Преюдиция в административном процессе

Содержание

Административная преюдиция понятие и значение

Преюдиция в административном процессе

03.06.2020

Сегодня Уголовный кодекс РФ, в отличие от аналогичных законов большинства европейских стран, пока не содержит понятия уголовного проступка, то есть деяния, находящегося «на грани» между уголовным преступлением и административным правонарушением.

В то же время, уделяя должное внимание тем противоправным деяниям, степень общественной опасности которых при их неоднократном совершении значительно повышается, российский уголовный закон активно использует институт административной преюдиции.

Суть его в том, что, будучи ранее привлеченным к административной ответственности за однократное правонарушение, при его повторном совершении лицо подвергается уже уголовной ответственности.

Так, например, совершивший однажды мелкое хищение (от 1000 до 2500 рублей) злоумышленник подвергается административному наказанию по ч.2 ст.7.27 КоАП РФ. В случае же, если в течение года после вынесения постановления об административном наказании он вновь похитит имущество на указанную сумму, ему придется понести уже уголовную ответственность по ст.158.1 УК РФ.

Такая конструкция применена на сегодняшний день в рамках нескольких уголовных составов, в частности, при повторном нанесении побоев (ст.116.

1 УК РФ), неоднократной розничной продаже алкоголя несовершеннолетним (ст.151.1 УК РФ), длительной неуплате алиментов (ст.

157 УК РФ), нарушении правил дорожного движения лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние (ст.264.1 УК РФ) и др.

Примечательно, что до вступления в силу Федерального закона от 27.12.2018 года № 509-ФЗ «О внесении изменений в статьи 31 и 35 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указанная категория дел рассматривалась мировыми судьями, однако, начиная с 8 января 2019 года, она находится в юрисдикции районных (городских) судов.

Важность самого по себе института преюдиции для уголовного права сложно переоценить. Во-первых, его существование позволяет повторно не исследовать обстоятельства дела, касающиеся уже установленных ранее вынесенным приговором суда фактов.

Во-вторых, способствует соблюдению принципа процессуальной экономии.

В-третьих, повышает авторитет судебной власти и обеспечивает определенный уровень доверия между судьями, поскольку по сути своей не является способом проверки законности и обоснованности выносимых судебных решений. Читать далее

Административная преюдиция в уголовном праве

Введение так называемой «административной преюдиции» обсуждалось с 2009 года, когда президент РФ Дмитрий Медведев в послании Федеральному Собранию предложил искать пути к совершенствованию уголовного закона, привлекая к ответственности за преступления небольшой и средней тяжести только в случае неоднократного совершения лицом административного правонарушения со схожим составом. С 15 июля 2016 года вступили в силу новые редакции статей 116, 157, 158 УК РФ также добавлены ст.ст. 116.1 и 158.1. Соответствующие изменения были внесены в КоАП РФ и УПК РФ [1].

В соответствии с данными изменениями сохранена уголовная ответственность за нанесение побоев близким лицам, а также побоев из хулиганских побуждений по мотивам ненависти или вражды (ст. 116). С другой стороны, если побои или иные насильственные действия не имели последствий, указанных в ст.

115, а также признаков преступления, предусмотренного ст.116 УК РФ, лицо понесет уголовную ответственность по ст.116.1 УК РФ в случае, если ранее привлекалось к административной по ст. 6.1.1. КоАП РФ. Неуплата алиментов также признается административным правонарушением (ст. 5.35.

1 КоАП РФ), только неоднократное совершение которого может повлечь уголовную ответственность (ст.157 УК РФ).

Лицо считается подвергнутым административному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о его назначении до истечения одного года со дня окончания исполнения постановления (ст. 4.6 КоАП РФ).

Ученые по-разному отнеслись к данным нововведениям. Поэтому необходимо проанализировать являются ли данные изменения позитивным моментов, и будет ли усовершенствование законодательства в реалии. По мнению М.В.

Бавсуна административная преюдиция при ее грамотном использовании может стать эффективным средством противодействия преступности и будет способствовать достижению следующих основных результатов: повысит эффективность практического применения уголовного законодательства, обеспечит реализацию принципа экономии мер уголовной репрессии и исключит случаи объективного вменения [2]. А.П.

Шергин считает административную преюдицию правовым средством борьбы не только с административными проступками, но и с преступными деяниями. Необходимо отметить, что административная преюдиция оживит неработающие нормы уголовного права, поможет в разграничение проступков и правонарушений от уголовных деяний.

Ведение административной преюдиции было бы эффективным средством разграничения преступлений и административных правонарушений против охраны окружающей среды, например, загрязнение атмосферы и др.

Существенным образом повысится и роль уголовного законодательства в части его эффективности по предупреждению преступлений, поскольку лицо, совершившее административное правонарушение, будет предупреждено о возможности привлечения к уголовной ответственности в случае совершения еще одного такого же правонарушения.

Если обратиться к зарубежному опыту, то данное явление мы найдем в УК Белоруссии. Так, ст. 32 УК Беларусии устанавливает административную преюдицию при совершении следующих преступлений: (ст. 177-1) незаконные действия по усыновлению (удочерению) детей; (ст. 188) клевета; (ст. 189) оскорбление; (ст.

201) незаконное распространение или иное незаконное использование объектов авторского права, смежных прав или объектов права промышленной собственности; (ст. 224) незаконное открытие счетов за пределами Республики Беларусь и др. Противники административной преюдиции считают, что излишнее смягчение уголовной ответственности и уголовного законодательства, наоборот, повысит уровень преступности.

Н.Ф. Кузнецова считает, что главное различие между преступлением и проступком не количественное, а качественное, а поэтому количество проступков неспособно перерасти в качество преступления. Н.А.

Лопашенков высказывает мысль о том, что все административные правонарушения, совокупность которых на определенном этапе объявляется законодателем преступной абсолютно по механическому признаку — повторяемости и накоплению самостоятельных административных правонарушений, никоим образом не связаны между собой; они — разные: каждый раз воля лица, совершившего это правонарушение, реализуется в указанном отдельном правонарушении до конца. На этом основании делается обоснованный вывод о том, что преступления с административной преюдицией составляют несколько самостоятельных, окончательно исполненных административных правонарушений, не связанных между собой умыслом лица. Ключевым критерием единства преступного деяния, положенным в основу конструирования состава единичного преступления, должна являться именно внутренняя взаимосвязь его элементов, которая в преступлениях с административной преюдицией отсутствует [3]. Также нужно отметить, что признание некоторых проступков преступными и уголовно наказуемыми деяниями в силу их повторности противоречит принципу уголовного права, согласно которому преступлением считается только такое общественно опасное деяние, которое само по себе содержит все признаки состава преступления, независимо от иных обстоятельств. На наш взгляд, институт административной преюдиции имеет право на существование в уголовном праве, однако его введение должно быть максимально точным и учитывать все важные обстоятельства. Административная преюдиция как способ декриминализации уголовно-правовых составов будет способствовать оптимизации и гуманизации уголовных санкций в российском законодательстве.

Источник: https://document-expert.ru/novosti/administrativnaya-preyuditsiya-ponyatie-i-znachenie.html

Преюдиция в гражданском процессе Российской Федерации: актуальные проблемы и пути их решения

Преюдиция в административном процессе

В этом виде процессов преюдициальное значение решения суда (приговора) трактуется следующим образом. В ст. 90 УПК РФ сказано, что те обстоятельства, которые в нем установлены, должны быть признаны такими процессуальными фигурами, как судья, прокурор, следователь, дознаватель без проведения ими дополнительной проверки.

Но при этом имеющимся приговором или решением не может предрешаться виновность лиц, которые не были участниками уголовного дела. Нужно отметить, что речь идет о решении, имеющем законную силу, и о таких видах процесса, как административный, гражданский, арбитражный и уголовный.

Однако нужно обратить внимание на то, что если обстоятельства, установленные решением предыдущего суда, вызывают сомнение органа, который разбирается в деле, то они теряют свою преюдициальную силу.

Понятие преюдиции

Преюдиция относится к числу ключевых процессуальных понятий, широко используемых в правоприменительной и судебной практике. При этом законодательного определения данного термина не содержится ни в одном нормативном акте.

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс. Полный и бесплатный доступ к системе на 2 дня.

Более того, из всех действующих на сегодняшний день процессуальных кодексов понятием «преюдиция» оперирует только Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ст. 90, далее — УПК РФ).

Нормы сходного содержания также включены в ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ), ст. 61 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ), ст.

64 Кодекса административного судопроизводства (далее — КАС РФ).

Анализируя смысл названных статей, можно сформулировать следующее определение: преюдиция — это какие-либо факты или обстоятельства, установленные ранее вступившим в законную силу судебным актом, которые не требуют доказывания и должны приниматься всеми судебными и иными органами как данность.

Например, в гражданском процессе по иску о возмещении вреда, причиненного здоровью потерпевшего в результате совершенного против него преступления, ранее вынесенный и вступивший в силу приговор в отношении лица, причинившего вред своими противоправными действиями, будет иметь преюдициальное значение. Другими словами, в ходе судебного разбирательства не требуется вновь доказывать сам факт совершения преступления и виновность совершившего его лица.

Не только преюдициальные факты не нуждаются в доказывании, есть и другие — об этом можно прочитать в статье Факты, не подлежащие доказыванию в гражданском процессе.

В арбитражном процессе

Что касается данного вида процесса, то и в нем предыдущее решение суда имеет преюдициальное значение. В ст. 69 АПК указаны основания, при которых происходит освобождение от доказывания.

Те обстоятельства, что установлены судебном актом, принятым арбитражным судом, который вступил в силу по делу, уже рассматривавшемуся ранее, не подлежат повторному доказыванию. Это относится к рассмотрению в арбитраже другого дела, где участниками являются те же самые лица.

Для арбитражного суда обязательным является решение, принятое в суде общей юрисдикции, разрешавшем гражданское дело. Это положение справедливо для случаев, когда в арбитраже слушается дело, в котором затрагиваются вопросы, связанные с обстоятельствами, установленными в суде общей юрисдикции. Эти обстоятельства должны иметь отношение к лицам, которые участвуют в деле.

Если имеется приговор суда, принятый по уголовному делу, то он также будет обязательным для арбитражного суда. Это действует в части указания в решении того, были ли произведены определенные действия и совершило ли их определенное лицо.

Суд указал на факты

Ольга Пискарева купила два земельных участка, построила на них нежилое здание и несколько других объектов и зарегистрировала право собственности. Позже оказалось, что земля принадлежит Самарской области.

Это спустя некоторое время было подтверждено вступившим в силу решением суда по иску об истребовании участков из незаконного владения, в котором было указано: территория предоставлена в постоянное пользование школы-интерната .

ВС рассказал, как вернуть ошибочный платеж

Заручившись этим решением, Минимущества области предъявило к Пискаревой иск, в котором потребовало снести постройку. Первая инстанция на заочном заседании решила, что требования обоснованные – ведь у Пискаревой не было прав на землю. Но в апелляции по делу приняли новое решение об отказе в сносе здания.

Суд счел, что Пискарева в период строительства еще была собственником участков и о незаконности строений, исходя из этого, речь не идет.

К тому же, отметили в апелляции, участки фактически не используются, а вопрос о сносе строений при рассмотрении первого иска об истребовании участков из незаконного владения не ставился.

ВС обязал медучреждения отвечать за оформление бесплатных лекарств

Минимущества не согласилось с такой позицией и обжаловало ее в ВС (дело № 46-КГ 18-34). Там поддержали министерство.

Верховный суд напомнил о преюдиции – ведь вступившим в силу судебным актом подтверждено, что Пискарева не имела права на участки, значит, постройка считается самовольной, сделал вывод ВС.

При этом то, что участок не использовался, не имеет значения, а заявлять требование о сносе вместе с иском об изъятии земли необязательно: иск может быть отдельным.

В целом апелляция должна или обязать снести постройку, или признать право собственности.

Но там сделали противоречивый вывод: с одной стороны, о необходимости восстановить права заявителя, что без сноса невозможно, с другой – о правомерности строения.

Это противоречит выводам преюдициального судебного акта, указал ВС и направил дело на новое рассмотрение апелляции, где на этот раз должны принять во внимание преюдициальный судебный акт.

Когда преюдиция не работает

Постановление АС МО от 04.07.2017 № Ф05-7846/2017, дело № А41-39585/16

Источник: https://aburist.ru/avto/preyudicii-eto.html

Административная преюдиция в уголовном праве

Преюдиция в административном процессе

По мнению авторов, административное правонарушение, даже совершенное во второй раз, по своей природе не должно влечь уголовной ответственности.

Сохранение административной преюдиции в составах преступлений свидетельствует не о принципиальной позиции законодателя, а «скорее об инерции его мышления и живучести стереотипов, сформировавшихся в уголовном праве в последние десятилетия.

Повторные административные правонарушения, безусловно, должны влечь более строгие меры воздействия, но обязательно в рамках своей отрасли права. Поэтому целесообразно последовательное и полное исключение административной преюдиции из уголовно-правовых норм» Тарбагаев А.Н. Административная ответственность в уголовном праве //Правоведение. — 1992. — № 2. — С. 68. .

Ученые по-разному отнеслись к данным нововведениям. Поэтому необходимо проанализировать являются ли данные изменения позитивным моментов, и будет ли усовершенствование законодательства в реалии. По мнению М.В.

Бавсуна административная преюдиция при ее грамотном использовании может стать эффективным средством противодействия преступности и будет способствовать достижению следующих основных результатов: повысит эффективность практического применения уголовного законодательства, обеспечит реализацию принципа экономии мер уголовной репрессии и исключит случаи объективного вменения [2]. А.П. Шергин считает административную преюдицию правовым средством борьбы не только с административными проступками, но и с преступными деяниями. Необходимо отметить, что административная преюдиция оживит неработающие нормы уголовного права, поможет в разграничение проступков и правонарушений от уголовных деяний. Ведение административной преюдиции было бы эффективным средством разграничения преступлений и административных правонарушений против охраны окружающей среды, например, загрязнение атмосферы и др. Существенным образом повысится и роль уголовного законодательства в части его эффективности по предупреждению преступлений, поскольку лицо, совершившее административное правонарушение, будет предупреждено о возможности привлечения к уголовной ответственности в случае совершения еще одного такого же правонарушения. Если обратиться к зарубежному опыту, то данное явление мы найдем в УК Белоруссии. Так, ст. 32 УК Беларусии устанавливает административную преюдицию при совершении следующих преступлений: (ст. 177-1) незаконные действия по усыновлению (удочерению) детей; (ст. 188) клевета; (ст. 189) оскорбление; (ст. 201) незаконное распространение или иное незаконное использование объектов авторского права, смежных прав или объектов права промышленной собственности; (ст. 224) незаконное открытие счетов за пределами Республики Беларусь и др. Противники административной преюдиции считают, что излишнее смягчение уголовной ответственности и уголовного законодательства, наоборот, повысит уровень преступности.

Административная преюдиция в уголовном праве Текст научной статьи по специальности — Государство и право

Представляется, что подобные прею-диции, в том числе административные пре-юдиции в уголовном праве, можно назвать общими преюдициями. К общим административным преюдициям в уголовном праве можно отнести все преюдиции, которые вытекают из норм с бланкетными диспозициями.

Административная преюдиция: понятие и значение

  • Четыре случая предусматривают два основных последствия.
  • Семь случаев предусматривают три основных наказания.
  • Пятнадцать случаев предусматривают четыре наказания.
  • Шесть случаев предусматривают пять наказаний.
  • Два случая предусматривают шесть наказаний.

Рекомендуем прочесть:  Инн во сколько получают

Административная преюдиция в российском уголовном праве: проблемы квалификации (Сидоренко Э

Если исходить из того, что вступление в силу постановления по делу об административном правонарушении является одновременно и временем привлечения лица к административной ответственности, и началом отбытия им административного наказания, возникает вопрос о целесообразности использования различных законодательных конструкций для описания одного и того же юридического явления. Единственно возможным оправданием данного разделения может служить необходимость определения конечного срока для зачета ранее совершенного правонарушения

Административная преюдиция

Не меньшее количество вопросов возникает и в части определения того, возможно ли приготовление ко второму административному правонарушению и будет ли содеянное в целом считаться преступлением? Возможно ли соучастие в преступлении и рецидив преступлений в анализируемом случае, поскольку традиционное понимание этих институтов порождает определенные трудности при применении норм с административной преюдицией.Возникают отдельные вопросы при применении данного института и в иных случаях.Например, что считать смягчающими и отягчающими уголовное наказание обстоятельствами? Наличие ли таковых в первом административном правонарушении, во втором (и последующих) или возможное «суммирование» всех обстоятельств, как смягчающих, так и отягчающих.

Административная преюдиция в уголовном праве: казус Ильдара Дадина (журнал — Закон, N 2, февраль 2020 г

Конечно, отрадно, что незаконно осужденный И. Дадин в результате оказался на свободе, а толкование ст. 212.1 УК, данное КС, делает ее применение на практике малореальным. Впрочем, Суд не сделал главного: не признал саму практику такого законодательного произвола в сфере уголовного права не соответствующей Конституции.

Тем самым, на мой взгляд, КС не выполнил свою обязанность по избавлению российского законодательства от хотя бы одного из сорняков, не поставил заслон на пути появления в УК новых положений, отвлекающих внимание и ресурсы правоприменительных органов от противостояния реальным вызовам и угрозам и борьбы с реальной, а не искусственно сконструированной законодателями преступностью.

Научная новизна: авторы, отказавшись от формального подхода к институту административной преюдиции как в российском уголовном праве, так и в его зарубежных аналогах, считают, что в центре внимания должна оказаться личность преступника как ключевойфактор легализации административной преюдиции. Вданном контексте утверждается наличие непосредственной связи между характеризующими личность правонарушителя особенностями, в том числе его склонностью к аморальному, противоправному поведению, и совершением им впоследствии преступного деяния.

Научная статья по теме АДМИНИСТРАТИВНАЯ ПРЕЮДИЦИЯ КАК СРЕДСТВО КРИМИНАЛИЗАЦИИ И ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИИ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИИ Государство и право

В Уголовном кодексе РСФСР 1926 г. также предусматривался ряд деяний, которые признавались преступными лишь в том случае, если они были совершены лицом после применения к нему за такое же деяние мер административного воздействия. В частности, согласно ст. 60 УК 1926 г.

в случае неплатежа в установленный срок налогов и сборов по обязательному страхованию, несмотря на наличие к тому возможности, в случае применения мер взыскания в виде описи имущества или продажи описанного имущества с торгов хотя бы один раз в предшествующем или текущем окладном году в первый раз к виновному лицу применяется штраф в размере тех же платежей, во второй раз — исправительно-трудовые работы на срок до шести месяцев.

Что такое преюдиция

Отличие арбитражной преюдиции от гражданской состоит в том, что по ч. 2 статьи 69 АПК РФ полного совпадения лиц, участвующих в процессе, не требуется.

Заинтересованные лица могут быть заменены другими, а вот обстоятельства играют важную роль и не могут быть изменены, так как обладают правовым значением для нового спора.

Следует, что для новых лиц преюдиция не имеет обязательного характера.

— В-третьих, возникает закономерный вопрос: Почему именно по 12 составам данный законопроект предполагает введение административной преюдиции, почему именно незаконное производство аборта, уклонение от уплаты налогов, а не, скажем, побои или нарушение авторских и смежных прав? Ответы на данные вопросы могла бы дать криминологическая экспертиза данных составов, однако, инструментарий криминологии в который раз остался в стороне от внесения изменений в уголовное законодательство. По моему мнению, усиливать или ослаблять уголовную или административную ответственность за соответствующие преступления следует не в зависимости от политической коньюнктуры, а лишь на основании конкретных и достоверных статистических данных о состоянии и динамике за много лет деликтов определенных видов, в первую очередь данных о рецидиве преступлений и административных правонарушений.

В 2014 году была введена в действие часть 2 статьи 314.1 УК РФ (уклонение от административного надзора или неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений).

Содержащаяся в ней норма налагает уголовную санкцию за неоднократное несоблюдение лицом, в отношении которого установлен административный надзор, административных ограничения или ограничений, установленных ему судом в соответствии с федеральным законом , сопряженное с совершением данным лицом административного правонарушения против порядка управления (за исключением административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.24 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), либо административного правонарушения, посягающего на общественный порядок и общественную безопасность, либо административного правонарушения, посягающего на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность. В примечание к указанной статье отмечено, что неоднократным несоблюдением лицом, в отношении которого установлен административный надзор, административных ограничения или ограничений, установленных ему судом в соответствии с федеральным законом, признается несоблюдение лицом, в отношении которого установлен административный надзор, административных ограничения или ограничений, установленных ему судом в соответствии с федеральным законом , при условии, что это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние два раза в течение одного года.

Особенности квалификации преступлений в условиях наличия административной или дисциплинарной преюдиции

По своей конструкции составы преступлений с административной или дисциплинарной преюдицией являются формальными. Поэтому обязательным признаком объективной стороны преступления является наличие только общественно опасного деяния. Преступление считается оконченным с момента совершения действий (или одного из нескольких), предусмотренных в диспозиции статьи Особенной части УК.

Доступ ограничен

«Просмотр реестра» на сайте http://eais.rkn.gov.ru/

  • Указатель страницы и (или) доменное имя, сетевой адрес включены в Реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространяемую с нарушением исключительных прав.
  • Ориентир для судов

    Убежден, что признание практики образования составов с административной преюдицией, соответствующей Конституции РФ, в полной мере согласуется и с теорией криминализации.

    Основанием криминализации является общественная опасность акта человеческого поведения, которая слагается из общественной опасности деяния и общественной опасности личности его субъекта.

    Уголовная политика нашего государства в разные исторические периоды впадала в крайности в этом вопросе, преувеличивая то опасность деяния, то опасность личности. Думается, в вопросах криминализации, равно как и во многих иных, истина находится посредине.

    Здесь золотая середина видится в том, чтобы криминализация опиралась на учет как объективных свойств общественной опасности человеческого поведения, так и опасности личности преступника.

    Источник: https://russianjurist.ru/nasledstvo/administrativnaya-preyuditsiya-v-ugolovnom-prave

    Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.