Признание экспертизы недопустимым доказательством

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 января 2018 г. N 5-КГ17-234 Суд направил на новое рассмотрение дело в части требования о взыскании расходов на оплату дополнительной строительно-технической экспертизы, поскольку расходы на её оплату не могут быть возложены на лиц, участвующих в деле, если она проведена экспертным учреждением с нарушением закона, вследствие чего заключение экспертов признано недопустимым доказательством

Признание экспертизы недопустимым доказательством

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Киселёва А.П., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Труфановой Любови Анатольевны к Орехову Дмитрию Борисовичу, Орехову Борису Георгиевичу о разделе общего имущества и прекращении права общей долевой собственности, по иску Орехова Бориса Георгиевича к Труфановой Любови Анатольевне, Орехову Дмитрию Борисовичу о разделе общего имущества и прекращении права общей долевой собственности по кассационной жалобе Орехова Бориса Георгиевича на решение Щербинского районного суда г. Москвы от 28 октября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 мая 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав представителя Орехова Б.Г. – Сафонова П.П., выступающего по доверенности и поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителей ООО “Бион” Лапикову Е.С., Чернышеву А.А., Дмитриеву Я.В., Адамян Л.В.

, выступающих по доверенностям и возражавших против удовлетворения жалобы, Труфанову Л.А. и её представителя по доверенности и ордеру Дудину В.В., оставивших рассмотрение жалобы на усмотрение суда, Орехова Б.Г.

, полагавшего жалобу подлежащей удовлетворению, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Труфановой Л.А., Орехову Б.Г. и Орехову Д.Б. на праве общей долевой собственности (6/10, 3/10 и 1/10 соответственно) принадлежал жилой дом, расположенный по адресу: …

Труфанова Л.А. обратилась в суд с иском о разделе жилого дома и прекращении общей долевой собственности, ссылаясь на то, что между истцом и ответчиками сложился порядок пользования названным домом, в соответствии с которым истец пользуется жилым помещением N 1, а ответчики – жилым помещением N 2 и в соответствии с которым истец просила произвести раздел общего имущества.

Орехов Б.Г. также подал иск к Труфановой Л.А., Орехову Д.Б. о разделе жилого дома в натуре по предложенному им варианту и прекращении права общей долевой собственности.

Решением Щербинского районного суда г. Москвы от 28 октября 2016 г. исковые требования Труфановой Л.А. и Орехова Б.Г. удовлетворены, произведён раздел указанного жилого дома, с Труфановой Л.А.

в пользу Орехова Б.Г. и Орехова Д.Б. взыскана денежная компенсация в связи с неравноценностью выделенных помещений. С Орехова Б.Г.

в пользу ООО “Бион” взысканы расходы на оплату экспертизы в размере 40 140 рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 мая 2017 г. изменён размер взысканной с Орехова Б.Г. денежной компенсации, в остальной части решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Орехов Б.Г. просит отменить названные судебные акты в части взыскания с него в пользу ООО “Бион” расходов на оплату экспертизы, ссылаясь на существенные нарушения норм процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 14 декабря 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

От ООО “Бион” поступили возражения на кассационную жалобу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и в возражениях на неё, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм процессуального права были допущены судами при рассмотрении данного дела.

Суд первой инстанции, разрешая спор и принимая указанное выше решение, положил в его основу заключение экспертов ООО “Бион” N 286-Б/16 от 23 сентября 2016 г. Обязанность по оплате экспертному учреждению расходов, связанных с проведением данной экспертизы, в размере 40 140 рублей суд возложил на Орехова Б.Г.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции и признал названное заключение экспертов недопустимым доказательством.

Как указала судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, определением суда первой инстанции от 10 марта 2016 г. по делу назначена дополнительная судебная строительно-техническая экспертиза, проведение которой суд поручил конкретным экспертам ООО “Бион” – Князеву А.А. и Брейкину А.Н.

Данное определение не отменялось, не изменялось, новое судебное постановление по этому вопросу не выносилось, разрешение на замену экспертов в установленном законом порядке (после обсуждения данного вопроса со сторонами) судом не давалось. Между тем экспертиза проведена экспертами Демидовой П.А. и Шевченко С.С., которым её проведение не поручалось.

При постановлении апелляционного определения суд апелляционной инстанции взял за основу имеющееся в материалах дела экспертное заключение ООО “Строительная компания “МосСтрой” от 17 ноября 2014 г. N 1726-Л/14 по ранее назначенной судом экспертизе.

С учётом изложенного суд апелляционной инстанции изменил решение суда первой инстанции в части размера компенсации, подлежащей взысканию с Труфановой Л.А. в пользу Орехова Б.Г. и Орехова Д.Б. При этом суд оставил без изменения решение в части взыскания с Орехова Б.Г. расходов на проведение экспертизы ООО “Бион”, заключение которого признано им недопустимым доказательством.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанции, таким образом, допущены существенные нарушения норм процессуального закона.

Согласно части 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

В силу части 1 статьи 84 названного кодекса экспертиза проводится экспертами судебно-экспертных учреждений по поручению руководителей этих учреждений или иными экспертами, которым она поручена судом.

По смыслу приведённых норм, если проведение экспертизы судом поручено судебно-экспертному учреждению, выбор экспертов осуществляет руководитель этого учреждения, а если суд поручает проведение экспертизы конкретным экспертам, то она должна быть проведена именно этими экспертами.

Согласно статье 94 этого же кодекса к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся суммы, подлежащие выплате экспертам.

В соответствии с приведёнными нормами процессуального закона к судебным издержкам относятся суммы, подлежащие выплате тем экспертам, которым производство экспертизы было поручено в указанном выше порядке.

По настоящему делу судом апелляционной инстанции установлено, что экспертное заключение ООО “Бион” выполнено не теми экспертами, которым оно было поручено судом, и является недопустимым доказательством.

Соответственно, расходы на оплату экспертизы, проведённой экспертным учреждением с нарушением закона, вследствие чего заключение экспертов признано недопустимым доказательством, не могут быть в таком случае возложены на лиц, участвующих в деле.

При таких обстоятельствах постановление суда апелляционной инстанции противоречит приведённым выше нормам процессуального права в той части, в которой оставлено без изменения решение суда первой инстанции о взыскании с Орехова Б.Г. расходов на проведение названной выше экспертизы.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм процессуального права существенными, а апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 мая 2017 г. в части взыскания с Орехова Б.Г. расходов на проведение экспертизы – подлежащим отмене с направлением дела в данной части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 мая 2017 г. в части оставления без изменения решения Щербинского районного суда г. Москвы от 28 октября 2016 г.

в той части, в которой с Орехова Бориса Георгиевича в пользу общества с ограниченной ответственностью “Бион” взысканы расходы на оплату экспертизы в размере 40 140 руб.

, отменить, направить дело в указанной части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Горшков В.В.

СК по гражданским делам ВС РФ дала следующие разъяснения по вопросу применения норм ГПК РФ, касающихся проведения экспертизы и взыскания расходов на нее со стороны.

Согласно ГПК РФ проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному или нескольким экспертам.

По смыслу норм в случае, если проведение экспертизы судом поручено судебно-экспертному учреждению, экспертов выбирает руководитель этой организации.

Если же суд поручает экспертизу конкретным экспертам, то она должна быть проведена именно ими.

Поэтому к судебным издержкам относятся суммы, подлежащие выплате тем экспертам, которым производство экспертизы было поручено.

Соответственно, расходы на оплату экспертизы, проведенной экспертным учреждением с нарушением (т. е. экспертное заключение выполнено не теми экспертами, которым оно было поручено судом, вследствие чего заключение экспертов – недопустимое доказательство), не могут возложены на лиц, участвующих в деле.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71773548/

Когда заключение эксперта можно признать недопустимым доказательством

Признание экспертизы недопустимым доказательством

Я собрала для вас перечень ситуаций, когда заключение эксперта-лингвиста, привлечённого по делу, следует обжаловать и исключить из списка доказательств. Для этого необходимо установить, что с экспертизой были связаны грубые нарушения закона или научных принципов, которые считаются основой экспертности как таковой.

Итак, заключение может быть обжаловано и признано недопустимым, если: 

1.     Эксперт не имеет специального образования, соответствующего профилю экспертизы, либо не закончил образование (например, это студент либо лицо, отчисленное из вуза).

2.     Выяснилось, что эксперт дал заведомо ложное заключение.

3.     Эксперт допустил процессуальные ошибки:

— самовольно присвоил себе статус эксперта, являясь при этом только специалистом по делу.

В чём разница: эксперта назначает суд или следователь именно в качестве эксперта для производства экспертизы (эксперт — это прежде всего процессуальный статус; разумеется, он может совпадать с должностью человека по трудовой книжке, но не обязательно), а специалиста привлекают в досудебном порядке или для кратких разъяснений в суде (без производства полноценной экспертизы);

— сам собирал материалы по делу (это запрещено: см., например, ст. 85 ГПК РФ, ст. 57 УПК),

— своевольно без веских причин переформулировал вопросы и ответил на них вместо ответов на прописанные в постановлении/определении о назначении экспертизы. В некоторых случаях эксперту можно переформулировать вопросы (о этом я писала здесь), но на это должны быть серьёзные основания;

— в процессе производства экспертизы взаимодействовал с кем-либо, кроме судьи/следователя (например, с ответчиком или его адвокатом) или заказчика по делу (если экспертиза выполняется в досудебном порядке), обсуждал с этими лицами ход исследования, согласился добавить или исключить какие-либо моменты, поддавшись уговорам (см. опять же ст. 85 ГПК, ст. 57 УПК);

— допустил конфликт интересов, то есть находился в родственной, профессиональной или иной зависимости от заказчика экспертизы, судьи или участвующих в деле сторон. В этом случае эксперт обязан был заявить самоотвод (ст. 18 ГПК, ст. 80 УПК, ст. 21, 23 АПК).

4.     Процессуальные ошибки допущены при назначении экспертизы:

— эксперта не предупреждали об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, и в заключении нет его подписки об этом,

— стороны, в особенности ответчик или обвиняемый (если уже заведено уголовное дело), не были уведомлены о назначении экспертизы, не ознакомлены с постановлением о её назначении, лишены возможности поставить свои вопросы эксперту или предложить эксперта/экспертное учреждение,

— экспертиза назначена в неэкспертное учреждение (например, вуз), для которого экспертная деятельность непрофильная. В таких случаях экспертиза должна назначаться лично эксперту с указанием его фамилии в постановлении,

— экспертиза назначена лично эксперту-сотруднику вуза или иного учреждения (даже экспертного), но его подпись заверена печатью вуза или иного учреждения. В этом случае подписи либо вообще не заверяются печатями, либо эксперт ставит свою печать как ИП, если он является предпринимателем.

5.     Эксперт ошибся в выводах, дал противоречивое заключение, допустил сущностные ошибки в процессе исследования. В этом случае лучше назначить повторную экспертизу другому эксперту или заказать рецензию на некачественное заключение.

6.     В заключении отсутствуют необходимые части (исследовательская часть, полные сведения об эксперте, место и время производства экспертизы). Всё это тоже может выявить качественная рецензия.

7.

     Эксперт непрофессионален (подменяет анализ пересказом или вольным рассуждением на заданную тему; вместо исследования излагает своё личное мнение; ссылается на Википедию, блоги и форумы вместо словарей и научных источников; применяет не принятые в науке термины; не использует классические методики (методика не указана вообще или указана малоизвестная методика, например, написанная лично экспертом); использует нерелеватные методы; ссылается на утратившие силу законы или несвежую научную литературу и словари (например, 1980-х годов издания); обильны орфографические и грамматические ошибки, опечатки). В этом случае лучше заказать рецензию на заключение у пользующегося авторитетом специалиста и ходатайствовать о приобщении её к делу.

8.     Подпись эксперта присутствует не на всех листах заключения или не заверена печатью экспертного учреждения (при назначении экспертизы в экспертное учреждение).

9.     Эксперт допустил плагиат (дословно скопировал важные части заключения у других экспертов по другим делам).

Или автоплагиат: вся исследовательская часть (или её значимые части) и выводы дословно заимствованы из более ранних заключений этого же эксперта без учёта специфики именно той конкретной языковой и речевой ситуации, которая выносилась на данное конкретное исследование.

Обе эти ситуации говорят о формальном подходе к исследованию и заставляют сомневаться в компетентности эксперта. Правда, не торопитесь всегда обвинять эксперта в автоплагиате: нормально, если он использует в своих заключениях одни и те же определения или общие положения (например, о том, что такое утверждение о фактах и как его отграничить от мнений и предположений).

10.            Эксперт вышел за пределы своей компетенции: отвечал на вопросы, требующие юридической, психологической, религиоведческой или иной квалификации.

11.            Сравнительные образцы, которые использовал эксперт (например, для автороведческой экспертизы), слишком старые и не отражают актуальный речемыслительный навык лица.

12.            Объекты для экспертизы были непригодны или лишь частично пригодны для исследования, либо объекты были неполны.

Например, на исследование были предоставлены только цитаты, а не полный текст, или отдельные участки текста не прочитывались (слишком мелкий шрифт, ксерокопия плохого качества, следы от дырокола или оттисков печатей, прикрывающие слова или фразы, и т.п.).

Такие погрешности всегда ведут к искажённым выводам. Но эксперт всё равно исследовал эти объекты, что негативно повлияло на ход рассуждений и выводы.

13.            Доказан факт получения экспертом взятки за выводы, выгодные одной из сторон.

14.            Эксперт ранее привлекался к уголовной либо гражданской ответственности за преступления, бросающие тень на его профессиональную компетентность (взятка, дача заведомо ложного заключения, фальсификация документов об образовании, плагиат при написании научных работ, покупка учёной степени и т.п.).

15.            Доказано наличие у эксперта заболеваний, влияющих на его профессиональную состоятельность (психические заболевания, склероз, болезнь Альцгеймера и проч.), а также на физические характеристики, существенные для исследовательской работы (например, слепота).

16.            Доказано, что эксперт давал заключение под давлением (например, при угрозе жизни и здоровью его или его близких).

Возможно, перечень ещё будет дополнен, но здесь уже перечислены основные и самые частые основания для того, чтобы не рассматривать заключение эксперта как доказательство по делу и подумать о назначении повторной экспертизы.

Анастасия АКИНИНА.

Сайт «ЛингЭксперт» полезен Вам? Советую сохранить мои контакты и подписаться на рассылку (форма в крайней левой колонке сразу под меню).

Источник: https://akinina-lingexpert.ru/kogda-zaklyuchenie-experta-mozhno-priznat-nedopustimym-dokazatelstvom/

Основания признания недопустимыми заключений эксперта

Признание экспертизы недопустимым доказательством

 Правовую основу института судебной экспертизы составляют нормы Уголовно-процессуального, Гражданского процессуального, Арбитражно- процессуального кодексов, нормы Кодекса РФ об административных правонарушениях, регламентирующие вопросы подготовки, назначения, формальную сторону производства экспертизы и использования экспертных исследований и, конечно, Федеральный закон от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».
Согласно п. 3 ч. 2 ст. 74 УПК РФ заключение и показания эксперта являются самостоятельным источником доказательств.

Для заключения эксперта как вида доказательств существенны следую­щие моменты: основанием для производства судебной экспертизы является постановление органа дознания, предварительного следствия, прокурора или суда[1]; появляется в деле в результате исследования; исходит от лица, обладающего определенными специальными познаниями, без использования которых было бы невозможно само исследование; дается с соблюдением специально установлен­ного процессуального порядка; опирается на собранные по делу доказательства[2].

Заключение эксперта отличается от других видов доказательств тем, что производит и оформляет результаты процессуального действия не орган дозна­ния, следователь, прокурор, суд, а иной субъект — эксперт, лицо обладающее специальными знаниями и назначенное в установленном уголовно-процес­суальным законодательством порядке для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

Заключение эксперта оценивается по общим положениям, сформулиро­ванным в ст. 17 УПК РФ: судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле дока­зательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

При этом никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Заключение эксперта, как и любое другое доказательство, подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

То обстоятельство, что заключение эксперта основано на специальных познаниях, не создает этому источнику доказательств каких-либо преимуществ перед другими и не освобождает следователя или суд от обязанности провести оценку содержания заключения[3].

Несмотря на то, что нормы, регулирующие вопросы назначения и производства экспертизы, достаточно четко прописаны в УПК РФ и других законах, некоторыми лицами, проводящими предварительное расследование или экспертизу, допускаются различного рода нарушения, ограничивающие права и свободы граждан, вовлеченных в уголовное судопроизводство. Результатом таких нарушений является признание доказательств недопустимыми и исклю­чение их из процесса доказывания.

Рассмотрим подробнее критерии оценки заключения эксперта с точки зре­ния допустимости данного доказательства.

1. Соблюдение процессуального порядка назначения и производства экспертизы. Так, заключение эксперта может быть составлено только после вынесения постановления или определения соответствующего лица или ор­гана о назначении экспертизы.

Пленум Верховного Суда СССР в своем поста­новлении № 1 от 16 марта 1971 г. «О судебной экспертизе по уголовным делам» в п. 8 указал на недопустимость замены определения о назначении экспертизы другими документами, не предусмотренными законом (сопроводительным письмом, списком вопросов эксперту и т.

п.). В случае, когда необходимо для проведения экспертизы поместить подозреваемого, обвиняемого, не находяще­гося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар, требуется еще и санкция суда.

При назначении судебной экспертизы следователь обязан ознакомить с постановлением о назначении экспертизы подозреваемого, обвиняемого и его защитника, о чем составляется протокол.

В новом УПК РФ потерпевшему и свидетелю также предоставлено право знакомиться с постановлением о назна­чении судебной экспертизы. Кроме того, указанным лицам, в отношении которых производилась судебная экспертиза, должны быть разъяснены права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ.

2. Соответствие лица, производившего судебную экспертизу, требова­ниям, предъявляемым в законе к эксперту. Прежде всего эксперт должен быть компетентным в вопросах, требующих специальных знаний, а также незаинтересованным лицом.

Необходимо проверить, не подлежит ли эксперт отводу по обстоятельствам, предусмотренным ст. 61 либо ч. 2 ст. 70 УПК РФ. Эксперт должен быть предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ.

Методы исследований, на основании которых эксперт дает заключение, определяются самим экспертом с учетом их научной обоснованности и апробации в соответствии с ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», а также нормативными актами, регла­ментирующими производство сложных видов экспертиз[4].
3. Правильность оформления заключения эксперта в соответствии со ст. 204 УПК РФ.

4. Процессуальная доброкачественность объектов экспертного исследо­вания, образцов для сравнительного исследования и материалов дела, предо­ставляемых эксперту. Объекты и образцы должны быть получены законным путем, например, изъяты в ходе следственного действия (осмотра, обыска, выем­ки, освидетельствования) либо представлены участниками процесса или посторонними лицами.

Объекты должны быть представлены на исследование упакованными. Не могут иметь доказательственного значения заключения, в основе которых лежат факты и положения, не соответствующие или противореча­щие действительности, неполные материалы уголовного дела, не относящиеся к предмету экспертизы объекты экспертного исследования или объекты, непри­годные для экспертного исследования.

В случае несоблюдения одного из вышеуказанных критериев заключе­ние эксперта признается недопустимым доказательством и исключается из процесса доказывания.

Однако не всякое нарушение закона влечет недопустимость заключе­ния эксперта как судебного доказательства. При оценке допустимости заключения необходимо оценить последствия допущенных нарушений, а также возможность и способы их устранения.

Нарушения, не ограничивающие права участников процесса и легко устранимые в дальнейшем разбирательстве путем допроса эксперта, могут считаться несущественными.

К существенным нарушениям, влекущим недопустимость заключения эксперта, можно отнести, например, самостоятельное собирание экспертом материалов для экспертизы, неразъясне­ние эксперту его прав и обязанностей, предусмотренных ст. 57 УПК РФ, и др.

Существенные нарушения подрывают доверие к заключению эксперта и ставят его под сомнение. В этих ситуациях заключение эксперта признается недопус­тимым и назначается повторная экспертиза.

В результате вышеизложенного можно сделать вывод, что заключение эксперта должно быть признано недопустимым доказательством, если:

  • нарушен процессуальный порядок назначения и производства экспертизы;
  • нарушен процессуальный порядок направления материалов на экспер­тизу, в результате чего были подвергнуты исследованию ненадлежащие объекты;
  • подозреваемый, обвиняемый и его защитник, а также потерпевший и свидетель не были ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы;
  • подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему не были разъяснены права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ;
  • после проведения экспертизы подозреваемый, обвиняемый и его защитник, а также протерпевший и свидетель не были ознакомлены с заключе­нием эксперта;
  • экспертиза проведена лицом, которое подлежало отводу;
  • установлена некомпетентность эксперта;
  • в заключении отсутствуют атрибуты, предусмотренные законом (ч. 1 ст. 204 УПК РФ);
  • заключение эксперта выходит за пределы его специальных знаний;
  • заключение эксперта не обосновано и вызывает сомнение;
  • экспертом самостоятельно производилось собирание материалов для экспертизы;
  • эксперт не был предупрежден об ответственности за дачу заведомо лож­ного заключения;
  • объекты и образцы для сравнительного исследования получены с нарушением закона или достоверность их происхождения вызывает сомнение.

Ситникова Т. Ю.
адъюнкт Саратовского юридического института МВД России.

  1. ↑Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 2004 г. № 145 // Собра­ние законодательства Российской Федерации. 2004. № 27. Ст. 2805.
  2. ↑См.: Винберг А.И. Заключение эксперта // Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В. Жогина. М., 1973. С. 700.
  3. ↑См.: Карнеева Л.М. Особенности оценки источников доказательств // Проблемы надежности доказывания в советском уголовном процессе. М., 1984. С. 43.
  4. ↑См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. № 9; Правила судебно-медицинской экспертизы трупа, Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью — приложения 1, 2 к приказу Минздрава России от 10 де­кабря 1996 г № 407; Положение о производстве судебно-психиатрической экспертизы в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского от 20 февраля 1997 г.

Источник: https://kriminalisty.ru/stati-osnovanija-priznanija-nedopustimymi-zakl/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.