много, в основном, кто спился, кто скололся. Погибло в криминальных разборках всего четверть, а вот 50% – сгубила наркота.

С гастарбайтерами вряд ли их пути пересекутся. Не будет такого. Разные дела, разные люди.

Источник: https://svpressa.ru/society/article/3739/

Бандиты — феномен 90-х

Преступные группировки 90 х

Вадим, вам нравится сериал «Бригада»?

Хороший сериал. Хотя и сильно романтизированный. Если говорить о фильмах про современных бандитов, то наиболее адекватным мне представляется первый «Бумер». Там многое соответствует действительности: бандитская речь, спонтанность и необдуманность действий главных героев. Решая какую-то проблему, они создают две новых.

Решая эти две, создают еще четыре. Они ведут себя агрессивно, ездят на «стрелки», стреляют, потом прячутся. Не разбойники, но на разбойное нападение пойти могут. На дворе двухтысячный год. А бандиты продолжают вести себя в соответствии с законами 1990-х. В этом их трагедия. Они не перестроились, у них нет будущего.

Я это называю короткими горизонтами жизни.

Что вы имеете в виду?

Успех предпринимательства, в том числе и бандитского, во многом зависит от того, какой у человека горизонт принятия решений. Скажем, у классических бандитов начала 1990-х был «часовой» горизонт. Их решения не имели никакого стратегического характера. Их не интересовали долговременные проекты и инвестиции.

Они стремились урвать как можно больше здесь и сейчас — буквально в течение часа. Поэтому прибегали к насилию, не думая о его последствиях. А потом, когда отношения внутри экономического рынка стали усложняться, горизонты начали отодвигаться. На первый план вышли люди, которые способны были мыслить чуть дальше.

Они поняли, что надо менять свое поведение, что нельзя быть спонтанными во время переговоров. И уж тем более — чуть что хвататься за пистолет. Потому что это может сильно ударить по карману. Они как бы начали социально взрослеть. Но таких было немного. Большая часть наших классических бандитов оказалась не у дел.

Они даже не поняли, почему с ними это произошло.

Я недавно по телевизору видел Анатолия Быкова, заседающего в красноярском законодательном собрании. Если честно, выглядел он там потерянно, как будто не в своей тарелке. Он тоже чего-то не понял?

Он не понял, что нужно искать союзников в региональной власти. Решил, что достаточно силен, чтобы обойтись без них. В результате лишился большой части своего бизнеса. Кто нашел союзников во власти, в крупных компаниях, тот устроился гораздо комфортнее.

Как, например, лидер измайловской группировки Антон Малевский — кстати, считается, что именно он послужил прообразом Саши Белого из сериала «Бригада». Он ведь потом действовал в составе довольно сильной финансово-промыш­ленной группы, которая способствовала консолидации алюминиевых активов.

Малевский осознал свою новую функцию и поэтому, в отличие от многих лидеров ОПГ, погиб без посторонней помощи: он был фанатом парашютного спорта, и во время одного из прыжков в Южной Африке у него не раскрылся парашют.

https://www.youtube.com/watch?v=xpZdlfbV8Ro\u0026list=PL20uKV3hmC6f4q3Y9Kvnj3bQVMbx90ec-

Почему капиталы, сформированные бандитами в «дикий» период, впоследствии так легко переходили в руки новых менеджеров?

Ну, сидит, допустим, в совете директоров какой-нибудь компании бандит со своей 10-процентной долей, которую он получил за то, что когда-то пролил кровь — свою или чужую, отнимая у кого-то бизнес.

Толку от него никакого, поскольку он не может компетентно участвовать в управлении. Остальные смотрят, что с ним можно сделать.

Убрать чужими руками, подвести под уголовное дело? Или придут и скажут: смотри, сколько на тебе всякого висит, давай мы тебе заплатим справедливо, чтобы ты не обижался — и ты уйдешь, купишь дом в Испании. Мы тебя трогать не будем.

Сопротивляться бессмысленно?

А как сопротивляться? Застрелив кого-нибудь, проблему, как раньше, не решишь. Убьешь одного-двоих, а система останется прежней. С системой надо бороться системно, но бандиты этого не умеют. И, кстати говоря, тот не бандит, кто борется с системой.

Исчезновение бандитов — неизбежный процесс?

Не то чтобы в этом была какая-то фатальная предопределенность. Просто у нас в стране очень быстро закончился этап харизматического капитализма. На смену пришел капитализм рыночный — менеджерский, профессиональный, корпоративный, процедурный, который по определению господствует над индивидуумом. Появилась потребность в бизнес-лидерах иного, более сложного, качества.

Это вы про пресловутый слом эпох?

Ну, конечно. Одна Россия ушла — появилась другая. Лишние люди, конфликты между типажами. Короче говоря, сплошные чеховские мотивы. Думаю, что наша литература когда-нибудь еще опишет эти процессы.

Вы утверждаете, что бандиты кончились. А как же те мужики с агрессивными повадками, которые вываливаются у ресторанов из своих «гелендвагенов» в сопровождении таких же охранников?

Но посмотрите, как юмористически они теперь выглядят. Это же ушедшая натура. Они страшно пучат глаза, демонстрируя сверхрешительность, дескать, «кто тут посмеет посмотреть мне прямо в лицо». А люди кругом уже расслабились. Вызов принять некому, вызов уходит в пустоту, потому что нет адресата.

Но ведь глаза пучат не только застрявшие в 1990-х бандиты. Некоторые люди, находящиеся при власти, тоже, бывает, пучат. Депутаты, например.

Естественно. Государственная власть всегда сопряжена с принуждением других — она требует решительности и жесткости в принятии решений, особенно в вопросах, касающихся укрепления своего авторитета. От бандита до государственника расстояние небольшое.

Причем переход из одной ипостаси в другую происходит органично. В свое время в некоторых регионах это было чуть ли не поветрием: бандиты переходили на госслужбу или становились депутатами представительных органов различных уровней.

Наиболее ярко этот процесс проявился в Приморском крае, где высшие должности в столичном и краевом руководстве заняли люди, прошедшие «боевой» путь лидеров ОПГ и «авторитетных» бизнесменов.

Хотя для такой метаморфозы, конечно, необходимо иметь определенное количество ума, способности к самообразованию и самоограничению.

А может, необходимы еще и какие-то нравственные усилия?

Господь с вами. Я даже думаю, что бандиты в каком-то смысле более нравственны, чем чиновники. Потому что у бандита так: «Пацан сказал — пацан сделал».

Бандит уважает тех, кто держит слово, у него есть стремление к порядку, он чтит жесткий кодекс. А у чиновников моральных ограничителей гораздо меньше.

Я помню те времена, когда в разговорах между собой бандиты презрительно смеялись над чиновниками, хватающимися за любую возможность что-нибудь где-нибудь украсть.

Почему в России бандитский период был столь скоротечен по сравнению с другими странами, с Италией, к примеру, где мафия крепко держалась примерно четыре поколения?

Время сжимается, движение истории ускоряется. В условиях правового вакуума, благоприятного для деятельности ОПГ, Россия находилась всего-то чуть больше десятилетия.

Кроме того, есть международный опыт борьбы с оргпреступностью, и мы его использовали. Только не следует исчезновение бандитов ставить в заслугу милиции и всяким РУБОПам.

То, чем они занимались в 1990-х, не имело никакого отношения к борьбе с оргпреступностью. Речь шла исключительно о конкуренции на рынке охранных услуг.

Наши бандиты, в отличие от тех же итальянских мафиози, не хотят продолжения себя в своих детях. Наоборот, посылают их в престижные учебные заведения. А дети, поучившись, приезжают на родину и видят в отцах каких-то реликтовых существ: «Папа, ради бога, только не попадайся на глаза моим друзьям».

Наша оргпреступность — это феномен одного поколения.

Вадим, в своей книге «Силовое предпринимательство» вы называете ОПГ примитивными управляющими структурами. Что под этим подразумевается?

ОПГ и бандитов следует понимать как своего рода «фирмы», которые занимались регулированием отношений собственности в период, когда государство было практически парализовано, а сфера рыночного частного предпринимательства стремительно расширялась.

Говоря обыденным языком, отношения собственности — это «решение вопросов»: кто сколько получает от той или иной «темы», кто кому сколько должен, кто имеет право продать, отобрать, поделить бизнес. Сюда же примыкает ряд вопросов, касающихся юстиции — справедливости и арбитража — например, возмещение ущерба.

А возможность перераспределять имущество, регулировать отношения собственности и определять, что есть справедливость, была у бандитов постольку, поскольку они обладали ресурсом принуждения.

В каком году траектории судеб бандитов пошли в разных направлениях: могила, тюрьма, заграница, бизнес?

Если брать столицы и крупные города, то точкой расхождения условно можно считать рубеж веков — 1999–2000 годы. Российские экономика и политика к этому времени сильно изменились. Приспосабливаясь к преобразованиям, бандиты тоже вынуждены были измениться. Более умные и рациональные ушли в бизнес и государственное управление. В сущности, именно в это время бандиты стали исчезать как класс.

Почему так произошло?

Во-первых, появились новые источники стабильного дохода. Бандиты начали вкладывать деньги в легальный бизнес. Они вступали в долю с бизнесменами, которых «крышевали», покупали или отнимали доли в предприятиях, становясь их собственниками. С развитием рынков, формальных институтов собственности — акционерных обществ, холдингов и т.

д., бандиты начали получать предпринимательский доход и ренту, то есть становились капиталистами — теми самыми «барыгами», которых поначалу так презирали. Те, кто, бандитствуя, дожил до тридцати, обзавелись семьями и недвижимостью. Они уже не хотели рисковать. Игры в «реальных пацанов» им наскучили, жены тянули в приличное общество.

Во-вторых, по мере развития частного охранного бизнеса, в который пришли десятки тысяч бывших сотрудников спецслужб и милиции, бандиты стремительно теряли свою долю на этом рынке.

При всей своей энергии бандиты не были профессионалами в сфере безопасности и управления информацией.

Как это ни парадоксально, но многие лидеры ОПГ, создававшие коммерческие фирмы и холдинги, вступали в парт­нерство с бывшими высокими милицейскими чинами, чтобы те выстраивали им надежные и профессиональные службы безопасности.

В-третьих, начал усиливаться главный конкурент бандитов — государство. Здесь множество аспектов. Например, активизировался законодательный процесс, эффективнее заработала судебная система.

Что это означает? Что предприниматели стали активнее пользоваться формальным правом, ориентируясь на законы и судебные процедуры.

Если управление вещевыми рынками еще можно было успешно вести по понятиям, то более крупные и сложные компании выстраивались с учетом современного хозяйственного права.

Поговорим о тех, кто смог перестроиться. В какой бизнес чаще всего идут бандиты?

Собирая материалы для книги, я общался со многими питерскими бандитами. В том числе с одним человеком из чеченской ОПГ. В 1990-х он назначал «стрелки» и «перетирал» вопросы. А уже в 2000-м на мой воп­рос: «Чем занимаешься?» — ответил: «На юридическом учусь». Потом я долго его не видел. И вот недавно встретились, обменялись визитными карточками.

На его визитке было два логотипа: юридической фирмы и охранного предприятия. Юридическая фирма мне известна. Она занимается двумя вещами: рейдерством и защитой от рейдерства. Это — типичная траектория бандитов, которые не вполне перестали ими быть.

Они используют свои навыки силового предпринимательства там, где формальное хозяйственное право позволяет регулировать, отнимать и перераспределять собственность.

Но нынешнее рейдерство — это, по сути, мелочевка. Алюминиевое предприятие или ГОК сегодня не захватишь, как в былые времена. Разве что землю под каким-нибудь НИИ.

А что делать, если бандитских тем с простыми, быстро окупаемыми схемами больше нет. Отняли три вагона с углем, продали, получили деньги, вложили в паленую водку — все это осталось в прошлом.

Получается, если нет темы, нет и бандитов?

Верно. Если говорить о Петербурге, то наши бандиты совсем «заскучали» примерно в 2003–2005 годах. Дело какое-то есть, доли где-то тоже имеются, но уважения былого нет. И в крупные бизнес-проекты вписаться не получается, потому что горизонты короткие. И вот они уже начинают маяться без дела, попивать.

А в перспективе никаких бандитских тем не предвидится?

Игорный бизнес. Его собираются выводить в четыре особые зоны. Это же суперспекулятивная тема. Надо будет посмотреть, кто получит землю под казино и разрешение на строительство.

Общеизвестно, что чуть ли ни весь российский игорный бизнес создан на бандитские деньги, в том числе на деньги различных этнических преступных группировок. Вряд ли те люди, которые в свое время вкладывали свои капиталы в казино, отдадут их без конфликтов.

Так что, если власти на местах своевременно не начнут регулировать отношения собственности, мы, скорее всего, увидим там немало трупов.

Источник: https://expert.ru/russian_reporter/2007/06/volkov/

Пять самых известных бандитских группировок из 90-х

Преступные группировки 90 х

Солнцевская ОПГ

Солнцевская организованная преступная группировка, одна из самых известных группировок России 90-х годов, держала в страхе жителей Москвы. История «Солнцевских» берет начало еще в конце 70-х годов.

За время своего существования группировка поменяла несколько баз. Самыми известными из них были: ресторан «Гавана», пивбары на улице Удальцова, ресторан «Бомбей», гостиница «Салют» и казино «Максим».

В основном «Солнцевские» занимались контрабандой, продажей наркотиков, похищением и убийством людей, вымогательством и продажей оружия. Их численность росла с каждым годом. Если в 1993 году группировка насчитывала всего 230 человек, то в 94 участников было уже 300. Их влияние распространялось не только на Россию, им принадлежали некоторые израильские, английские и венгерские компании.

По слухам, именно «Солнцевские» способствовали началу транзита наркотиков из Южной Америки через Россию в страны Западной Европы и США. Также они имели множество связей в ФСБ и МВД, что позволяло им безнаказанно преступать закон. Известно, что любимыми городами участников криминального альянса были Вена и Прага.

Волговская ОПГ

Волговская организованная преступная группировка была создана в городе Тольятти Самарской области. Основателями группировки были Александр Маслов и Владимир Карапетян. В начале ОПГ занималось продажей краденных автозапчастей. Им удалось заработать на этом неплохие деньги, ведь детали автомобилей в то время были редкостью и спрос на них был высок.

Но вскоре Александр Маслов был осужден за убийство, которое совершил в ходе одной из “разборок”. Свою деятельность «Волговские» продолжили в 1992 году.

Им удалось привлечь большое количество людей, так как в это время одна из других крупных группировок переживала кризис. Но и на этот раз им не удалось распространить свое влияние. В конце 1992 года Маслов был убит.

После его смерти во главе группировки встал Дмитрий Рузляев по кличке «Дима Большой».

Широкую известность ОПГ приобрела после участия во второй и третьей криминальной войне в Тольятти. «Диме Большому» удалось пробыть лидером группировки шесть лет. В 98 году он был убит и для ОПГ настали тяжелые времена. Перед окончательным распадом преступного альянса, последний лидер Евгений Совков решил отомстить главным врагам. Серия громких расправ произошла в Тольятти.

Были убиты директор телекомпании «Лада-ТВ» Сергей Иванов, директор рыбокомбината Оксана Лабинцева и другие известные люди города. В 2003 году Самарский областной суд вынес приговор большинству членов «Волговской» группировки. Они надолго отправились в тюрьму, а четверо самых активных участников получили пожизненные заключения.

Ореховская ОПГ

Сергей Иванович Тимофеев по кличке «Сильвестр»

Ореховская организованная преступная группировка – одна из самых влиятельных и известных в России. «Ореховские» наводили ужас на всех жителей Южного округа Москвы своими дерзкими выходками и особой жестокостью. Сама преступная организация сформировалась в конце 80-х, в неё входили молодые люди от 18 до 25 лет, которые увлекались спортом и проживали в районе Шипиловской улицы.

Лидером группировки был Сергей Иванович Тимофеев по кличке «Сильвестр», простой тракторист из Новгородской области, сумевший взять под свой контроль разрозненные банды юга Москвы. В сферу деятельности ОПГ входило: грабежи дальнобойщиков, автоугоны, рэкет, заказные убийства, финансовые махинации.

Существует миф о то, что якобы сам «Япончик» (Вячеслав Иваньков) дал добро «Сильвестру» на управление всей Москвой. Однако, как и большинство криминальных авторитетов, лидер «Ореховских» погиб в кровавой бойне 90-х.

Слоновская ОПГ

Слоновская организованная преступная группировка, самая крупная и известная Рязанская ОПГ, деятельность которой выходила далеко за пределы региона. Появилась группировка в 1991 году, её лидерами были Николай Иванович Максимов по кличке «Макс» и Вячеслав Евгеньевич Ермолов по прозвищу «Слон».

Вячеслав Евгеньевич Ермолов по прозвищу «Слон»

В 90-х «Слоновские» фактически управляли Рязанью, в основном занимались рэкетом, проявляли интерес к финансовым пирамидам, организовывали заказные убийства, среди рязанских девушек было престижно выйти замуж за «слона». Члены группировки участвовали в Тольяттинской криминальной войне.

Лидер «слонов» Вячеслав Ермолов отличался особой жестокостью и последовательностью при достижении своих целей. На данный момент большинство членов ОПГ либо убито, либо сидят в тюрьмах, но некоторые активные участники группировки скрываются, как и её лидер.

Тамбовская ОПГ

Рэкет, вымогательство, кровавые разборки – эта организованная преступная группировка считается одной из мощнейших ОПГ Санкт-Петербурга 1990 – начала 2000-х годов.

Свою название группировка получила потому, что ее основатели – Владимир Кумарин и Валерий Ледовских – уроженцы Тамбовской области. Земляки перебрались в Питер, где в 1988 году и познакомились, и почуяв запах перемен, они решили создать свою преступную группировку. Туда набрали земляков, кроме того старались завлечь в банду бывших спортсменов, занимавшихся именно силовыми видами спорта.

Начинали бандиты с охраны напёрсточников, потом переключились на рэкет. В 1990 году Кумарина, Ледовских и большинство «тамбовских» арестовали за вымогательство и осудили.

Но это не помешали им после выхода на свободу вновь встать на ту же тропу. Именно в начале 90-х тамбовская группировка стала стремительно расти, пополняя свои ряды спортсменами и завязывая знакомства с политиками и предпринимателями.

По различным данным, численность группировки достигала от 300 до 500 человек.

Свои интересы у банды были в самых разных сферах – начиная от импорта оргтехники и экспорта леса до игорного бизнеса и проституции.

После конфликта с Великолукской ОПГ на Кумарина было совершено покушение, в результате которого ему чудом удалось выжить, но он остался без правой руки.

Однако вскоре «великолукских», главных врагов «тамбовских», стали сотрясать внутренние разборки, их лидер был убит и Тамбовская ОПГ стала мощнейшей бандой Санкт-Петербурга. А начиная с середины 90-х «тамбовцы» начали легализовывать свой капитал.

Они создали ряд частных охранных предприятий и монополизировали весь топливно-энергетический бизнес Петербурга. Таким образом постепенно свою криминальную деятельность тамбовцы стали сворачивать.

Но в конце 90-х – начале 2000-х у группировки начались проблемы, последовал ряд громких арестов. Кумарину пришлось уйти в тень.

А в 2007 году он был арестован за организацию покушения на убийство совладельца нефтяного терминала Сергея Васильева, мошенничество и другие преступления. И в итоге получил 11,5 лет тюрьмы.

Источник: https://www.kp.by/daily/26159.4/3046921/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.