Преюдициальность судебных актов

Вс напомнил, что преюдициальность судебных решений не абсолютна

Преюдициальность судебных актов

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 41-КГ20-13-К4 по делу об оспаривании дополнительного соглашения к договору залога недвижимого имущества, заключенному между Сбербанком и гражданином – поручителем заемщика.

В декабре 2016 г. АО «Гефест-Ростов» получило трехгодичный кредит у ПАО «Сбербанк России» в размере 100 млн руб. под 14,18% годовых. Поручителем заемщика выступил  индивидуальный предприниматель Игорь Рожков, предоставив в залог Сбербанку находящиеся у него в собственности три земельных участка с 37 недвижимыми объектами стоимостью свыше 140 млн руб.

Спустя два дня стороны заключили дополнительное соглашение о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество.

По условиям соглашения, при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного залогом обязательства по кредитному договору залогодержатель мог оставить имущество за собой с зачетом покупной цены в счет требований залогодателя к должнику либо путем продажи этого имущества третьему лицу без проведения торгов.

28 декабря 2018 г. Сбербанк уступил ООО «Вега» все права кредитора по отношению к заемщику, в том числе право требования задолженности в размере около 61,5 млн руб. В дальнейшем заложенное имущество было реализовано залогодержателем в счет суммы требований к должнику. Игорь Рожков пытался оспорить обращение взыскания в судебном порядке, но сделать это ему не удалось.

Впоследствии Игорь Рожков обратился в суд с иском к ООО «Вега» о признании недействительным (ничтожным) дополнительного соглашения к договору залога недвижимого имущества. По мнению истца, такое соглашение не могло быть заключено с ним как с физическим лицом.

Суд первой инстанции удовлетворил требования, указав, что спорное допсоглашение о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество является ничтожным, поскольку заключалось с Рожковым как с физическим лицом, а не в рамках предпринимательской деятельности.

Тем не менее апелляция и кассация не согласились с нижестоящей инстанцией и отменили ее решение, отказав в удовлетворении иска.

Они сочли, что действия ООО «Вега» по обращению взыскания на заложенное имущество истца не были признаны незаконными вступившими в законную силу решениями суда об отказе в удовлетворении требований Рожкова к ПАО «Сбербанк России» о прекращении взыскания на предмет залога и прекращении обременения в виде ипотеки. Кроме того, апелляция добавила, что дополнительное соглашение также не было признано недействительным.

В связи с этим Игорь Рожков обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по гражданским делам которого согласилась с его доводами.

После анализа норм ГПК РФ и Закона об ипотеке высшая судебная инстанция отметила, что апелляции следовало установить, заключил ли Рожков дополнительное соглашение к договору залога как физическое лицо, на что ссылался он сам, или как ИП, о чем утверждали ответчик и Сбербанк. В зависимости от установленных обстоятельств следовало разрешить вопрос о том, соответствует ли эта сделка закону или нет, а если не соответствует, то является ли она оспоримой или ничтожной.

«Вместо этого суд апелляционной инстанции сослался лишь на наличие предыдущих судебных постановлений по спору между теми же сторонами и на положения ч. 2 ст.

61 ГПК РФ о том, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

При этом суд апелляционной инстанции не указал, какие именно факты, установленные предыдущими решениями суда, он имеет в виду», – отмечено в определении Суда.

Верховный Суд добавил, что заявитель ссылался на то, что назваными судебными постановлениями не давалась оценка действительности или недействительности дополнительного соглашения, в то время как ответчик и третье лицо утверждали об обратном. Тем не менее апелляция не исследовала такие доводы при рассмотрении спора.

«Разрешение судом предшествующих споров по вопросу об исполнении сделки либо по вопросам, связанным с регистрацией прав и обременениями, само по себе не исключает возможности предъявления иска о недействительности этой сделки и ее условий.

Такая возможность (с учетом положений ч. 2 ст. 61 ГПК РФ о преюдициальности ранее установленных решением суда фактов) вытекает из п. 2 ч. 4 ст.

392 ГПК РФ, согласно которому к новым обстоятельствам, влекущим пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений, относится признание вступившим в законную силу судебным постановлением суда общей юрисдикции или арбитражного суда недействительной сделки, повлекшей за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по данному делу», – заключил ВС и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Руководитель арбитражной практики АБ «Халимон и Партнеры» Игорь Ершов заметил, что в определении ВС РФ настаивает на буквальном толковании норм права, что не было сделано ни судом апелляционной инстанции, ни судом кассационной инстанции применительно к нормам ГК РФ о способах реализации залога.

По словам эксперта, в рассматриваемом деле высшая судебная инстанция выделила ряд важных проблем. «Во-первых, участие гражданина требует установления, действовал ли он при заключении договора и дополнительного соглашения в качестве физического лица или же как индивидуальный предприниматель.

Это справедливое и основное замечание к вынесенным судебным актам, поскольку статус лица и возникшие отношения в настоящем случае определяют применимые нормы материального права о способах реализации залога.

 Во-вторых, разрешение первой проблемы позволит определить, действительны ли условия, устанавливающие способы реализации заложенного имущества и, как следствие, вид недействительности и ее правовые последствия», –  полагает Игорь Ершов.

В-третьих, по мнению эксперта, Судебная коллегия ВС РФ запрещает вольную трактовку норм о преюдиции и требует, прежде чем будет сделан вывод о таковой, сопоставлять обстоятельства, уже установленные по предшествующим делам, с обстоятельствами, которые подлежат установлению в текущем деле. «Следует признать, указанные проблемы, к сожалению, не носят характер проблем, требующих участия Верховного Суда РФ. Допущенные нижестоящими судами ошибки вызывают вопросы к квалификации судей, рассмотревших указанный спор», – подытожил юрист.

Партнер АБ «Бартолиус» Наталья Васильева отметила, что в рассматриваемом определении ВС РФ затронул три различных вопроса, два из которых процессуальные, а оставшийся касается материального права.

«Прежде всего, ВС РФ отметил, что суду апелляционной инстанции при установлении им ошибки суда первой инстанции при определении обстоятельств, имеющих значение для дела, надлежит поставить вопрос о представлении новых доказательств по делу, а также оказать содействие лицам, участвующим в деле, в собирании и истребовании доказательств», – указала она, пояснив, что это означает, что суд апелляционной инстанции обязан фактически перейти к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции с целью правильного определения обстоятельств дела.

Как отметила эксперт, это отличает арбитражный процесс от гражданского: в последнем действует закрепленная в практике презумпция процессуальной «слабости» граждан как непрофессиональных участников гражданского оборота, в том числе, зачастую, ограниченных в возможности обратиться к квалифицированной юридической помощи, что должно вести к более активной роли суда, что закреплено в том числе в п. 2 ст. 56 ГПК РФ, которая кардинальным образом отличается от п. 2 ст. 65 АПК РФ.

По мнению Натальи Васильевой, второе, на что указал ВС, с точки зрения процессуального права имеет универсальный характер и применимо как для гражданского процесса, так и для арбитражного процесса: «Речь идет о понятии презумпции (п. 2 ст. 69 АПК РФ и п. 2 ст.

61 ГПК РФ), а именно: обстоятельства, установленные вступившими в законную силу судебными актами между теми же лицами по ранее рассмотренному делу, обязательны и не подлежат доказыванию вновь.

Следовательно, презумпция распространяется именно на обстоятельства, на конкретные факты, а не на общее содержание правоотношений сторон».

Адвокат напомнила, что еще в 2009 г. Пленум ВАС РФ принял Постановление № 57 о некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств. В его п.

2 указано, что в ходе рассмотрения дела по спорам об исполнении договорных обязательств суд исследует обстоятельства, свидетельствующие о заключении и действительности договора, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (ч. 2 ст. 69 АПК РФ).

Наталья Васильева добавила: из текста определения следует, что судебные акты, вынесенные по ранее рассмотренным делам, обстоятельства действительности дополнительного соглашения к договору залога не устанавливали, хотя и были посвящены вопросам об исполнении сделки залога и вопросам, связанным с регистрацией прав и обременений.

«Что же касается материально-правовой стороны определения ВС, то речь идет о последовательном и системном толковании норм ГК РФ и Закона об ипотеке, устанавливающем порядок реализации залогодержателем своих прав из договора залога во внесудебном порядке и о распространении указанного порядка на залогодателей – физических лиц и, как следствие, о действительности тех договоров залога, которые предоставляют возможность залогодержателям реализовывать предмет залога во внесудебном порядке по договору залога с физическими лицами», – полагает эксперт.

По ее мнению, судам нижестоящих инстанций надлежит ответить на вопрос: является ли договор залога недвижимого имущества (земельного участка и нежилых строений на нем), предусматривающий внесудебный порядок обращения взыскания на предмет залога, действительным в случае заключения его с физическим лицом – залогодателем. «Положения ст.

55 Закона об ипотеке и п. 3 ст. 349 ГК РФ, в которых указаны случаи, когда обратить взыскание на заложенное имущество во внесудебном порядке, указанной ситуации не предусматривают, в них речь идет лишь о залоге жилых помещений и о залоге имущества физического лица, признанного безвестно отсутствующим», – пояснила Наталья Васильева.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-napomnil-chto-preyuditsialnost-sudebnykh-resheniy-ne-absolyutna/

Преюдиция – это: понятие в теории и практике, толкование судебной системой

Преюдициальность судебных актов

В основе российского процессуального права лежит принцип состязательности сторон процесса, определяющий право участников разбирательства доказывать свои доводы любыми законными способами. Но есть исключение, носящее название преюдиция, которое не только не требует подтверждения, но и запрещает ставить определенные доказательства под сомнение.

Определение в теории и в законе

Понятие преюдиции широко распространено в теории права.

Наиболее часто встречающимся определением термина является следующее: преюдиция это обязанность судебного органа принять без дополнительной проверки и повторного исследования доказательства и факты, которые ранее были установлены судебным постановлением иной инстанции, вступившим в законную силу. Помимо изложенного, свойство преюдициальности предполагает запрет на опровержение уже установленных фактов, а также отсутствие необходимости доказывать общеизвестные сведения и события.

В гражданском и арбитражном процессах

Основными нормативными актами РФ, в которых упоминается термин, являются:

  1. Гражданский процессуальный кодекс.

Примером применения преюдиции в гражданско-правовых спорах может служить следующий:

  • Разбирательство №1 – заявлено требование об установлении отцовства в отношении несовершеннолетнего лица, иск судом удовлетворен, решение вступило в законную силу.
  • Разбирательство № 2 – истцом подано заявление о взыскании обязательных платежей на содержание ребенка (алиментов). В качестве преюдициального факта выступает установленное первым судом обстоятельство о том, что отцом ребенка является ответчик. Повторное доказывание этого факта не требуется, истцу необходимо лишь представить судебный акт либо попросить суд самостоятельно запросить его.
  1. Арбитражный процессуальный кодекс.

Применение преюдициальности в гражданском и арбитражном процессах является тождественным, например:

  • Первый процесс — оспаривание права собственности на недвижимый объект в виде офисного здания. Решение: требование истца удовлетворить, признать за ним право собственности, ранее зарегистрированное за иным лицом право аннулировать.
  • Второй процесс – взыскание с ответчика неосновательного обогащения в виде арендной платы, полученной им за время владения зданием от арендаторов. Преюдиция – установленный первым судом факт законности владения офисом истцом, и незаконности оформления права за ответчиком.

Нюансы уголовного процесса

Уголовно-процессуальный кодекс также содержит в себе норму, касающуюся ранее установленных иным судебным актом обстоятельств.

Практика применения преюдиции в уголовном процессе:

  • Первый суд – обвинительный приговор по статье мошенничество в особо крупном размере, связанном с оформлением в собственность квартир по подложным документам.
  • Второй суд – привлечение к ответственности за легализацию денег, полученных в ходе мошенничества, установленного первым приговором.

Следует отметить, что преюдиция может применяться в различных процессуальных областях, в частности, ранее указанный приговор по делу об обмане либо злоупотреблении доверием (мошеннические действия) ляжет в основу решения гражданского суда о признании сделки, заключенной с применением подложных документов, недействительной.

В 2011 году состоялось формирование мнения высшей судебной инстанции страны касательно применения преюдициальности в уголовном процессе в ответ на запрос граждан о проверке конституционности положений ст. 90 УПК РФ. В Постановлении КС РФ четко выразил свою позицию.

На основании изложенного можно сделать вывод, что преюдициальное значение при рассмотрении уголовных дел могут иметь любые обстоятельства дела, доказательства, иные факты, установленные ранее судебными актами гражданских и арбитражных судов. Но они никоим образом не могут предопределять постановление судом заведомо обвинительного вердикта, а также лишать подсудимого права на всесторонне и полное рассмотрение его дела с учетом действия принципа презумпции невиновности.

Преюдиция это (теория в картинках)

В теории процессуального права по уголовным делам преюдиция имеет следующее определение:

Издания по государству и праву трактуют термин таким образом:

или

В юридических методических сведениях понятие преюдициальности закреплено в более кратком и лаконичном значении:

Из всех изложенных вариантов трактования термина можно выявить его характерные черты, это:

  • Зависимость последующего решения от предыдущего.
  • Отсутствие необходимости доказывать уже установленные ранее судом обстоятельства.
  • Невозможность применения в отношении лиц, ранее не участвовавших в разбирательстве.
  • Применимость исключительно по отношению к вступившим в силу актам судебных органов.

Для чего нужна

Основными задачами преюдиции в процессуальном праве являются:

  • Освобождение участников судопроизводства от необходимости вновь доказывать обстоятельства, которые ранее были уже проверены судом какой-либо инстанции и установлены как достоверные.
  • Избавление судебных органов от обязанности повторного исследования одних и тех же доказательств, осуществления дублирующей проверки ранее исследованных фактов.
  • Приведение судебной практики к единообразию применения.
  • Экономия сил и времени судей, а также участников процесса.

Проблемы правоприменения

Правила о преюдициальности не распространяются на случаи, когда в процесс вступают новые участники.

В данном случае Верховный суд РФ пояснил в своем Постановлении 2003 года о судебном решении: лица, ранее не привлеченные к участию в деле либо не являющиеся его сторонами, новые участники разбирательства имеют право оспаривать обстоятельства, которые были положены в основу ранее принятых судебных актов. В отношении таких лиц правило о преюдициальности не применяется, т.е. суд обязан по их просьбе вновь исследовать ранее установленные факты, проверить доводы и доказательства.

У данной позиции есть как сторонники, так и противники. Первая группа практикующих юристов согласна с мнением ВС РФ.

Они считают, что повторная проверка ранее установленных обстоятельств дела не препятствует принимавшим участие в первом деле сторонам процесса приводить свои доводы и соображения относительно заявленных со стороны нового участника опровержений и пояснений.

Кроме того, отказ вновь вошедшему в дело лицу в его праве на перепроверку нарушит принцип состязательности сторон, а также установленный для всех без исключения дел порядок сбора, представления и исследования доказательств на предмет их относимости, допустимости, достоверности и достаточности.

Вторая группа цивилистов склонна к мнению, что такая ситуация ставит в неравное положение всех участников процесса, поскольку ранее присутствовавшие при разбирательстве лица ограничены в доказывании преюдицией, а новая сторона обладает возможностью представления иных доказательств, опровержения ранее установленных фактов. Для разрешения этой коллизии юристы предлагают отменить силу преюдициального значения ранее вынесенного судебного постановления для всех участников нового дела, а не только для вновь вступившего.

Вывод

С учетом изложенного, преюдиция – это процессуальное правило, имеющее более положительное, чем отрицательное значение.

Она исключает затягивание процесса, препятствует волоките, экономя время и трудозатраты судей и сторон рассмотрения дела, дает возможность уделить более пристальное внимание новым доказательствам.

Все это способствует вынесению законных и обоснованных судебных постановлений.

Источник: https://Papinian.com/ispolnitelnoe/preyudiciya-etoprocessualnoe-znachenie.html

Что такое преюдиция и как это используется в уголовном судопроизводстве?

Преюдициальность судебных актов

Понятие «преюдиция» пришло к нам из правовой системы Древнего Рима. Тогда этим термином обозначали то суждение, которое относится к предыдущему судебному решению. В современном законодательстве особенно значение этого слова не изменилось.

Преюдиция – это значит, что информация, которая установлена в одном судебном производстве уголовного или гражданского дела считается доказанной для судов остальных инстанций.

Например: в суде было доказано, что некий гражданин Б украл у гражданина Д 100 000 рублей. Виновного отправили в колонию, а еще обязали вернуть украденное.

Но, так как похищенная сумма была нужна гражданину Д для уплаты ипотеки, и он этот платеж просрочил по причине кражи у него денег, был еще подан иск в суд о возмещении материального ущерба.

В новом судебном производстве уже не нужно доказывать вину гражданина Б, поскольку данный факт уже был установлен в предыдущем суде.

Но, в судебном производстве могут быть исключения. А какие расскажем дальше.

Уголовное производство

Понятие преюдиции и ее использование в уголовном судопроизводстве регулируется статьей 90 УПК РФ. Согласно ей: информация, которая была установлена и признана законной решением суда, признается истинной без дополнительной проверки прокурорами, судьями других судебных инстанций и следователями. Из этого правила есть два исключения:

  1. Приговоры по делам, которые рассматривались в упрощенном порядке, не учитываются при рассмотрении других дел, даже если действующие лица не изменились. То есть остались те же подозреваемые, обвиняемые, пострадавшие, свидетели.
  2. Если обвиняемый не принимал участие в судебном заседании нельзя однозначно утверждать о его вине только на основании судебных актов.

Феномен административной преюдиции в уголовном праве

Звучит запутанно, но на самом деле все просто. Такое определение активно использовалось в советской системе правосудия. Из российского законодательства оно исчезло и снова начало применяться с 2009 года.

Суть этого феномена в следующем: если гражданин неоднократно совершает административный проступок его могут привлечь к уголовной ответственности.

Звучит вроде как жестко. Но, на самом деле это система, которая позволяет смягчить наказание за первые нарушения закона. Вместо того, чтобы человека сразу осудить по УК РФ, его неоднократно привлекают к ответственности по КоАП РФ. А если он не возьмётся за ум, то уже применят более жесткую меру наказания – уголовную.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (495) 266-02-45

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 603-78-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 301-39-20

Не всякий административный проступок может в итоге привести к уголовной ответственности. Феномен административной преюдиции в уголовном производстве касается только таких проступков:

  • нанесение легких телесных повреждений;
  • розничная продажа спиртных и слабоалкогольных напитков несовершеннолетним;
  • неуплата алиментов;
  • нарушение правил проведения митингов и шествий.

Относительно некоторых административных проступков, за которые сразу не привлекают к уголовной ответственности, среди юристов есть споры.

Самая типичная ситуация: муж избил жену. Ему выписали за это штраф, побеседовали, погрозили пальчиком и отпустили. Уголовная ответственность для него не наступает, благодаря закону о декриминализации. Штраф за избиение жены платит частично, и сама избитая, потому что деньги берутся из семейного бюджета.

А если муж не работает, сидит на шее у жены, то ситуация с административным взысканием вообще абсурдна: пострадавшая будет платить за то, что ее побили. Во второй раз жена вряд ли пойдет писать заявление, потому что снова будет штраф и снова платить ей. В подобных случаях применять административную ответственность неразумно.

Было бы куда лучше отправлять любителя помахать руками на общественные работы.

Преюдиция в гражданском и арбитражном судопроизводстве

В отличие от УПК РФ, статьи 90, в ГК РФ нет отдельной статьи относительно преюдиции. Но, это не значит, что данная норма там не используется.

В Гражданско-процессуальном кодексе за применение норм преюдиции отвечает статья 61, а в АПК РФ статья 69. Применяться она может только для предпринимателей и коммерческих организаций, а механизм точно такой же, как и в уголовном судопроизводстве.

Таким образом, механизм преюдиции используется в судебной системе для того, чтобы экономить время: не доказывать один и тот же факт по нескольку раз в разных судах. Но, важно и следить за правильностью использования преюдиции, потому что неверная трактовка понятия может привести к неправомерному осуждению человека.

Источник: https://ruadvocate.ru/ukrf/chto-takoe-preyudiciya-i-kak-eto-ispolzuetsya-v-ugolovnom-sudoproizvodstve/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.