Преюдиция в коап рф

Административная преюдиция в уголовном праве современной России

Преюдиция в коап рф

Гоголев, И. И. Административная преюдиция в уголовном праве современной России / И. И. Гоголев. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 41 (279). — С. 60-62. — URL: https://moluch.ru/archive/279/62887/ (дата обращения: 22.11.2020).



В статье предпринята попытка сопоставления точек зрения сторонников и противников применения института административной преюдиции в уголовном праве современной России. Рассмотрены позиции ученых, касающиеся основных конституционных прав и свобод граждан, а также теоретико-правовые аспекты вопроса.

Ключевые слова: административная преюдиция, уголовное право, административное право, criminal law, administrative prejudice, administrative law.

На сегодняшний день среди составов преступлений, включенных в УК РФ существуют составы, сформированные на основе административной преюдиции. Однако в научных и практических кругах не утихают дискуссии о необходимости, целесообразности и правомерности включения указанного института в систему уголовного права современной России.

Рассмотрим аргументы как сторонников, так и противников введения института административной преюдиции, на основе которых сформируем комплексную позицию в отношении указанного института.

Обобщая дефиниции понятия «административная преюдиция в уголовном праве», данные в учебной и научной литературе, можно сделать вывод о том, что административная преюдиция в уголовном праве — это институт права, предполагающий наступление уголовной ответственности за совершение нескольких одинаковых административных правонарушений за определенный период времени.

В таком случае, общественная опасность, необходимая для привлечения лица к уголовной ответственности, формируется не за счет совершения деяния, являющегося преступлением и, как следствие, обладающим общественной опасностью, а за счет наделения лица и его поведения признаками общественной опасности ввиду ее «накопления» путем многократного совершения административного правонарушения. Совершение нескольких административных правонарушений влечет за собой причинение существенного вреда частным и государственным интересам, создает у правонарушителя ощущение безнаказанности и незначительности применения к нему мер административной ответственности.

О личности преступника как о ключевом факторе, связующем административную преюдицию и предупреждение преступлений в своих работах, пишет и В. П. Малков [6], считая, что виновный при совершении повторных преступлений демонстрирует вызов обществу и тем самым обнаруживает свою повышенную опасность, которая формирует у него в дальнейшем преступный профессионализм [8].

Распространена в профессиональных юридических кругах позиция А. З.

Рыбака, согласно которой «никому не представляется равнозначно подходить к разбою и краже по одному полену всей поленницы, однако личности преступников таковы, что если они похитили в первый раз полено, то затем, ощущая безнаказанность или «мягкость» наказания, они захотят похитить вязанку дров, а затем и всю поленницу, так «из кошки появится саблезубый тигр [7]».

Такая позиция сторонников института административной преюдиции опровергается ее противниками аргументом о том, что административные правонарушения не наделяются законом признаком общественной опасности, а значит ни по одному, ни в совокупности не могут стать общественно опасными.

Кроме того, современная правовая действительность зиждется на аксиоме, закрепляющей возможность привлечения лица к ответственности только за конкретные действия (бездействие), запрещенные законом, что препятствует привлечению к какой бы то ни было ответственности за качества характера и намерения лица.

В этом случае, институт административной преюдиции выступает существенным нарушением основ публичного права и свидетельствует о неправовом усилении репрессивного механизма государства.

В. С. Комиссаров [5], Н. Ф. Кузнецова [4] полагают, что административные правонарушения, сколько бы лицо их не совершило, не обладают общественной опасностью, и потому не перерастут в преступление, как «сто кошек не могут приобрести качества тигра».

Кроме того, сторонниками института административной преюдиции высказывается точка зрения, при которой административная преюдиция — мера гуманизации законодательства, направленная на защиту прав и законных интересов потерпевших лиц, препятствует профессионализации преступного сообщества. В таком случае к ответственности привлекается не лицо, совершившее общественно опасное деяние, а лицо, которое в силу сформировавшихся личных качеств, убеждений и направленности поведения само по себе несет общественную опасность.

Противники института административной преюдиции, в свою очередь, говорят о нарушении базового принципа права — «non bis in idem» — принципа, запрещающего наказывать лицо за одно и то же деяние дважды.

Кроме того, указанный принцип сводит на нет рассуждения об общественной опасности личности преступника, так как такой вывод формируется за счет многократности совершения отдельных и самостоятельных правонарушений, за которое лицо уже понесло предусмотренную законом ответственность.

Также сторонники института административной преюдиции стоят на том, что административная преюдиция является эффективной мерой предупреждения преступлений, способной пресекать значительное количество преступлений, которые могут быть совершены потенциальными преступниками.

Однако, по нашему мнению, нецелесообразно среди множества превентивных мер избирать в качестве основной ту, что существенно нарушает права и свободы человека и гражданина притом, что современная криминологическая наука и иные науки правового характера, включающие в свой предмет профилактику совершения преступлений, предлагают достаточно широкий спектр научно обоснованных методов и методик предупреждения преступлений, работы с детьми раннего и подросткового возраста, потенциально опасными категориями населения и социальными группами повышенного риска.

Таким образом, административная преюдиция в рамках уголовного права не может рассматриваться ни как правовой механизм гуманизации уголовного законодательства, ни как мера профилактики преступлений и препятствования профессионализации преступности.

На сегодняшний день цели, на достижение которых направлена административная преюдиция, могут быть достигнуты иными правовыми и неправовыми (социологическими, криминологическими, педагогическими, экономическими) мерами, спектр которых достаточно широк и разнообразен притом, что такие меры не посягают на основополагающие конституционные принципы привлечения к ответственности, не создают правовой неопределенности и служат надлежащей защите прав и свобод человека в правовом государстве.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/279/62887/

Что такое преюдиция и как это используется в уголовном судопроизводстве?

Преюдиция в коап рф

Понятие «преюдиция» пришло к нам из правовой системы Древнего Рима. Тогда этим термином обозначали то суждение, которое относится к предыдущему судебному решению. В современном законодательстве особенно значение этого слова не изменилось.

Преюдиция – это значит, что информация, которая установлена в одном судебном производстве уголовного или гражданского дела считается доказанной для судов остальных инстанций.

Например: в суде было доказано, что некий гражданин Б украл у гражданина Д 100 000 рублей. Виновного отправили в колонию, а еще обязали вернуть украденное.

Но, так как похищенная сумма была нужна гражданину Д для уплаты ипотеки, и он этот платеж просрочил по причине кражи у него денег, был еще подан иск в суд о возмещении материального ущерба.

В новом судебном производстве уже не нужно доказывать вину гражданина Б, поскольку данный факт уже был установлен в предыдущем суде.

Но, в судебном производстве могут быть исключения. А какие расскажем дальше.

Уголовное производство

Понятие преюдиции и ее использование в уголовном судопроизводстве регулируется статьей 90 УПК РФ. Согласно ей: информация, которая была установлена и признана законной решением суда, признается истинной без дополнительной проверки прокурорами, судьями других судебных инстанций и следователями. Из этого правила есть два исключения:

  1. Приговоры по делам, которые рассматривались в упрощенном порядке, не учитываются при рассмотрении других дел, даже если действующие лица не изменились. То есть остались те же подозреваемые, обвиняемые, пострадавшие, свидетели.
  2. Если обвиняемый не принимал участие в судебном заседании нельзя однозначно утверждать о его вине только на основании судебных актов.

Феномен административной преюдиции в уголовном праве

Звучит запутанно, но на самом деле все просто. Такое определение активно использовалось в советской системе правосудия. Из российского законодательства оно исчезло и снова начало применяться с 2009 года.

Суть этого феномена в следующем: если гражданин неоднократно совершает административный проступок его могут привлечь к уголовной ответственности.

Звучит вроде как жестко. Но, на самом деле это система, которая позволяет смягчить наказание за первые нарушения закона. Вместо того, чтобы человека сразу осудить по УК РФ, его неоднократно привлекают к ответственности по КоАП РФ. А если он не возьмётся за ум, то уже применят более жесткую меру наказания – уголовную.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (495) 266-02-45

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 603-78-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 301-39-20

Не всякий административный проступок может в итоге привести к уголовной ответственности. Феномен административной преюдиции в уголовном производстве касается только таких проступков:

  • нанесение легких телесных повреждений;
  • розничная продажа спиртных и слабоалкогольных напитков несовершеннолетним;
  • неуплата алиментов;
  • нарушение правил проведения митингов и шествий.

Относительно некоторых административных проступков, за которые сразу не привлекают к уголовной ответственности, среди юристов есть споры.

Самая типичная ситуация: муж избил жену. Ему выписали за это штраф, побеседовали, погрозили пальчиком и отпустили. Уголовная ответственность для него не наступает, благодаря закону о декриминализации. Штраф за избиение жены платит частично, и сама избитая, потому что деньги берутся из семейного бюджета.

А если муж не работает, сидит на шее у жены, то ситуация с административным взысканием вообще абсурдна: пострадавшая будет платить за то, что ее побили. Во второй раз жена вряд ли пойдет писать заявление, потому что снова будет штраф и снова платить ей. В подобных случаях применять административную ответственность неразумно.

Было бы куда лучше отправлять любителя помахать руками на общественные работы.

Преюдиция в гражданском и арбитражном судопроизводстве

В отличие от УПК РФ, статьи 90, в ГК РФ нет отдельной статьи относительно преюдиции. Но, это не значит, что данная норма там не используется.

В Гражданско-процессуальном кодексе за применение норм преюдиции отвечает статья 61, а в АПК РФ статья 69. Применяться она может только для предпринимателей и коммерческих организаций, а механизм точно такой же, как и в уголовном судопроизводстве.

Таким образом, механизм преюдиции используется в судебной системе для того, чтобы экономить время: не доказывать один и тот же факт по нескольку раз в разных судах. Но, важно и следить за правильностью использования преюдиции, потому что неверная трактовка понятия может привести к неправомерному осуждению человека.

Источник: https://ruadvocate.ru/ukrf/chto-takoe-preyudiciya-i-kak-eto-ispolzuetsya-v-ugolovnom-sudoproizvodstve/

Для водителей будет введена презумпция невиновности

Преюдиция в коап рф

Минюст принял решение прописать в проекте нового КоАП принцип презумпции невиновности. Новые правила укрепят гарантии защиты граждан, и прежде всего водителей, от необоснованного наказания.

Автолюбители – самые массовые пользователи КоАП. Так сложилось и потому, что водителей много, и потому, что на дорогах стало много камер.

Всего в год возбуждается более 150 миллионов дел об административных правонарушениях в отношении граждан и юридических лиц. Из них более 130 миллионов касались водителей, когда наказать были полномочны сотрудники ГИБДД. Причем более 80 процентов из 130 миллионов штрафов, наложенных инспекторами ГИБДД на граждан, вынесено за нарушения, зафиксированные видеокамерами.

В Минтрансе рассказали о правилах самоизоляции водителей грузовиков

Еще более миллиона дел по нарушениям правил дорожного движения за год рассматривается судами. Тридцать процентов водителей, представших перед судом по различным нарушениям правил дорожного движения, обвиняются в употреблении алкоголя за рулем. Кстати, в течение нескольких лет количество дел по водителям-нарушителям в судах сокращается. Зато штрафы от ГАИ идут в гору. Благодаря камерам.

На фоне такой статистики подготовлены законопроекты, которые радикально меняют систему наказаний за административные правонарушения.

Речь, конечно, не только о нарушениях правил дорожного движения, но в целом о нехорошем поведении, которое недотягивает до Уголовного кодекса, хотя требует наказания.

На практике административные дела зачастую рассматриваются слишком просто. Для наказания человека достаточно одного протокола, это и становится решающим доказательством.

Характерный пример: наказание водителей, обнаруженных пьяными в своих автомобилях. В судебной практике немало дел, когда их лишали прав за якобы езду в пьяном виде. Но никто не видел, как эти люди ехали.

Выпивший человек мог выйти из дома, чтобы покурить в машине, припаркованной во дворе. Или вообще спать в автомобиле. Его будили и лишали прав. Был случай, когда оштрафовали и лишили прав человека, ремонтировавшего под градусом самосвал.

Пикантность ситуации в том, что авто вообще не могло ездить.

Верховный суд России уже не раз отменял подобные решения нижестоящих судов, а в своих постановлениях напоминал, что все неустранимые сомнения толкуются в пользу гражданина. Однако самосвал, точнее – воз, и ныне там. Все равно людей часто наказывают, даже не задумавшись. Поэтому в будущем КоАП и предлагается особо прописать принцип презумпции невиновности.

Как пояснили в минюсте, он был включен в первоначальную редакцию проекта КоАП в связи с тем, что указанный вопрос урегулирован в проекте Процессуального кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Надо пояснить, что вместе с новым КоАП предлагается принять также процессуальный кодекс, который детально пропишет процедуру рассмотрения дел об административных правонарушениях.

“Тем не менее, учитывая важность данного фундаментального принципа законодательства об административных правонарушениях и поступившие замечания, принято решение закрепить его в статье 1.

12 проекта КоАП, дополнив ее частью 2 следующего содержания: “Лицо, привлекаемое к административной ответственности, является невиновным, пока его виновность не будет установлена в порядке, предусмотренном Процессуальным кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях”, – рассказывают в минюсте.

– Таким образом, вопросы реализации поименованного в данной статье принципа презумпции невиновности будут более подробно раскрыты в проекте Процессуального кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях”.

В течение года за нарушения правил дорожного движения ГИБДД наказывает более 130 миллионов водителей

Неустранимые сомнения должны толковаться в пользу человека. Разбирательство подобных дел должно стать по-настоящему состязательным.

Так что протокола для наказания спящего в своей машине пьяного водителя будет недостаточно. Понятно, что, когда инспектор остановил авто, а оттуда вывалился пьяный хам, никаких вопросов нет.

Но в неочевидных случаях надо доказывать, что все было именно так, как в протоколе.

Важно, что проект нового КоАП будет включать и более жесткие требования к работе видеокамер, фиксирующих нарушения автомобилистов. В минюсте отметили, что эти изменения повысят точность и достоверность фиксации административных правонарушений и сведут к минимуму необоснованное назначение административных штрафов. То есть, по сути, тоже усилят действие презумпции невиновности.

Источник: https://rg.ru/2020/05/11/dlia-voditelej-budet-vvedena-prezumpciia-nevinovnosti.html

Преюдиция КоАП РФ при взыскании компенсации

Преюдиция в коап рф

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу постановлением мирового судьи о привлечении к административной ответственности за нарушение авторских и смежных прав, имеют преюдициальное значение для суда, рассматривающего дело о взыскании компенсации за незаконное использование авторских прав, в котором участвуют те же лица (Определение Верховного Суда РФ № 48-КГ16-5).

Ряд организаций обратились в суд с иском к Ц. о взыскании компенсации за незаконное использование авторских прав.

В обоснование требований указали, что являются производителями программного обеспечения и обладателями исключительных прав на программные продукты, которые ответчик незаконно использовал без разрешения, в связи с чем просили взыскать с ответчика в их пользу компенсацию за незаконное использование программного обеспечения в двукратном размере стоимости лицензионных экземпляров использованных произведений на основании ст. 1301 ГК РФ.

Судом установлено, что истцы по делу являются обладателями исключительных авторских прав на программы для ЭВМ.

В ходе оперативно-розыскных мероприятий, проведенных сотрудниками органа внутренних дел, было выявлено, что в деятельности общества, директором которого является Ц.

, используются контрафактные программы для ЭВМ.

В офисе данного общества обнаружены и изъяты четыре системных блока компьютера с установленными на них программами для ЭВМ с признаками контрафактности, исключительные права на которые принадлежат истцам.

В возбуждении уголовного дела в отношении директора общества Ц. по ч. 2 ст. 146 УК РФ (незаконное использование объектов авторских прав, совершенное в крупном размере) отказано за отсутствием в его действиях состава преступления.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что материалы дела не содержат доказательств, подтверждающих принадлежность изъятых системных блоков компьютера Ц. как физическому лицу, а также использование им нелицензионных программных продуктов в личных целях, что исключало, по их мнению, возможность взыскания с него заявленной истцами компенсации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не согласилась с выводами нижестоящих судов по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (ст. 1233), если Кодексом не предусмотрено иное. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом.

Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными названным кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается Кодексом.

В силу ст. 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных Кодексом (ст.

1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с п. 3 ст. 1252 Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения.

Как разъяснено в п. 43.2 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г.

№ 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.

На основании п. 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2006 г.

№ 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований законодательства об авторском праве и смежных правах при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.

Как следует из материалов дела, протоколом об административном правонарушении установлено, что Ц. незаконно использовал права, принадлежащие ряду организаций, воспользовавшись программами для ЭВМ, тем самым нарушив их авторские права в целях извлечения дохода.

Постановлением о назначении административного наказания мирового судьи от 4 февраля 2013 г. Ц. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 1500 руб. с конфискацией системных блоков.

При этом мировой судья указал, что он не принимает во внимание должностное положение Ц., поскольку протокол об административном правонарушении не подтверждал совершение правонарушения Ц. как должностным лицом.

Согласие с данным протоколом подтверждено подписью Ц. и не было им обжаловано.

Таким образом, в материалах дела содержится судебное постановление, установившее вину Ц. как физического лица в нарушении авторских прав истцов.

В силу ст. 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», ст.

13 ГПК РФ вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Согласно абзацу четвертому п. 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» на основании ч. 4 ст. 1 ГПК РФ, по аналогии с ч. 4 ст.

61 ГПК РФ следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).

Таким образом, положения указанных норм закона во взаимосвязи с ч. 2 ст. 61 ГПК РФ предусматривают, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, в том числе постановлением мирового судьи, обязательны для суда, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Это судебными инстанциями учтено не было.

Ссылка суда апелляционной инстанции на то, что привлечение Ц.

к административной ответственности не исключает возможности привлечения коммерческой организации к гражданско-правовой ответственности за незаконное использование нелицензионного программного обеспечения, права на которое принадлежат истцам, не может быть принята во внимание, поскольку постановлением мирового судьи не было установлено факта нарушения авторских прав истцов действиями юридического лица.

Источник: http://konsulton.ru/preyuditsiya-koap-rf-pri-vzyskanii-kompensatsii/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.