Приготовление к соучастию в убийстве

Статья 30 УК РФ: уголовная ответственность за приготовление и покушение на преступление

Приготовление к соучастию в убийстве

Уголовный кодекс содержит наказание не только за законченное преступление, но и за подготовку к нему и покушение на преступление. Ответственность за такие действия наступает согласно 30 ст. УК РФ.

Статья 30 УК РФ содержит указание на два вида неоконченных преступления, которые могут грозить правонарушителю уголовной ответственностью. Это приготовление к преступлению и покушение на него. Указанная статья состоит из трех частей.

Приготовление к преступлению: понятие и отличительные черты

Понятие приготовления к преступлению прописано в ч.1 ст. 30 УК РФ.

Под приготовлением к преступлению понимается приискание, подготовка, изготовление лицом средств/орудий совершения преступления, поиск и привлечение соучастников преступления, сговор на преступление или подготовка условий для его совершения. Главным отличительным признаком приготовления является незаконченность преступления по независящим от лица причинам.

Приготовление к преступлению может иметь как форму активного действия (поиск соучастников, изготовление отмычек), так и бездействия (умышленное оставление открытого сейфа, невключение пожарной сигнализации).

Признаками приготовления к преступлению являются:

  • умышленное создание условий для преступления;
  • преступный умысел не был реализован по независящим от лица обстоятельствам (например, виновник потерял оружие для убийства);
  • созданные для преступления условия не удалось реализовать.

Видами приготовления к преступлению являются:

  • покупка, получение в дар, кража орудий преступления (например, ружья и патронов);
  • изготовление орудий преступления (например, самодельного ружья);
  • приспособление орудий под преступление;
  • любые действия по привлечению соучастников;
  • вступление в сговор;
  • умышленное создание условий для совершения преступления.

При этом уголовная ответственность предусмотрена только за подготовку к тяжкому или особо тяжкому преступлению (например, убийство, изнасилование, кража). На это указывает часть 2 статьи 30 УК РФ.

Некоторые действия правонарушителей в результате могут быть переквалифицированы из подготовки в другие преступления, например, в мелкое хулиганство.  Нередки случаи, когда суды ошибочно применяли статью о подготовке к преступлению к правонарушениям, которые не являлись тяжкими (например, подготовку к продаже наркотиков).

Покушение на преступление: понятие и отличительные черты

Часть 3 ст.30 посвящена другой форме неоконченного преступления, а именно покушению на преступление. Его не следует путать с приготовлением, покушение имеет свои отличия и специфику.

Под покушением понимаются действия лица, направленные на совершение преступления, которое при этом не было доведено до конца (например, покушение на убийство, в результате которого потерпевший остался жив). Также данная форма правонарушения может выражаться в бездействии (например, умышленное лишение человека пищи).

То, что преступление не было доведено до конца, буквально обозначает, что так и не наступили общественно опасные последствия преступления (например, смерть потерпевшего или материальный ущерб).

Признаками покушения на преступление являются:

  • совершение преступником умышленного деяния;
  • направленность поведения лица на совершение объективной стороны состава преступления;
  • направленность действий на конкретный объект;
  • преступление так и не было окончено;
  • преступление не было завершено по независящим от преступника причинам (например, лицо не смогло дать взятку из-за отказа взяткополучателя или не произвело выстрел из-за неисправности оружия).

Покушение на преступление имеет прямой умысел. Но бывают исключительные случаи и с косвенным умыслом (например, покушение на изнасилование, чтобы заразить жертву).

Различают следующие разновидности покушения на преступление:

  1. Оконченное. В данном случае преступник совершил все действия для реализации своего замысла, но его все равно не удалось достигнуть по независящим причинам (например, преступник промахнулся при выстреле).
  2. Неоконченное. В данном случае лицо не выполнило все необходимые действия для реализации преступления (например, ружье при выстреле дало осечку).

Судебная практика различает также такие формы покушения:

  1. Покушение на негодный объект, необладающий признаками, которые приписывал ему преступник (например, если он произвел выстрел уже в мертвого человека или планировал украсть крупную сумму, а сейф оказался пустым).
  2. Покушение с негодными орудиями, которые по факту не могут нанести вреда (например, использование неисправного пистолета).
  3. Покушение с негодными средствами (например, лицо планировало убить жертву с использованием молитв и заклинаний; эта разновидность покушения не является уголовно преследуемой).

Важно обратить внимание, что если лицо добровольно отказывается от своих намерений (например, он вовремя осознал всю опасность деяния и отказался от планов убить родственника), то это не будет считаться приготовлением или покушением на убийство. Но если его пресекли сотрудники полиции, то наказания избежать не удастся.

За покушение на совершение преступления предусмотрено наказание без учета степени тяжести деяния.

Ответственность за приготовление преступления и покушение на преступление

Указание на конкретные сроки и меры ответственности за приготовление к преступлению в 30 статье Уголовного кодекса не приводится. Это понятно, так как преступление, которое готовил правонарушитель, может иметь разную степень социальной опасности.

Поэтому при назначении наказания судья должен взять соответствующую статью УК за оконченное преступление и применить правило, которое гласит, что мера наказания не может превышать ½ от максимального срока лишения свободы или размера наказания, предусмотренного за оконченное преступление.

Например, максимальный срок за данное оконченное преступление составляет 7 лет лишения свободы, тогда за приготовление к нему лицу грозит не более 3,5 лет. При этом наказание в виде пожизненного лишения свободы не применяется.

Покушение на преступление грозит лицу наказанием, которое не может превышать ¾ от максимального срока наказания за оконченное преступление. Например, если максимально лицу грозит штраф до 200 тыс. р., то за покушение на преступление он составит 150 тыс. р.

Указанные правила назначения наказания за неоконченные преступления прописаны в 66 ст. УК РФ.

Из указанных выше определений и признаков преступления видно, что приготовление и покушение – это два различных понятия.

В первом случае преступник лишь готовит почву для преступления и создает для него благоприятные условия, во втором – он уже переходит к активным действиям для воплощения своего умысла.

Покушение на преступление имеет большую общественную опасность, чем приготовление, поэтому ответственность за него более суровая.

При вынесении меры пресечения судья должен учесть причину, которая привела к тому, что преступление осталось неоконченным.

Сроки давности для привлечения преступника к ответственности различаются в зависимости от преступления. Например, за убийство лицо могут привлечь к наказанию с учетом срока давности в 15 лет. Соответственно, за покушение на убийство предусмотрен такой же срок. Таким образом, Уголовный кодекс РФ в 30 ст. описывает ответственность за приготовление к преступлению и покушение на него. Лицо может быть привлечено к ответственности за совершение данного правонарушения только при особо опасных и опасных преступлениях.

Например, за покушение на дачу взятки или убийство, либо приготовление к краже в особо крупных размерах. При покушении лицо уже переходит к активным действиям для совершения преступления, тогда как при приготовлении только создает условия для этого.

Поэтому наказание за покушение более суровое: до ¾ от максимальной ответственности по статье за оконченное преступление. За приготовление ответственность не превышает ½ от соответствующей статьи.

Загрузка…

Источник: https://pravo.team/uk-i-koap/ugolovnyj-kodeks/pokusenie.html

Приготовление к убийству: вопросы теории

Приготовление к соучастию в убийстве

Ахъядов, Э. С. Приготовление к убийству: вопросы теории / Э. С. Ахъядов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2016. — № 10 (114). — С. 950-952. — URL: https://moluch.ru/archive/114/29479/ (дата обращения: 22.11.2020).



Приготовлением к преступлению следует считать любую умышленную деятельность, создающую условия для реализации преступления. В отличие от обнаружения умысла (совершить преступление), которые не преследуются в уголовном порядке, приготовление характеризуется не только намерением совершить преступление, но и конкретными действиями, создающими условия для последующего совершения преступления.

О приготовлении как о стадии совершения умышленного преступления речь можно вести лишь при подготовке к совершению конкретного преступления. При этом субъект намеревается в дальнейшем довести свой преступный замысел до конца, он не думает ограничиться подготовкой.

Приготовительные действия весьма разнообразны.

С объективной стороны они возможны в следующих формах: приискание средств или орудий совершения преступления; изготовление средств или орудий совершения преступления; приискание соучастников преступления; сговор на совершение преступления; иное умышленное создание условий для совершения преступления (ст. 30 УК). Каждый из этих объективных признаков имеет самостоятельное значение, но часто в одном деянии можно констатировать наличие двух и более указанных признаков.

Следует подчеркнуть, что ни приобретение, ни похищение, ни присвоение различных средств и орудий не должны признаваться приготовлением, если не доказано, что замысел на их использование в конкретных преступных целях возник до указанных действий.

Под приисканием понимается любой способ, законный или незаконный, добычи средств или орудий преступления: поиск, покупка, обмен, получение на время, похищение (например, оружия для совершения убийства).

К приисканию относится также находка и присвоение какого-либо предмета в подобных целях.

Приисканием является и подготовка к такому использованию бытовых предметов (автомашины, кухонного ножа), находящихся в собственности субъекта.

Отличие средств от орудий, главным образом, заключается в том, что орудие используется в процессе непосредственного осуществления преступления, тогда как средство — на стадии создания условий для совершения преступления с тем, чтобы облегчит его реализацию.

Под изготовлением понимается технологический процесс создания средств и орудий преступлений (например, орудия и средства совершения убийства). Замысел виновного на их использование в конкретных преступных целях должен возникнуть заранее — только в этом случае изготовление средств и орудий можно рассматривать в качестве стадии преступления.

К приспособлению относятся разнообразные действия, связанные с обработкой средств и орудий, в результате которой они становятся пригодными для реализации задуманного преступления (ремонт, изменение размеров, формы предметов и т. д.), и в этих случаях замысел должен возникнуть заранее.

Приискание, изготовление и приспособление средств и орудий для исполнения преступления могут наличествовать одновременно.

Под иным умышленным созданием условий понимаются все остальные действия, которые не охватываются понятиями приискания, изготовления и приспособления средств и орудий совершения криминального деяния, подыскания соучастников и сговора, но которые тоже делают преступление реально возможным.

Сюда следует, например, отнести: обследование места предполагаемого преступления; изучение возможных препятствий и разработка способов их устранения (например, отключение сигнализации); совершение действий на сокрытие намеченного преступления и т. п.

Их исчерпывающий перечень дать невозможно. С субъективной стороны приготовление характеризуется только прямым умыслом. Виновный сознает, что создаёт условия для последующего совершения преступления, и желает их создать. Помимо этого, он предвидит возможность наступления общественно опасных последствий того деяния, которое стремится совершить, и желает их наступления.

Приготовление обычно трудно доказать, так как совершение приготовительных действий само по себе не всегда еще свидетельствует о преступном намерении лица, их совершившего.

В связи с этим действующий Уголовный кодекс справедливо отказался от общей наказуемости приготовления к преступлению и ограничил уголовную ответственность лишь сферой приготовления к тяжкому или особо тяжкому преступлению (ч. 2 ст. 30).

Специфика состава приготовления к убийству относится к объективным признакам и субъективной стороне приготовительных действий. Например, лицо готовится совершить убийство.

В этих целях оно приобретает нож. Объективную сторону убийства составляет насильственное лишение жизни другого человека. Однако приобретение ножа еще не образует объективную сторону убийства.

Таким образом, состав приготовления к преступлению характеризуется собственной (самостоятельной) объективной стороной.

Специфика объективной стороны характеризуется и тем, что преступление при этом не было доведено до конца по независящим от лица обстоятельствам (ч. 1 ст. 30 УК). В последнем случае надо учитывать два момента.

Во-первых, чтобы приготовительные действия не образовывали самостоятельного оконченного преступления.

Так, незаконное приобретение оружия (ст. 222 УК), или его незаконное изготовление (ст. 223), или его хищение (ст.

226) для последующего совершения убийства образуют не только приготовление к соответствующему преступлению как таковое, но и самостоятельный состав преступления (незаконное приобретение, незаконное изготовление оружия или его хищение).

Во-вторых, необходимо, чтобы преступная деятельность лица по подготовке задуманного им преступления была не доведена до конца именно по независящим от лица обстоятельствам. Это значит, что преступная деятельность ограничилась приготовлением к преступлению в виду того, что она была прервана не по воле виновного.

Литература:

  1. Уголовное право. Особенная часть: Учебник / под ред. А. Н. Рарога. М. «Юрист», 2011 г.
  2. Борзенков Г. Особенности квалификации убийства при конкуренции или сочетании различных квалифицирующих признаков // Уголовное право. 2013г., № 5., с. 7–11.
  3. Боровиков В. Б. О квалификации убийства, совершенного с экстремистскими мотивами / Боровиков В. Б., Боровикова В. В. // «Черные дыры» в рос. законодательстве. — 2013г. — № 4. — С.53–55.
  4. Воронин Е. К. О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных ст.105 УК РФ // Законность. – 2013 г. № 3. – С.20–23.
  5. Гребенкин Ф. Убийство, совершенное с особой жестокостью: вопросы квалификации в судебной практике // Уголовное право. — 2011г. — № 3. — С.17–20.

Основные термины(генерируются автоматически): действие, преступление, приготовление, совершение преступления, изготовление средств, объективная сторона, объективная сторона убийства, орудие, орудие совершения преступления, последующее совершение преступления, приискание, приспособление средств, субъективная сторона, умышленное создание условий.

Источник: https://moluch.ru/archive/114/29479/

Тема 2. Стадии совершения убийства и соучастие в убийстве. 1. Приготовление к убийству и покушение на него

Приготовление к соучастию в убийстве

1. Приготовление к убийству и покушение на него. Отграничение покушения на убийство от угрозы убийством (ст. 119 УК РФ).

2. Добровольный отказ о доведения убийства до конца.

3. Соучастие в убийстве. Спорные вопросы квалификации деятельности соучастников.

Литература:

1. Плаксина, Т.А. Вопросы квалификации приготовления к убийству / Т.А. Плаксина, А.И. Лызлов // Уголовное право. – 2010. – № 4.

2. Тарбагаев, А. Квалификация убийства, совершенного с участием малолетнего или невменяемого / А. Тарбагаев, Д. Куренев // Уголовное право. – 2011. – № 2.

Задачи:

1. Освободившись из мест лишения свободы, Сапронов 4 месяца сожительствовал с Шиляевой, а затем она предложила ему уйти, так как он плохо относился к ней и ее детям. К тому же она стала опасаться Сапронова после того, как он заявил, что ему надо «три души убить», и она заметила, что он прячет ножи в разные места в квартире.

Сапронов перешел жить к приятелю, но через неделю вернулся и предложил вновь начать совместную жизнь. После отказа Шиляевой он в течение 1,5 часов угрожал расправой ей, ее матери, малолетней дочери и несовершеннолетней сестре, размахивая перед ними ножом и не выпуская их из квартиры, кричал, что они умоются кровью. Они вынуждены были защищаться от него табуретками, выставив их ножками вперед.

Затем Сапронов попытался ударить Шиляеву ножом; она побежала в другую комнату, но он догнал ее и стал наносить удары ножом в присутствии ее матери, дочери и сестры. Шиляевой удалось вырваться, но Сапронов поймал ее во дворе дома, схватил стоявший здесь же топор-колун и нанес 4 удара по голове на глазах у ее матери, отчего потерпевшая скончалась. Квалифицируйте действия Сапронова.

Каким будет решение, если он прекратил свои действия после полуторачасовых угроз ножом?

2. Находясь в нетрезвом состоянии, Брюсов вспомнил недавнюю ссору с односельчанином Османовым, взял ружье, пришел в его дом и в присутствии жены и внучки Османова стал избивать его. Затем он по очереди наводил ствол оружия на жену и внучку Османова, угрожая убийством, после чего выстрелил Османову в голову, и потерпевший скончался.

Чтобы скрыть преступление, Брюсов решил убить Османову и ее внучку. Под угрозой применения оружия он заставил Османову вести его к проруби, возле которой он застрелит ее, а труп утопит. Трехлетнюю внучке Османовых он приказал оставаться в доме и, чтобы девочка замерзла, уходя, оставил входную дверь открытой при уличной температуре ниже -30ºC.

Однако девочку спасли соседи, а Османовой удалось убежать по дороге к проруби. Квалифицируйте действия Брюсова.

3. Ударникова попросила своего брата Арцебашева и Иванова оказать ей содействие в отравлении сожителя Редокумова, который злоупотреблял спиртным и избивал ее, и предложила довести его до состояния сильного опьянения, после чего сделать ему инъекцию ядовитого препарата.

Арцебашев приобрел у неустановленных лиц ядовитый препарат в шприце в виде, готовом к использованию. Вместе с Ивановым они в течение вечера угощали Редокумова спиртными напитками. Когда Редокумов уснул, Арцебашев попытался ввести ему в вену ядовитое вещество, но не сумел этого сделать.

Видя это, Ударникова посоветовала сбросить Редокумова со второго этажа, чтобы имитировать несчастный случай. Однако и это сделать не удалось, так как проснувшийся Редокумов начал оказывать сопротивление.

Тогда Иванов ударил его палкой по голове, а Арцебашев вскрыл ему бритвой вены, вследствие чего потерпевший скончался. Квалифицируйте действия виновных.

4. Костюков со своей сожительницей Трухиной проживал в одной половине дома в с. Березовка; другую половину дома арендовала бригада сезонных рабочих. Однажды, когда Костюков с Трухиной распивали спиртные напитки у себя на кухне, к ним присоединился один из членов бригады – Ящиков.

К вечеру взаимоотношения в компании испортились, Ящиков стал оскорблять Трухину и дважды ударил ее ладонью по лицу, после чего ушел в комнату и сел на кровать. Следом за ним в комнату вошел Костюков и потребовал объяснений по поводу его поведения.

Однако Ящиков ничего объяснять не стал, обозвал его «дураком», пнул босой ногой в ягодицу и ткнул ладонью в живот. Костюков зашел на кухню, взял с печи нож, вернулся в комнату и, убедившись, что Ящиков сидит на кровати с закрытыми глазами, нанес ему удар в левую половину груди, отчего потерпевший скончался на месте.

Его труп Костюков с Трухиной ночью уволокли к озеру, и Костюков его утопил. Нож, которым был нанесен удар, спрятала по просьбе Трухиной ее подруга Горшенина, и она же постирала пододеяльник со следами крови.

Трухина же смыла в комнате кровь с пола, кроссовки Ящикова забросила в огород к односельчанину и написала матери записку с просьбой дать Костюкову денег, чтобы он успел скрыться. Решите вопрос об ответственности всех названных лиц.

5. Ангелин, Покутьев и Торжков в ресторане завязали драку с официантом Астаховым из-за того, что он сначала обслужил людей, сидящих за соседним столиком, которые пришли раньше, а только потом подошел к ним.

В процессе избиения Астахова Ангелин нанес несколько ударов кулаками в различные части тела, Покутьев также сначала бил кулаками, а затем нанес 2 удара ножом в левую половину груди и шею, Торжков же разбил о голову Астахова тарелку. Потерпевший скончался.

При расследовании уголовного дела выяснилось, что его смерть наступила от ударов ножом, а ударом тарелки по голове причинен лишь вред здоровью средней тяжести. Повреждения же, нанесенные кулаками, вообще отнесены к легкому вреду здоровью.

Кроме того, было установлено, что о наличии у Покутьева ножа знали все участники группы, однако никакой договоренности относительно причинения Астахову смерти не было и нож Покутьев использовал по собственной инициативе, когда драка практически была завершена. Как квалифицировать действия названных лиц? Изменится ли решение, если Торжков и Ангелин, видя, что Покутьев вынул нож, стали наносить Астахову удары, чтобы сломить его сопротивление?

Источник: https://studopedia.su/16_58019_tema--stadii-soversheniya-ubiystva-i-souchastie-v-ubiystve.html

Квалификация неоконченных преступлений, совершенных в соучастии

Приготовление к соучастию в убийстве

Cтадия совершения преступления, вменяемая любому из соучастников, определяется в зависимости от деятельности исполнителя (соисполнителей) преступления. Если деяние исполнителя останется не доведенным до конца, то неоконченным преступлением признается и деяние каждого из соучастников.

B случае добровольного отказа исполнителя от доведения преступления до конца остальные соучастники преступления несут уголовную ответственность за соучастие в приготовлении к преступлению или покушении на преступление (в зависимости от того, на какой стадии отказался от преступления исполнитель).

Хабаров А.В.

Правило об уголовной ответственности соучастников преступления за неоконченное преступление сформулировано в первом предложении ч.5 ст.

34 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) и звучит следующим образом: «В случае недоведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление».

Из этого вытекает, что стадия совершения преступления, вменяемая любому из соучастников, определяется в зависимости от деятельности исполнителя (соисполнителей) преступления. Если деяние исполнителя останется не доведенным до конца, то неоконченным преступлением признается и деяние каждого из соучастников.

Отсутствие в действиях исполнителя преступления признаков непосредственной направленности на совершение преступления (т.е.

начала выполнения им объективной стороны состава преступления), влечет признание деяния каждого из соучастников приготовлением к преступлению,[1] а наличие таких признаков – покушением на преступление.[2]

Казалось бы, все предельно просто. Тем не менее, данная норма не совсем точно регулирует рассматриваемую ситуацию.

Во-первых, возникает вопрос: соучастники преступления несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление (как это буквально сказано в ч.5 ст.34 УК РФ) либо все-таки за соучастие в неоконченном преступлении?

Тот или иной ответ на этот вопрос влияет на формулу квалификации деяния, подлежащую применению в рассматриваемом случае: если первый вариант предполагает квалификацию содеянного по норме Особенной части УК РФ со ссылкой только на соответствующую часть ст.30 УК РФ, то второй – со ссылками на соответствующие части и ст.30, и ст.33 УК РФ.

Представляется, что правильным является второй вариант, поскольку он более точно отражает деяние, которое представляет собой в определенной степени удавшееся соучастие в преступлении,[3] при котором роль каждого лица должна получить юридическое закрепление. Кроме того, если ссылаться только на ст.

30 УК РФ, не будет разницы в квалификации удавшегося соучастия в неоконченном преступлении и неудавшегося соучастия.[4]

В судебной практике также нашел подтверждение подход, согласно которому при квалификации деяния соучастника неоконченного преступления необходимо ссылаться и на ст.30, и на ст.33 УК РФ.

[5] Следовательно, при недоведении исполнителем преступления до конца деяния остальных соучастников должны квалифицироваться со ссылками на соответствующие части ст.ст.30 и 33 УК РФ, а в ч.5 ст.

34 УК РФ следует сделать уточнение о том, что соучастники в таком случае несут уголовную ответственность «за соучастие в приготовлении к преступлению или покушении на преступление».

Во-вторых, в ч.5 ст.34 УК РФ сказано, что установленное ей правило распространяется только на случай недоведения исполнителем преступления до конца «по не зависящим от него обстоятельствам».

Возникает вопрос о том, по каким же правилам несут ответственность соучастники преступления, если исполнитель добровольно отказался от доведения преступления до конца. По смыслу ст.

31 УК РФ добровольный отказ от преступления исполнителя не исключает уголовной ответственности иных соучастников преступления, которые не отказались от его совершения в соответствии со специально установленными для них правилами. Но за что они должны отвечать?

Теоретически здесь мыслимы две позиции. Согласно первой из них, соучастники преступления должны нести уголовную ответственность в таком случае за приготовление к преступлению (без ссылки на ст.33 УК РФ и независимо от того, на какой стадии прервал свою деятельность исполнитель), т.к. здесь отсутствует один из объективных признаков соучастия в преступлении – совместность деятельности.[6] Другими словами, данная ситуация должна разрешаться по правилам о неудавшемся соучастии,[7] т.к. «при таком положении вещей добровольный отказ фактически уничтожает все этапы развития преступной деятельности, имевшие место до него».[8]

Второй подход предполагает, что соучастники преступления несут в рассматриваемом случае уголовную ответственность за соучастие в приготовлении к преступлению или покушении на преступление в зависимости от того, на каком этапе добровольно прервал свою деятельность исполнитель преступления, т.е. данная ситуация разрешается по правилам о соучастии в неоконченном преступлении, не доведенного исполнителем до конца по не зависящим от него обстоятельствам.

При анализе данных двух вариантов следует, прежде всего, отметить, что говорить об отсутствии признаков соучастия, исполнителя преступления, здесь все-таки нельзя: на определенной стадии соучастие имело место, несколько лиц объединяли свои усилия для подготовки к совершению преступления или даже для попытки его непосредственного совершения.

Другое дело, что впоследствии исполнитель выбыл из такого соучастия, что не свидетельствует о том, что соучастия не было. Кроме того, не очень логично будет вменять соучастникам приготовление к преступлению, если исполнитель отказался от преступления на стадии покушения на него.

Сам по себе такой «поворот стадий» совершения преступления от покушения к приготовлению вызывает сомнения, т.к. не предусмотрен уголовным законом.

Кроме того, получается, что пока исполнитель от преступления не отказался, остальным соучастникам грозит ответственность за покушение на преступление, а стоит исполнителю отказаться, как пределы ответственности соучастников преступления понижаются, т.к.

для приготовления к преступлению установлено более низкое ограничение максимума наказания (ч.2 ст.66 УК РФ), а то и вообще деяние фактически декриминализируется, т.к. уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжким и особо тяжким преступлениям (ч.2 ст.30 УК РФ).

Но ведь со стороны иных соучастников в рассматриваемом случае никакого позитивного в уголовно-правовом смысле поведения не последовало.

Источник: https://advokatsidorov.ru/kvalifikacija-prestuplenij-souchastii.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.