Приговор и обжалованию не подлежит

Приговор подписан и обжалованию не подлежит

Приговор и обжалованию не подлежит

Надежды на то, что повышение пенсионного возраста не состоится, растаяли еще во время достопамятного выступления президента Путина, однако какие-то совершенно ни на чем не основанные чисто эмоциональные упования на чудо перед последним чтением закона в Госдуме у многих всё-таки были.

Естественно, что они не оправдались. А те, кто ал за этот людоедский закон, оправдываться вообще не собираются.

Так, еще накануне ания некий депутат Вострецов (не трудно догадаться, какую партию он представляет), ранее уже как-то отметившийся инициативой запрещения подработки (хотел запретить людям подрабатывать, совмещать две и более работы), теперь выдал великолепный спич, в котором заклеймил всех «демагогов» и «болтунов», к коим он причислил всех противников повышения пенсионного возраста. В числе прочего уважаемый депутат из не менее уважаемой партии заявил, что, если пенсионный возраст повышен не будет, то возникает риск потерять Россию так же, как был потерян СССР. Ну еще много чего интересного и умного сказал этот народный избранник. Правда, процентов этак 90% населения страны (минимум) уверены, что как раз наоборот – именно пенсионная реформа и приведет к потере России (да еще такие потрясающие во всех отношениях депутаты, которыми, наверное, гордится Единая Россия). И я с людьми полностью согласен. Я вообще уверен, что для России приготовлен и уже реализуется сценарий развала СССР, о чем я напишу в одной из статей.

Так вот, выступление этого народного избранника из самой народной и любимой населением партии страны стало своеобразной квинтэссенцией отношения власти вообще и ЕР в частности к народу России, от которого как раз в этот день поступили списки с миллионом подписей против повышения пенсионного возраста. По сути, этому народу было сказано «заткнись, пади ниц, облобызай нам ноги и покорно благодари, что живешь под самой-самой лучшей властью в мире». В любом случае, приговор стране и народу подписан и обжалованию не подлежит.

При этом Госдума решила на обнародовать результаты ания по каждому депутату. Вот что можно было видеть на официальном думском сайте в первые дни после ания.

Однако скрыть такие вещи в наше время довольно сложно, и имена «народных героев» всё-таки стали известны. Так, КПРФ выложила поименные списки ания в свободный доступ. И действительно, народ должен знать своих «героев».

Итак, за повышение пенсионного возраста проали 332 депутата, против – 83.

«Единая Россия» практически в полном составе проала за повышение пенсионного возраста. Против ала только Наталья Поклонская, да 9 человек (Андрей Барышев, Николай Герасименко, Сергей Железняк, Николай Ковалев, Алексей Красноштанов, Юрий Мищеряков, Оксана Пушкина, Владислав Третьяк, Вячеслав Фетисов) не али вообще.

Депутаты от КПРФ практически в полном составе высказались против этого людоедского закона (только Михаил Авдеев не ал).

Среди депутатов от «Справедливой России» большинство проали против, а Епифанова Ольга, Ионин Дмитрий, Нилов Олег, Омаров Гаджимурад, Ремезков Александр, Терентьев Александр – не али.

Довольно странная позиция ЛДПР, лидер которой с пеной у рта критиковал пенсионную реформу, а сам при этом не стал ать против, а воздержался, как едва ли не половина думских либерал-демократов (Власов Василий, Дегтярев Михаил, Диденко Алексей, Жигарев Сергей, Напсо Юрий, Нилов Ярослав, Свинцов Андрей, Свищев Дмитрий, Селезнев Валерий, Слуцкий Леонид, Старовойтов Александр, Сухарев Иван, Торощин Игорь, Фургал Сергей, Черкасов Кирилл, Чернышов Борис). Остальные представители ЛДПР проали против.

Из внефракционных депутатов против проал Алексей Журавлев, а Рифат Шайхутдинов воздержался.

Поражает позиция воздержавшихся. Представляется, что эти люди и отношение с властью портить не хотят и перед народом желают остаться чистенькими.

Самое интересное, что этот народ, наверное, перенес бы повышение пенсионного возраста, как и многое уже переносил в этой самой счастливой стране, но то, как пенсионная реформа была подана, до глубины души возмутило даже тех, кто в целом неплохо относился к власти.

Во-первых, сделано это было после президентских выборов, что было воспринято как откровенная подлость. И скажу прямо, правильно было воспринято. Случись это до выборов, даже весь ЦИК во главе с авторитетной правозащитницей и очень-очень честной женщиной не смог бы обеспечить силами всех своих таких же честных сотрудников результат, необходимый власти.

Во-вторых, если бы вместе с повышением пенсионного возраста для одних (т.е. обычных людей) был бы повышен пенсионный возраст для тех категорий граждан, которые выходят на пенсию в 38 – 40 лет, то удалось бы хоть как-то сгладить невероятно негативный эффект, когда разрыв между уходом на пенсию рабочего человека и сотрудника некоторых органов составляет теперь аж четверть века.

В-третьих, если бы «пенсионная реформа» была осуществлена в комплексе с другими мерами, например, с введением прогрессивного налога на богатых, с ратификацией 20-й статьи Конвенции о борьбе с коррупцией ООН, с обеспечением прав человека в стране, с реальным повышением пенсий нынешним пенсионерам и зарплат тем, кому до пенсии еще нужно дожить, и некоторыми другими действиями, так ожидаемыми народом уже почти два десятилетия, то и отношение к этому вопросу было бы точно другим. Но когда параллельно с повышением пенсионного возраста принимается решение о выделении бешенных сумм на повышение мотивации чиновников, убедить людей в отсутствии денег на выплату пенсий и необходимости пенсионной реформы невозможно.

И есть еще «в-четвертых», «в-пятых» и т.д. У меня вообще возникает ощущение, что власть просто сошла с ума.

То, что в последнее время говорится с экранов телевизоров и пишется в прокремлевских изданиях наводит на мысль о том, что не только гриппом можно заразиться всем скопом, но и сумасшествием.

Особенно поражает, когда нанятые за тридцать серебряников телепропагандисты начинают с умным видом вещать о том, как здорово, что многие люди просто не доживут до пенсии. Даже до этой нищенской пенсии… Вряд ли люди «отнесутся с пониманием» к такой ситуации…

Интересно, что власть вообще не прислушивается ни к чьим мнениям, будь то простой учитель или лауреат «Оскара» Владимир Меньшов.

Кстати, неплохо было бы составить списки наиболее известных людей, выступавших за или против ограбления народа, чтобы люди точно знали, кто им друг, а кто… В общем, чтобы знали…

Таким образом, Россия сейчас находится в ситуации, когда власть предала свою страну и надругалась над своим народом. По сути, российская власть объявила народу войну на выживание, не понимая, что сама по себе она ничего без этого народа не значит. Очень надеюсь, что победа останется за моим народом.

С вами был очень вежливый Дмитрий Варапаев

Источник: https://www.varapaev.ru/index.php/blog-vezhlivyj-varapaev/375-prigovor-podpisan-i-obzhalovaniyu-ne-podlezhit

Решение окончательное и обжалованию не подлежит

Приговор и обжалованию не подлежит

22 февраля 2017 в 19:17

К малому исключению относятся правовые конфликты, возникшие из публичных правоотношений, административные, трудовые, корпоративные споры и споры, возникшие до возбуждения процедуры банкротства. Они подсудны только государственным судам.

Ключевое требование для обращения в третейский суд – наличие в договоре третейской оговорки или заключение арбитражного соглашения между партнерами. Оговорка вносится на стадии заключения договора в раздел «Порядок разрешения споров».Таким образом, стороны регламентируют, где будут разрешать спор в случае его возникновения – в арбитражном суде или третейском.

Так как арбитражные суды перегружены, выбор в пользу суда третейского делается все чаще, даже без ведома третейского суда. Образцы третейских оговорок выложены на официальных сайтах третейских судов.Главное – перенести оригинал оговорки в договор без ошибок, правок на свое усмотрение. В общем, без искажений текста.

Иначе третейский суд не сможет принять дело к производству и придется обращаться в государственный арбитраж.В Арбитражный третейский суд города Москвы поступил иск против «Курьерской службы «Факел». Судебное разбирательство прошло в открытом режиме, что позволяет сделать информацию общедоступной.

Третейский судья определил, что споры, вытекшие из трех договоров возмездного оказания услуг, заключенных между контрагентами охватываются компетенцией третейского суда. Третейская оговорка соответствует нормам закона. Спор подпадает под ее условия. Производство по третейскому делу открыто.

Истец, физическое лицо, к нему на основании Соглашения о передаче договора перешло право требования долга, обратился в суд. В исковом заявлении потребовал взыскать с «Курьерской службы «Факел» денежные средства в размере 3 187 635 рублей, а также возместить расходы по оплате арбитражного сбора.Ответчик в суд не явился.

Разбирательство в третейском суде происходит по Регламенту третейского суда, утвержденному Минюстом. Документ является неотъемлемой частью третейской оговорки. Нормы Регламента Арбитражного третейского суда города Москвы позволяют провести процесс при отсутствии одной из сторон, но при надлежащем ее уведомлении о месте, дате, времени судебного заседания.

Ходатайств от сторон о рассмотрении спора в коллегиальном составе не поступило. Судья АТСМ единолично ознакомился с материалами дела и установил, что ООО «Ультра» (впоследствии оно передало право требования долга физлицу) и «Курьерская служба Факел» заключили три договора возмездного оказания услуг. Все датированы 2016 годом.

Стороны договорились, что служба оказывает курьерские услуги по доставке документации и грузов, а ООО «Ультра», соответственно, работу оплачивает.Одним из пунктов договора стороны предусмотрели порядок оплаты. Он гласит, что оплата услуг производится в размере 100 % цены по счету, выставленному Исполнителем Заказчику на планируемый объем услуг.

Курьерская служба обязуется приступить доставке в течение одного дня с момента поступления предоплаты.Выполняя договоренности, Заказчик перечислил на счета курьерской службы более 5,2 миллионов рублей. В материалах дела перевод средств подтвержден платежными поручениями.

По Актам выполненных работ, что также были представлены в материалы дела, Курьерская служба в период с апреля по август 2016 года оказала Заказчику услуги на сумму немногим более 2 миллионов рублей. Оставшаяся часть средств, внесённых авансом, осталась неосвоенной.

В договоре стороны предусмотрели право отказа от исполнения обязательств в одностороннем порядке, но при условии оплаты оказанных услуг и возврата неиспользованной части аванса. В ноябре 2016 года Заказчик (ООО «Ультра») направило в адрес Курьерской службы «Факел» претензию, где уведомил, что отказывается от исполнения договора и требует вернуть средства в течение пяти рабочий дней.

Курьерская служба требования, изложенные в претензии, не исполнила, что и стало основанием для обращения в Арбитражный Третейский суд города Москвы. Судья проанализировал и оценил в совокупности имеющиеся в деле доказательства, пришел к выводу о том, что заявленные исковые требования подлежат удовлетворению.

Статьями 309, 310 ГК РФ предусмотрено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. Односторонний отказ от исполнения обязательств не допускается.

Ответчик в ходе рассмотрения дела каких-либо доказательств, подтверждающих, что он вернул Истцу авансовые платежи в размере 3 187 635,00 рублей, не представил. Доводы Истца документально не опроверг, исковые требования не оспорил, доказательств надлежащего исполнения взятых на себя обязательств не представил.

При таких обстоятельствах суд счел – требования Истца подлежат удовлетворению в полном объеме.Третейское разбирательство прошло в одно заседание через две недели после подачи иска. Оперативность в принятии решений и короткие сроки – главное отличие третейских судов от государственных арбитражей, районных судов.

[attention type=green]
А также отсутствие апелляции и кассации, что существенно растягивает процесс взыскания денег. Третейский суд в большинстве случаев, а стороны заранее договариваются, что его решение – окончательно, для контрагентов – это первая и последняя судебная инстанция.
[/attention]Справка:

Третейские оговорки бывают трех видов: безальтернативная, альтернативная и ассиметричная.Безальтернативная третейская оговорка подразумевает, что спор, возникший из договора, может быть рассмотрен только в конкретном третейском суде и нигде больше. Решение окончательное.

Альтернативная третейская оговорка предоставляет право выбрать, куда обращаться при подаче искового заявления. В государственный арбитражный суд или в третейский. Это решает Истец.

Ассиметричная третейская оговорка разделяет все споры, которые могут возникнуть из договора на те, что стороны решили, при их возникновении разрешить в арбитражном суде и на те, которые планируют рассмотреть в суде третейском. И в зависимости от спора сторона обращается или в госсуд или в третейский суд.

Или ведет два процесса параллельно, но в разных судах.

Автор – Алексей Абрамов, пресс-секретарь Управления по связям с общественностью Арбитражного Третейского суда города Москвы

К малому исключению относятся правовые конфликты, возникшие из публичных правоотношений, административные, трудовые, корпоративные споры и споры, возникшие до возбуждения процедуры банкротства. Они подсудны только государственным судам.

Ключевое требование для обращения в третейский суд – наличие в договоре третейской оговорки или заключение арбитражного соглашения между партнерами. Оговорка вносится на стадии заключения договора в раздел «Порядок разрешения споров».Таким образом, стороны регламентируют, где будут разрешать спор в случае его возникновения – в арбитражном суде или третейском.

Так как арбитражные суды перегружены, выбор в пользу суда третейского делается все чаще, даже без ведома третейского суда. Образцы третейских оговорок выложены на официальных сайтах третейских судов.Главное – перенести оригинал оговорки в договор без ошибок, правок на свое усмотрение. В общем, без искажений текста.

Иначе третейский суд не сможет принять дело к производству и придется обращаться в государственный арбитраж.В Арбитражный третейский суд города Москвы поступил иск против «Курьерской службы «Факел». Судебное разбирательство прошло в открытом режиме, что позволяет сделать информацию общедоступной.

Третейский судья определил, что споры, вытекшие из трех договоров возмездного оказания услуг, заключенных между контрагентами охватываются компетенцией третейского суда. Третейская оговорка соответствует нормам закона. Спор подпадает под ее условия. Производство по третейскому делу открыто.

Истец, физическое лицо, к нему на основании Соглашения о передаче договора перешло право требования долга, обратился в суд. В исковом заявлении потребовал взыскать с «Курьерской службы «Факел» денежные средства в размере 3 187 635 рублей, а также возместить расходы по оплате арбитражного сбора.Ответчик в суд не явился.

Разбирательство в третейском суде происходит по Регламенту третейского суда, утвержденному Минюстом. Документ является неотъемлемой частью третейской оговорки. Нормы Регламента Арбитражного третейского суда города Москвы позволяют провести процесс при отсутствии одной из сторон, но при надлежащем ее уведомлении о месте, дате, времени судебного заседания.

Ходатайств от сторон о рассмотрении спора в коллегиальном составе не поступило. Судья АТСМ единолично ознакомился с материалами дела и установил, что ООО «Ультра» (впоследствии оно передало право требования долга физлицу) и «Курьерская служба Факел» заключили три договора возмездного оказания услуг. Все датированы 2016 годом.

Стороны договорились, что служба оказывает курьерские услуги по доставке документации и грузов, а ООО «Ультра», соответственно, работу оплачивает.Одним из пунктов договора стороны предусмотрели порядок оплаты. Он гласит, что оплата услуг производится в размере 100 % цены по счету, выставленному Исполнителем Заказчику на планируемый объем услуг.

Курьерская служба обязуется приступить доставке в течение одного дня с момента поступления предоплаты.Выполняя договоренности, Заказчик перечислил на счета курьерской службы более 5,2 миллионов рублей. В материалах дела перевод средств подтвержден платежными поручениями.

По Актам выполненных работ, что также были представлены в материалы дела, Курьерская служба в период с апреля по август 2016 года оказала Заказчику услуги на сумму немногим более 2 миллионов рублей. Оставшаяся часть средств, внесённых авансом, осталась неосвоенной.

В договоре стороны предусмотрели право отказа от исполнения обязательств в одностороннем порядке, но при условии оплаты оказанных услуг и возврата неиспользованной части аванса. В ноябре 2016 года Заказчик (ООО «Ультра») направило в адрес Курьерской службы «Факел» претензию, где уведомил, что отказывается от исполнения договора и требует вернуть средства в течение пяти рабочий дней.

Курьерская служба требования, изложенные в претензии, не исполнила, что и стало основанием для обращения в Арбитражный Третейский суд города Москвы. Судья проанализировал и оценил в совокупности имеющиеся в деле доказательства, пришел к выводу о том, что заявленные исковые требования подлежат удовлетворению.

Статьями 309, 310 ГК РФ предусмотрено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. Односторонний отказ от исполнения обязательств не допускается.

Ответчик в ходе рассмотрения дела каких-либо доказательств, подтверждающих, что он вернул Истцу авансовые платежи в размере 3 187 635,00 рублей, не представил. Доводы Истца документально не опроверг, исковые требования не оспорил, доказательств надлежащего исполнения взятых на себя обязательств не представил.

При таких обстоятельствах суд счел – требования Истца подлежат удовлетворению в полном объеме.Третейское разбирательство прошло в одно заседание через две недели после подачи иска. Оперативность в принятии решений и короткие сроки – главное отличие третейских судов от государственных арбитражей, районных судов.

[attention type=green]
А также отсутствие апелляции и кассации, что существенно растягивает процесс взыскания денег. Третейский суд в большинстве случаев, а стороны заранее договариваются, что его решение – окончательно, для контрагентов – это первая и последняя судебная инстанция.
[/attention]Справка:

Третейские оговорки бывают трех видов: безальтернативная, альтернативная и ассиметричная.Безальтернативная третейская оговорка подразумевает, что спор, возникший из договора, может быть рассмотрен только в конкретном третейском суде и нигде больше. Решение окончательное.

Альтернативная третейская оговорка предоставляет право выбрать, куда обращаться при подаче искового заявления. В государственный арбитражный суд или в третейский. Это решает Истец.

Ассиметричная третейская оговорка разделяет все споры, которые могут возникнуть из договора на те, что стороны решили, при их возникновении разрешить в арбитражном суде и на те, которые планируют рассмотреть в суде третейском. И в зависимости от спора сторона обращается или в госсуд или в третейский суд.

Или ведет два процесса параллельно, но в разных судах.

Автор – Алексей Абрамов, пресс-секретарь Управления по связям с общественностью Арбитражного Третейского суда города Москвы

Источник: https://sibadvokat.ru/magazine/reshenie-okonchatelnoe-i-obzhalovaniyu-ne-podlezhit

Приговор окончательный и обжалованию не подлежит

Приговор и обжалованию не подлежит
?

Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
2016-08-11 22:01:00 Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva
2016-08-11 22:01:00 Categories:

  • Общество
  • Криминал
  • История
  • Cancel

В один прекрасный день Сатюков обратился ко мне с необычной просьбой – ежедневно присутствовать на судебных заседаниях, на которых рассматривалось дело группы валютчиков. Главный объяснил это тем, что процессом заинтересовался сам Хрущев, поэтому Сатюкову и нужно было быть в курсе дела, ведь он почти ежедневно общался с Хрущевым. Что ж! Я был не прочь отключиться на несколько дней от редакционной текучки и на какое-то время окунуться в мир, который был мне почти неведом. К тому же от меня ничего не требовалось, кроме встреч с главным по вечерам для рассказа ему о ходе процесса (о нем писали в газете наши репортеры). В те годы у нас в стране не существовало реального соотношения между рублем и американским долларом. Время от времени в наших газетах указывался взятый буквально с потолка какой-то сумасшедший курс, по которому доллар оценивался в копейках, стоил чуть меньше одного рубля! Потому и не мог не существовать черный рынок, на нем один доллар стоил несколько рублей. Разумеется, черный рынок считался преступным, а так называемые валютчики преследовались по закону. У группы преступников, которой заинтересовался Хрущев, схема наживы была следующей. Они за рубли скупали доллары у иностранцев, которым у нас иногда нужны были и рубли, но обменных пунктов тогда не существовало. На приобретенные доллары они скупали золотые монеты (тоже в основном у иностранцев). Как известно, в России до 1917 года были в ходу золотые монеты разного достоинства, их удобно было хранить и они ни при какой власти ценности своей не теряли. После 1917 года их продолжали выпускать в нескольких странах. Экспертиза всегда могла установить, какие монеты были изготовлены еще в царской России, а какие – уже после Октябрьской революции за пределами России. Но цена их все равно по-прежнему соответствовала содержащемуся в них золоту. Приобретенные таким образом золотые монеты находчивые валютчики продавали с немалой выгодой для себя соотечественникам, крупным жуликам, которые предпочитали хранить свое богатство именно в надежных золотых рублях, не жалея на них наших бумажных денег, нажитых ими за счет всяких незаконных махинаций. Получаемые от них за золото рубли валютчики снова предлагали иностранцам за доллары и т. д. Так этот преступный круговорот и вершился. В итоге так называемые валютчики обирали наших воров, в основном – работников торговли и сферы обслуживания. Даже наш закон, как правило, жестокий, карал за такие деяния сравнительно мягко: год-другой заключения, при очень крупных масштабах преступной деятельности могли дать лет пять, такой приговор в нашей стране тоже никогда суровым не считался. По описанной выше схеме эти валютчики прокручивали ежегодно миллионы рублей, но такая сумма отнюдь не соответствовала их чистой прибыли. Убежден, что Хрущев в силу своего общего невежества именно с прибылью спутал их общий ежегодный оборот, миллионы рублей привели его в бешенство: при нем в стране завелись миллионеры! А судейские и прокурорские чины его и не разубеждали, им лишь бы выслужиться! Перед началом процесса «Правда» опубликовала статью двух наших репортеров под названием «Девять стервятников», по ней было видно, что подсудимым не поздоровится. Уже сам факт ее появления в «Правде» накануне процесса являлся в те времена абсолютным беззаконием, поскольку подразумевалось, что орган ЦК партии выше закона. Главарем среди подсудимых оказался Ян Рокотов по кличке Косой, ему было немного за тридцать. Со школьных лет проявил себя способным спекулянтом и фарцовщиком, с молодых-ранних лет сколотил себе уже сто тысяч рублей, что по тем временам было немало. Выглядел солидно, как и положено деловому человеку. Жил один в Москве, в центре, в трехкомнатной квартире, рядом с рестораном «Арагви», завтраком в котором начинал свой день. Вторым по значению лицом проходил на процессе В.Файбышенко, привлекательный молодой брюнет, разговорчивый и самоуверенный. Третьей персоной в деле оказалась молодая и весьма эффектная особа, Н.Эдлис, родом из Одессы, потомственная валютчица (по отцу и деду!). Затесался в эту кампанию и способный музыкант средних лет, популярный джазовый пианист, С.Попов. В том же деле оказалась замешана и некая М.Ризванова, официально она числилась дворником, но у нее при обыске нашли под полом огромный слиток золота и еще обнаружили аптекарские весы, на которых, как установили эксперты, постоянно взвешивали золото и платину. Еще четверо жуликов поменьше по своим масштабам замыкали этот перечень. Суд считался открытым, но пускали туда по специальным пропускам, небольшой зал каждый день был полон. Подсудимые и их адвокаты сидели в двух первых рядах, во время перерывов они свободно общались со своими знакомыми в зале и коридоре, конвой исполнял как бы декоративную функцию. То есть вся атмосфера вполне рядового процесса не предвещала никаких неожиданностей, его исход был известен с самого начала, поскольку для такого рода преступлений в Уголовном кодексе имелись соответствующие статьи, по которым подсудимым полагалось по закону всего несколько лет заключения. Обвиняемые знали это лучше других и вели себя спокойно, а Файбышенко даже отказался от адвоката и сам защищал себя, причем, довольно нахально и бойко, чем себе катастрофически навредил. Перед вынесением приговора Хрущеву доложили о максимально возможных сроках заключения для подсудимых. И он просто взбесился: за миллионы рублей всего несколько лет заключения! Но более суровых наказаний по таким делам в Уголовном кодексе не было предусмотрено. Все равно Хрущев приказал приговор ужесточить. Убежден, что никто не посмел объяснить ему один из самых важных принципов юриспруденции – закон обратной силы не имеет! И вот тут же (ночью, вероятно) наши послушные юристы внесли нужные поправки в кодекс и поспешили огласить приговор, чтобы успокоить Хрущева: Рокотова, Фыйбышенко и Эдлис – к 15 годам заключения каждого. Так в ответ на рядовое преступление самых обыкновенных жуликов государство совершило, можно сказать, историческое, эпохальное преступное деяние, сразу же резко изменившее порядок нашей жизни, начавший было устанавливаться после Сталина. Оглашение приговора не могло не вызвать изумления, но на этом все не закончилось. Оказалось, что больше всех изумился Хрущев, в его мозгах преступления на «миллионы рублей» сочетались только с одной мерой наказания – расстрелом, чего он и потребовал от судейских и прокурорских чиновников. А ведь случилось так, что приговор (на 15 лет заключения) был уже официально объявлен и о нем успела сообщить «Правда»! Итак, надо было во второй раз за несколько дней переписывать закон и вторично придавать ему обратную силу. Казалось бы, это уже немыслимо. Тем не менее, по очередному гневному указанию нашего темпераментного и малограмотного вождя Генеральный прокурор СССР Р.Руденко подал кассационный протест на мягкость приговора Московского городского суда. Тут же наши послушные законники еще раз переписали Уголовный кодекс, подняв максимальное наказание за валютные махинации до высшей меры, то есть до расстрела. Через месяц после завершения городского суда состоялся уже суд РСФСР, то есть процесс переместился на инстанцию выше. Проходил он в течение двух дней в здании Верховного суда РСФСР, в большом и пустом зале, хотя «Правда» и сообщала, что дело слушалось в открытом судебном заседании. Похоже, что даже нашим властям стало неудобно вершить на людях такую вопиющую несправедливость. Кроме судейских и прокурорских чинов, в зале были адвокаты, обреченные Рокотов и Файбышенко (Эдлис, женщину, все же пощадили) и от прессы – корреспондент «Комсомольской правды» и я. Примечательно, что Файбышенко на эту стадию процесса взял себе адвоката В.Швейского, который в городском суде довольно удачно защищал уже упоминавшуюся выше М.Ризванову. Адвокат Рокотова сказал своему подзащитному перед началом заседания: «Если вы согласны, я буду защищать вас и на этой стадии процесса», на что тот горько усмехнулся и ответил: «Теперь уже все равно…» Два дня перед судом проходили дополнительные свидетели, многие из них были доставлены на процесс из разных тюрем и концлагерей. Обвинение старалось накрутить как можно больше сумм на махинации подсудимых. С Рокотовым все было более или менее ясно, а вот с Файбышенко не все пошло гладко, адвокату Швейскому удалось доказать, что его подзащитному в суде приписали много лишнего. Если бы Швейский был у него защитником чуть раньше, в ходе городского суда, Файбышенко едва ли попал бы под расстрел. Ко всему прочему Швейский произнес блестящую речь (при пустом зале!), смысл которой сводилась к следующему: мы ступаем на ту самую тропинку, которая неминуемо приведет нас к такому же беззаконию, которое царило при Сталине. При этом он подчеркнул, что выражает не только свое мнение, оказывается, городская коллегия адвокатов специально поручила ему сделать на суде такое заявление. Но ничто не помогло! Обоих подсудимых приговорили к расстрелу, причем с таким специальным примечанием: «Приговор окончательный и обжалованию не подлежит». Когда Хрущева снимали с партийно-государственного трона и отправляли в отставку, ему в числе многих других деяний припомнили и этот расстрел двух валютчиков как одно из его преступлений. Если бы наши правители вспоминали о законности не только при сведении счетов между собой.
Папины мемуары

  • Студенты Московского университета решили действовать сами. Студенческий совет МГУ передал ректору Виктору Садовничему письмо, в котором попросил от…

  • Вот в этом месте слегка подзависла. Я ведь не ошибаюсь, это же изящная интерпретация известного выражения “бабы новых нарожают”? Смело. Откровенно.…

  • Калебастра Пятнистая окончательно уматерила моего младшего ребёнка, то есть стала ему настоящей матерью. Она совершенно справедливо считает, что…

Источник: https://nikolaeva.livejournal.com/639779.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.