Преюдиция в уголовном процессе статья

Преюдиция или процессуальный капкан

Преюдиция в уголовном процессе статья

Материал выпуска № 7 (72) 1-15 апреля 2010 года. Новая редакция ст.

90 УПК РФ установила неопровержимую преюдицию в отношении обстоятельств, установленных вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, – эти обстоятельства признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле. Статья 90 УПК РФ в ранее действовавшей редакции предусматривала, что «обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом… без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда». То есть данная норма закрепляла внутриотраслевую опровержимую преюдицию. Поскольку преюдиция была во многом условная, особенных вопросов при ее применении не возникало. В определении Конституционного Суда РФ от 15 января 2008 г. № 193-О-П, принятого в связи с обращением гр-на Т.Р. Суринова, впервые была предпринята попытка нового прочтения законодательства о преюдициальном значении актов арбитражных судов в уголовном судопроизводстве. Это определение вызвало много критики в юридической литературе. Но направление изменений в оценке преюдиции, заданное КС РФ и обусловленное насущными потребностями юристов-практиков, заставило законодателя коренным образом пересмотреть свое отношение к ней в уголовном процессе. Оставим в стороне вопросы межотраслевой преюдиции – думается, там тоже не все безупречно. Здесь мы рассмотрим вопросы преюдиции внутриотраслевой, и только в связи с предусмотренным законом особым порядком рассмотрения уголовных дел.

Преюдиция и особый порядок принятия судебного решения

Внутриотраслевая преюдиция имеет место тогда, когда установленные судом факты или сделанные им юридические оценки в процессе одного вида (например, уголовном) обязательны для суда, рассматривающего дело в процессе того же вида. Дело в том, что современное законодательство предусматривает при определенных условиях возможность проведения судебного процесса в особом порядке: при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (гл. 40 УПК РФ) и при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (гл. 40.1 УПК РФ). Особенность рассмотрения таких уголовных дел состоит в том, что судебные заседания проводятся без проведения судебных разбирательств, без исследования и оценки доказательств по уголовному делу (ст. 316 УПК РФ). Известно, что дела в отношении лиц, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве, и дела лиц, согласившихся с предъявленным обвинением, нередко являются частью больших дел со многими соучастниками, как правило, выделяются в отдельное производство и рассматриваются в самостоятельных процессах. Но рассмотренное в упрощенном и бесконфликтном судебном процессе, уголовное дело заканчивается приговором, порождающим совсем не упрощенную, а полноценную преюдицию. Состоявшийся по такому делу приговор будет преюдициальным для основного дела и лишает права подсудимых оспаривать фактические обстоятельства, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого, так как они уже установлены ранее состоявшимся приговором. По существу, обвиняемые в деле, из которого выделено дело, рассмотренное в особом порядке, попадают в процессуальный капкан.

Бесполезное судебное следствие

Основное дело не может быть рассмотрено без проведения судебного заседания, несмотря на, казалось бы, имеющийся приговор по выделенному и рассмотренному в особом порядке делу. Но проведенное в рамках судебного заседания судебное следствие по основному делу будет бесполезным, поскольку во всех случаях его выводы не могут противоречить выводам, изложенным в уже вынесенном приговоре по выделенному делу. В соответствии с процессуальным законом подсудимые по основному делу будут осуждены на основании доказательств, добытых следствием и не проверенных в судебном заседании, но получивших качество преюдициальных. Следует отметить, что мы имеем в данном случае дело с очень опасным процессуальным феноменом. Приведем пример. Допустим, что в деле о контрабанде культурных ценностей уверенная и доказательная позиция защиты, подтвержденная мнениями специалистов, но не принятая следствием, состоит в том, что перемещаемые через границу предметы культурными ценностями не являлись. В приговоре же в отношении соучастника в деле, выделенном и рассмотренном в особом порядке, перемещенные предметы признаны культурными ценностями при полном согласии подсудимого, без исследования доказательств. Суд, рассматривающий основное дело, даже согласившись с позицией защиты, даже получив заключение экспертизы, подтверждающее эту позицию, тем не менее не сможет принять оправдывающие доводы, так как связан преюдицией предыдущего приговора. Следовательно, рассмотрение основного дела превращается в формальность, где все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, уже установлены, а их оценки не могут быть изменены по сравнению с уже имеющимися. И хотя лица, привлекаемые к ответственности по основному делу, в приговоре по выделенному делу будут называться «неустановленными лицами» (поскольку приговор не может предрешать ответственность лиц, не участвующих в деле), суду, рассматривающему их дело, не останется ничего другого, как расставить фамилии осужденных в приговоре по местам в порядке убывания сроков заключения, не особенно вдаваясь в суть содеянного. На долю основного дела выпадает лишь исследование причастности остальных подсудимых к совершению преступления. В деле, которое будет опираться на преюдицию ранее вынесенного в особом порядке приговора, выхолащивается суть судоговорения – состязательность, беспристрастная оценка доказательств и пр. Поэтому право подсудимых на защиту, на объективное рассмотрение своего дела судом будет нарушено. Повлиять на приговор, вынесенный в особом порядке, а в дальнейшем и обжаловать его фигуранты основного дела не смогут.

Благодатная почва для произвола

Не будем скрывать и другие опасения. Любое уголовное дело, в судебных перспективах которого органы предварительного следствия сомневаются, будет стимулировать недобросовестных следователей к выделению дела в отношении соучастника и направлению его в суд в особом порядке с целью получения приговора «с преюдицией», чтобы лишить остальных подсудимых возможности отстаивать свою позицию. Следователь является стороной обвинения, и такой тактический ход вполне приемлем для него с точки зрения современного процессуального законодательства, но абсолютно недопустим с точки зрения соблюдения прав обвиняемого. Эти опасения подкреплены и тем, что категории преступлений, по которым можно заключать сделку с правосудием, законом четко не определены. Кстати, в УПК РСФСР 1960 года о внутриотраслевой преюдиции ничего не говорилось. Статья 28 УПК РСФСР устанавливала, что вступившее в законную силу решение, определение или постановление суда по гражданскому делу обязательно для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, при производстве по уголовному делу только по вопросу, имело ли место событие или действие, но не в отношении виновности обвиняемого. Понятно, что УПК РСФСР 1960 года был составлен в других процессуальных парадигмах. Суд тогда был обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела (ст. 20 УПК РСФСР), а для восполнения полноты – направить дело для производства дополнительного расследования (ст. 232 УПК РСФСР). Рассмотреть дела соучастников в ту пору в разных процессах было крайне затруднительно. Поэтому вопрос о преюдиции приговоров, вынесенных по другим делам, не был актуален. Активная роль суда в исследовании доказательств не могла быть ограничена решениями, принятыми в рамках иных уголовных дел. Не буду утверждать, что позиция законодателя 1960 года предпочтительнее, чем законодателя 2009 года. Но та позиция была последовательна и опиралась на представления об уголовном процессе того времени. Современный законодатель в области уголовного процесса ступает на неизведанную землю – terra incognita, но именно по этой причине он должен быть особенно осторожен, принципиален и последователен. Сергей АФАНАСЬЕВ,
адвокат, к. ю. н.

“АГ” № 7, 2010

Источник: https://www.advgazeta.ru/arhivnye-zapisi/preyuditsiya-ili-protsessualnyy-kapkan/

Преюдиция в уголовном процессе – Ида Тен

Преюдиция в уголовном процессе статья

В соответствии со ст. 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) «Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьей 226.

9, 316 или 317.

7 настоящего Кодекса, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.

При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле». Данная статья закреплена в процессуальном законодательстве с целью минимизации противоречий между приговорами судов в отношении одних и тех же обстоятельств.

В ее основе лежит юридическое предположение истинности вступившего в законную силу судебного приговора. При этом данная норма является дискуссионной и породила плюрализм мнений, нашедший своё отражение в научной полемике. Однако, большинство авторов сходятся в одном трактовка ст.

90 УПК РФ противоречит принципу свободы оценки доказательств, который является одной из основ уголовного процесса.

Если отдельная правовая норма противоречит принципу отрасли права, то она должна быть признана недействительной и не может применяться.

Также, особое внимание в доктрине уделяется вопросу о том, что возможность реализации внутреннего убеждения в уголовном процессе ставит под сомнение решениями, принятые в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства.

В связи с вышеизложенным, автор ставит перед собой задачу, рассмотреть наиболее актуальные вопросы применения преюдиции, сложившиеся в теории и практики уголовного процесса.

Понятие уголовно-процессуальной преюдиции

Первым вопросом, на который мы бы хотели обратить внимание, является вопрос о понятие уголовно-процессуальной преюдиции. Во-первых, отсутствует единообразный подход в определении преюдиции, так как законодатель не закрепляет этого определения. В статье 90 УПК РФ также понятие не раскрывается, а только даются точные указания применения преюдиции.

В доктрине, напротив, сложилось множество определений, в основе который лежат различные основания. Так, А.С.

Березин под преюдицией понимает «юридическое правило, устанавливающее специальные условия использования в доказывании вступивших в законную силу приговоров (судебных решений по гражданским делам) с целью устранения противоречий между актами правосудия, связанных единством фактических обстоятельств».

В доктрине существуют различные трактовки понятия, отличающиеся емкостью того или иного определения. Но в большинстве все авторы рассматривают преюдицию как правило или средство доказывание.

Немало тpудностей возникает в связи с отсутствием в УПК РФ толкования следственных и иных пpоцессуальных действий, полномочий органов дознания, дознавателя, следователя, пpокурора по собиранию и пpоверке доказательств на стадии возбуждения уголовного дела, сохранения (или утраты) ими юридической силы в случае его возбуждения на основе этих доказательств. Рассмотрение преюдиции как средства доказывания, является вполне обоснованным. Так ст. 90 УПК РФ закреплена в главе «доказательства» и непосредственно само воздействие на процесс доказывания преюдиции очень важно. В качестве правила рассмотрение преюдиции также является правильным, так как сама по себе она не наделена детальным механизмом реализации, в связи с этим возникают ряд спорных вопросов.

Как уже было сказано выше, преюдиция имеет очень важный значение, так как упрощает работу суда. И суду уже нет необходимости устанавливать факты, которые уже были установлены ранее судом.

Однако в доктрине данная позиция не однозначна. Так, С.П.

Ефимичев утверждает, что преюдиция должна существовать только в гражданском судопроизводстве, а в основе доказывания вины по уголовному делу, должны лежать доказательства, которые проверены и собранных в данном деле.

Следующий вопрос, который требует своего внимание, является проблема устранения сомнений в достоверности тех фактов, которые уже установлены.

В УПК РСФСР, а именно в статье 28 было закреплено, что, если у суда по уголовному делу появится сомнения или возникнут новые факты в отношение тех обстоятельств, которые уже были установлены судом, это может служить поводом к пересмотру уже существующего приговора суда.

Нынешнее законодательство исходит из более строгой формулировки, что порождает ряд вопросов. Так, статья 17 УПК РФ закрепляет принцип свободной оценки доказательств.

Анализ статьи 17 УПК РФ позволяет рассмотреть правовую природу данного принципа, подразумевающего личную и непосредственную оценку каждого доказательства, без каких-либо формальных законодательных ограничений. Внутреннее убеждение, должно формироваться на основании закона и основывается на всей совокупности доказательств.

Согласно ст. 90 УПК обстоятельства, уже установленные приговором суда, признаются в уголовном процессе, без дополнительной проверки, то есть презюмируются. На основании этого, можно сделать вывод, что, когда мы применяем преюдицию, тем самым мы игнорируем внутреннее убеждение должностного лица или судьи и соответственно не можем говорить о соблюдении принципа свободы и оценки доказательств.

Для соблюдения данного принципа, необходимо предпринять ряд мер, направленных на создание системы обстоятельств, устанавливаемых межотраслевой преюдицией, а также на создание легальной возможности для участников уголовного судопроизводства сомневается в достоверности обстоятельств, уже установленных судом с правом их оспаривания на всех стадиях уголовного процесса.

Конституционный Суд Российской Федерации (далее – КС РФ) постановил, что прежняя редакция ст. 90 УПК РФ не предполагает возможности при разрешении уголовного дела не принимать во внимание обстоятельства, установленные вступившими в законную силу.

Законодатель закрепил новую редакцию данной статьи, которые на наш взгляд сконструировал в ней юридическую схему межотраслевой безусловной преюдиции, не учитывая многих положений.

Рассматривая противоречие между анализируемым институтом и принципом свободы оценки доказательств, необходимо обратить внимание на такую их общую особенность, как наличие межотраслевых свойств, или универсальность.

На основании всего вышесказанного, можно сделать вывод о том, что редакция ст. 90 УПК РФ противоречит принципу свободы оценки доказательств и соответственно нуждается в изменениях.

Автор предлагает следующее изменения, а именно после слов «судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки» надлежит добавить: «если такие обстоятельства не вызывают у них обоснованных сомнений».

Также, автор предлагает для устранения противоречий по вопросам преюдии, создать механизм проверки преюдиционого судебного акта. А именно создать перечень оснований и порядок обжалования решений суда. Данный механизм позволит разрешить ряд противоречий и гарантировать справедливое решения суда.

Источник: https://idaten.ru/law/ugolovniy-process/preudiciya-v-ugolovnom-processe

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.