Признание обыска недопустимым доказательством

Как доказать незаконность обыска

Признание обыска недопустимым доказательством

>500200172%100%
дел в нашей практикегод начала работы по делам о наркотикахдел доведены до положительного результатагарантия конфиденциальности

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

«Как доказать незаконность обыска по поиску наркотиков»

Судебная практика показывает, что, как правило, после задержания лица, либо за хранение наркотиков, либо за сбыт, следственные органы производят обыск по месту жительства задержанного.

Производство обыска органами следствия регулируется положениями ст. 182 УПК РФ.

Однако, нормы закона содержат лишь общие требования к проведению данного следственного действия. Судебная практика вносит свои коррективы к оценке произведенного обыска, как допустимого доказательства по  делу, которые могут оказать решающее значение на судьбу обвиняемого и исход всего уголовного дела.

Приведем судебные материалы из уголовного дела.

Б., обвинялся по совокупности  тяжких и особо тяжких преступлений по незаконному обороту наркотиков. В основу обвинения органами следствия был положен протокол произведенного в его квартире обыска. При производстве органами следствия обыска Б.

столкнулся просто с диким, иначе и не назовешь, произволом сотрудников Наркоконтроля.  Предварительное следствие было закончено чуть меньше чем за два месяца, а судебное разбирательство по делу длилось два с половиной года. И все это время Б. находился под стражей.

При этом при первом рассмотрении дела в Измайловском районном суде г.Москвы Б. было назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы. Обвинительный приговор Измайловского районного суда Московским городским судом был отменен.

И только после повторного рассмотрения уголовного дела Б. оказался на свободе.

ХОДАТАЙСТВО

АДВОКАТА ФОМИНА М.А.

об исключении доказательств, полученных с нарушением требований УПК РФ.

                   В защиту интересов подсудимого Б.

В обвинительном заключении в перечне доказательств предъявленного Б. обвинения по п. «в» ч.3 ст.228, ч.4 ст.228 УК РФ указан протокол обыска от 10.12.2003г., согласно которому по месту жительства Б. по адресу: г.Москва (данные адреса изъяты) была обнаружена и изъята барсетка черного цвета из синтетического материала, в которой находились наркотические средства (том 1 л.д.34-37).

В соответствии  со ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст.73 УПК РФ.

В судебном разбирательстве был исследован протокол обыска, допрошены непосредственные участники обыска, включая следователя Г., что позволяет стороне защиты обратиться к суду с данным ходатайством, поскольку, как полагает защита, обыск по месту жительства Б.

был произведен органами следствия с многочисленными нарушениями требований уголовно-процессуального закона, в связи с чем  протокол обыска является недопустимым доказательством и не может использоваться при доказывании предъявленного Б.

обвинения  по следующим основаниям.

Первое нарушение законности, влекущее исключение протокола обыска из числа доказательств, связано с нарушением субъектного состава участников уголовного судопроизводства.

Так, в силу требований части 1, статьи 170 УПК РФ одними из обязательных участников обыска, как следственного действия, являются понятые в количестве не менее двух человек.

Поскольку понятой, как иной участник судопроизводства, не являющийся стороной уголовного судопроизводства, призван способствовать формированию объективных доказательств по уголовному делу, то первым критерием допустимости участия конкретного лица в качестве понятого выступает его незаинтересованность в исходе следственного действия и уголовного дела в целом.

Соответственно, в силу части 1, статьи 60 УПК РФ, понятым может выступать исключительно независимое, незаинтересованное в исходе дела лицо.

В случае, если возникают сомнения в беспристрастности понятого, то, суд вправе признать нарушение процедуры участия понятых в уголовном судопроизводстве и исключить доказательство, полученное с участием понятого, объективность и независимость которого вызывают сомнения.

В УПК РФ специально предусмотрены случаи, когда определенные лица не могут быть привлечены в качестве понятых по конкретному уголовному делу.

Так, в пункте 2, части 2, статьи 60 УПК РФ содержится запрет на участие в качестве понятых лиц, являющихся участниками уголовного судопроизводства, а также их близкими родственниками и родственниками.

УПК РФ в главах 5-8 раздела 2 определяет участников уголовного судопроизводства без определения их процессуальной значимости для уголовного дела, разделяя последних лишь на категории, а именно участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения, защиты и иные участники, к которым согласно ст.56 УПК РФ относится свидетель и ст.60 УПК РФ относится понятой.

Статья 60 УПК РФ содержит конкретное требование к статусу понятого в уголовном процессе, которым не может быть сам участник уголовного судопроизводства, его близкий родственник или родственник.

При этом закон не  содержит  исключение относительно глав 5-8 раздела 2 УПК РФ и не исключает из данного правила главу 8 раздела 2,  в которой содержится перечень иных участников уголовного судопроизводства, к которым закон причисляет свидетеля и понятого.

В качестве понятного в протоколе обыска по месту жительства Б. (том 1 л.д. 34) указан М.Л.И., проживающий по адресу: г. Москва (данные адреса изъяты).

Как следует из материалов уголовного дела родной брат понятого М.Л.И. – М.Д.И. был не только допрошен  в качестве свидетеля по делу до производства обыска в квартире Б. в 23 часа 35 мин 10.12.2003г. (том 1 л.д.

34), о чем свидетельствует протокол допроса М.Д.И. в качестве свидетеля от 10.12.2003г. произведенного следователем в 15 час.40 мин.(том 1 л.д.28-30), но и то обстоятельство, что М.Д.И.

был непосредственным заявителем по данному уголовному делу (том 1 л.д.8).

Из материалов дела усматривается, что М.Д.И. обратился с заявлением в органы УГНК РФ по ВАО г.Москвы о пресечении противоправной деятельности сбытчика наркотиков. При этом М.Д.И. предупреждался об ответственности по ст.306 УК РФ  за заведомо ложный донос (том 1 л.д.8).

Кроме этого М.Д.И. принимал непосредственное участие в проведении оперативно-розыскных мероприятий по настоящему уголовному делу, о чем свидетельствуют материалы уголовного дела (том 1 л.д.7-20).

Из чего следует, что М.Д.И.  имел статус не только свидетеля стороны обвинения по делу, но и являлся непосредственным заявителем и активным участником оперативно-розыскных мероприятий по настоящему уголовному делу. Иначе говоря,  М.Д.И. являлся инициатором возбуждения уголовного дела, а затем ему органами следствия был предан статус прямого непосредственного свидетеля стороны обвинения.

При таких обстоятельствах  исключалось участие в качестве понятого при производстве обыска 10.12.2003г. в квартире Б. родного брата М.Д.И.- М.Л.И.

Поскольку такое участие М.Л.И. в качестве понятого при производстве обыска в квартире Б.  10.12.2003г. состоялось, то в силу ст.60 УПК РФ  такое следственное действие нельзя признать законным по причине прямого нарушения со стороны органов следствия указанной нормы закона.

В дополнение  к указанным нарушениям закона следует привести следующие доводы.

Чтобы не допустить возникновения сомнений в независимости и беспристрастности понятых, согласно ч. 5 ст. 164 УПК РФ, следователь, привлекая к участию в следственных действиях понятых, удостоверяется в их личности.

Эти положения уголовно-процессуального закона следователем были нарушены.

Будучи допрошенный в судебном заседании, следователь Г.

подтвердил, что ему (следователю) на момент начала обыска было известно по материалам дела, что поводом к доследственной проверке, к проведению оперативно-розыскных мероприятий, а затем и к возбуждению уголовного дела явилось заявление гражданина М.Д.И. (том 1 л.д.

8) – родного брата понятого М.Л.И., проживающего по тому же адресу г. Москва (данные адреса изъяты), и то обстоятельство, что М.Д.И. был допрошен 10.12.2003г. в качестве свидетеля до производства обыска в квартире Б. 

Более того, следователь Г. заявил в суде о том, что он, допуская к участию в обыске в качестве понятого М.Л.И., знал о том, что последний является родным братом М.Д.И., но закон при этом он, следователь Г.

, не нарушал, так как посчитал, что наличие  родственных связей между родными братьями не  противоречит УПК РФ и не является препятствием к участию М.Л.И. в качестве понятого при обыске в квартире подсудимого.

Из исследованных и оглашенных в судебном заседании показаний в качестве свидетеля понятого М.Л.И. следует, что когда он пришел в квартиру Б., сотрудники милиции у него попросили документы и спросили есть ли у него брат. Он ответил, что у него есть брат. М.Д.И. его родной брат. Следователь также спрашивал есть ли у него брат, при этом следователь полностью называл фамилию имя отчество брата.

М.Л.И. подтвердил, что он и М.Д.И. являются родными братьями (том 2 л.д.146), что соответствовало исследованной в суде выписки из домовой книги по месту жительства братьев М.Л. и М.Д. (том 1 л.д.298-299).

Данные обстоятельства прямо указывали на возможную заинтересованность каждого из братьев М. в исходе дела.

Как видно из материалов дела, М.Д.И. оказывал непосредственное содействие органам предварительного расследования в проведении оперативно-розыскных мероприятий (том 1 л.д. 5, 7, 9, 10 и далее), прямо указав в своем заявлении (том 1 л.д.

8), на что имеются ссылки в других материалах уголовного дела (том 1 л.д. 10, 11, 19, 28), что он, М.Д.И., участвуя в оперативных мероприятиях, желает оказывать содействие органам расследования, т.е.

 заинтересован в исходе деятельности правоохранительных органов по изобличению лиц, причастных к незаконному обороту наркотиков.

Фактически М.Д.И. выступил инициатором возбуждения уголовного дела, поскольку поводом к началу уголовно-процессуальной деятельности в форме оперативно-розыскных мероприятий и последующей доследственной проверки послужило именно заявление гражданина М.Д.И. (том 1 л.д. 8).

При таких обстоятельствах, зная, что один брат (М.Д.И.) уже является участником уголовного судопроизводства (заявитель и свидетель по делу), следователь в силу прямого указания процессуального закона обязан был пригласить в качестве понятного не М.Л.И. – родного брата М.Д.И.

– а другого гражданина, что не представляло никакого труда, учитывая, что к месту проведения обыска сотрудники службы Госнаркоконтроля прибыли 10.12.03г.

задолго до начала обыска и заранее зная, что предстоит проведение следственного действия, в котором обязательно участвуют понятые.

Установив, что родным братом понятого М.Л.И. является М.Д.И. и, проведя обыск с участием понятого М.Л.И., следователь тем самым нарушил запрет, установленный в п.2, части 2, статьи 60 УПК РФ, поскольку привлек в качестве понятого заинтересованное лицо, что в свою очередь влечет незаконность, как самого обыска, так и его результатов.

При допросе в суде следователь Г. не признал, что допустил при производстве обыска нарушение ст.60 УПК РФ, мотивируя свою позицию тем, что М.Д.М. являлся заявителем и свидетелем по уголовному делу № 264602, возбужденному в отношении М.А.А. и не являлся таковым  по делу  № 267011  в отношении Б.

Данная позиция следователя противоречит закону и  материалам уголовного дела, поскольку обыск в квартире Б., как это следует из постановления о производстве обыска от 10.12.2003г. (том 1 л.д.32-33) и протоколу обыска от 10.12.2003г. (том 1 л.д.34-37) был произведен следователем  Г. в рамках возбужденного уголовного дела  № 264602.

В рамках этого же уголовного дела № 264602 за несколько часов до производства обыска был допрошен М.Д.М. в качестве свидетеля, согласно протоколу допроса от 10.12.2003г. (том 1 л.д.28-30).

Источник: https://narkotiki-zaschita.ru/levoe-bokovoe-menyu/kak-dokazat-nezakonnost-obyiska.html

Признание недопустимым доказательством по уголовному делу на стадии расследования

Признание обыска недопустимым доказательством

Все остальные доказательства по уголовному делу обвиняемому и его адвокату доступны только после завершения следствия в ходе ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст.217 УПК РФ. На этой стадии обвиняемый и его адвокат в случае обнаружения других незаконных доказательств также могут в порядке ст.

119-122 УПК РФ подать следователю ходатайство признать доказательство недопустимым. Следователь, как обычно, также отказывает в удовлетворении ходатайства и выносит соответствующее постановление. Данное постановление следователя обвиняемый и адвокат могут обжаловать в суд в порядке ст.125 УПК РФ.

Но на этом этапе судебная перспектива рассмотрения поданной жалобы сведена к нулю.

Защита по уголовному делу эффективна лишь в том случае, еслиона использует весь широкий спектр законных средств и способов защиты. Следственныеорганы иногда с целью доведения уголовного дела до суда добиваются тем или инымпутем, чтобы участник следственного действия подписал протокол с необъективнымиискаженными сведениями, а иногда даже фальсифицируют подписи участников.

Когдас таким фактом сталкивается опытный адвокат по уголовным делам, то принимаетмеры для признания такого доказательства недопустимым. Основанием для признаниядоказательства недопустимым в соответствии со ст.75 УПК РФ является его получениес нарушением требований УПК РФ.

К недопустимым доказательствам относятся: 1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходедосудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включаяслучаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым всуде; 2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные надогадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не можетуказать источник своей осведомленности; 3) иные доказательства,полученные с нарушением требований УПК РФ.

В период расследования адвокат подозреваемого илиобвиняемого имеет право знакомиться только с протоколами следственных действий,которые были составлены с участием их подзащитных.

С другими материаламиуголовного дела обвиняемый или подозреваемый и их адвокаты на данном этапезнакомиться не имеют права, поэтому по объективным причинам при наличииоснований адвокаты могут ходатайствовать признать недопустимым: протоколдопроса подозреваемого, протокол допроса обвиняемого, их дополнительныедопросы, а также иные протоколы с участием их подзащитных (протокол обыска вжилище подозреваемого или обвиняемого, протоколы допроса подзащитных в качествесвидетеля, протокол опознания и т.д.). Для этого подозреваемый или обвиняемый,а также их адвокаты в порядке Главы 15 УПК РФ должны подать следователюходатайство о признании доказательства недопустимым, обосновать доводы. Поитогам рассмотрения ходатайства следователь в соответствии со ст.122 УПК РФвыносит постановление об отказе в удовлетворении ходатайства или постановлениео полном или частичном удовлетворении ходатайства. Следователь, обычно,отказывает в удовлетворении подобного ходатайства. Комичным будет признаниеследователем своих действий незаконным, поэтому следователь выносит постановлениеоб отказе в удовлетворении ходатайства. Данное постановление следователяобвиняемый и подозреваемый, а также их адвокаты могут обжаловать в трёхнаправлениях: 1) в порядке ст.124 УПК РФ начальнику следственного органа; 2) впорядке ст.124 УПК РФ прокурору; 3) в порядке ст.125 УПК РФ в суд. Обязанностьуказанных лиц и суда рассматривать жалобу на решения следователя закреплено вГлаве 16 УПК РФ.

Все остальные доказательства по уголовному делу обвиняемомуи его адвокату доступны только после завершения следствия в ходе ознакомления сматериалами уголовного дела в порядке ст.217 УПК РФ. На этой стадии обвиняемыйи его адвокат в случае обнаружения других незаконных доказательств также могут впорядке ст.

119-122 УПК РФ подать следователю ходатайство признатьдоказательство недопустимым. Следователь, как обычно, также отказывает вудовлетворении ходатайства и выносит соответствующее постановление. Данноепостановление следователя обвиняемый и адвокат могут обжаловать в суд в порядкест.125 УПК РФ.

Но на этом этапе судебная перспектива рассмотрения поданнойжалобы сведена к нулю, так как согласно п.9 постановления Пленума ВерховногоСуда РФ от 10.02.2009г.

№1 “О практике рассмотрения судами жалоб в порядкестатьи 125 УПК РФ”, если  уголовное дело,по которому поступила жалоба, направлено в суд для рассмотрения по существулибо по делу постановлен приговор или иное окончательное решение, судья выноситпостановление об отказе в принятии жалобы или постановление о прекращениипроизводства по жалобе в связи с тем, что предварительное расследование поуголовному делу окончено и уголовное дело направлено в суд для рассмотрения посуществу.

Признание доказательств недопустимым

Ходатайства о признании доказательства недопустимым

Пример ходатайства о признании недопустимым протокол опознания, заявленного адвокатом Васильевым А.Л., можете посмотреть в файле «Ходатайство о признании недопустимым протокол опознания по фотографии».Также можете посмотреть другие его примеры:

 Подготовил: адвокат Васильев А.Л.

Источник: https://alexlev.ru/uruslugi/advokat-uk/773-priznanie-nedopustimym-dokazatelstvom-po-ugolovnomu-delu-na-stadii-rassledovaniya.html

Признание протокола обыска недопустимым доказательством

Признание обыска недопустимым доказательством

Ненадлежащее выполнение судом требований ст. 87 УПК РФ о проверке доказательств повлекло преждевременный вывод о недопустимости протокола обыска в жилище и ограничение права прокурора на представление доказательств, что явилось одной из причин отмены приговора.

По приговору Московского городского суда с участием присяжных заседателей Р. осужден за незаконные приобретение, хранение и сбыт Г. огнестрельного оружия и боеприпасов, а Г. — за незаконные приобретение у Р., хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Кроме того, вердиктом присяжных заседателей Г. признана невиновной в совершении убийства Р. из корыстных побуждений, в связи с чем она оправдана по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В кассационном представлении государственные обвинители просили отменить приговор в отношении Г., ссылаясь на нарушения судом уголовно — процессуального закона, повлиявшие на постановление законного, обоснованного и справедливого вердикта.

Указывали, что суд незаконно признал недопустимым доказательством протокол обыска в жилище Г. по тем мотивам, что обыск произведен в отсутствие обвиняемой и членов ее семьи, и необоснованно оставил без удовлетворения ходатайство стороны обвинения о признании данного доказательства допустимым.

Полагали, что при производстве обыска не было допущено нарушений закона, так как при обыске присутствовал муж Г. — К., которому было предъявлено постановление о производстве обыска и вручена под расписку копия протокола обыска. Кроме того, постановлением Лефортовского районного суда г.

Москвы обыск признан законным.

По мнению обвинителей, принятые судом доводы К. о том, что он не присутствовал при обыске, а протокол, возможно, подписал впоследствии в ГОВД, где его допрашивали и давали на подпись различные документы, не только ничем не подтверждаются, но и противоречат вышеуказанным обстоятельствам производства обыска.

Вследствие незаконного решения суда сторона обвинения была лишена возможности представить суду заключение эксперта об обнаружении следов выстрела на одежде Г. и показания эксперта Г.

, подтверждающие производство выстрелов из оружия Г., а присяжные заседатели были введены в заблуждение относительно обоснованности предъявленного Г. обвинения в убийстве Р.

с использованием огнестрельного оружия.

Признав доводы государственных обвинителей обоснованными, Судебная коллегия отменила приговор и направила уголовное дело на новое судебное разбирательство. Свое решение Судебная коллегия обосновала следующим образом.

Постановлением суда от 16 сентября 2010 г., вынесенным по результатам предварительного слушания, было удовлетворено ходатайство защитника У. о признании недопустимыми доказательствами протокола обыска, произведенного 15 октября 2009 г. в квартире Г.

, и производного от него заключения судебно-медицинской экспертизы одежды Г.

на том основании, что обыск произведен в отсутствие обвиняемой и совершеннолетних членов ее семьи, которые тем самым были лишены права приносить свои замечания по поводу следственного действия и обжаловать производство обыска.

Между тем в ходе судебного разбирательства установлено, что в протоколе обыска имеются подписи мужа Г. – К., который согласно протоколу присутствовал при обыске.

В связи с этим государственные обвинители заявили ходатайство о признании протокола обыска и акта судебно-медицинской экспертизы допустимыми доказательствами.

Суд отказал в удовлетворении данного ходатайства по следующим основаниям: постановление о производстве обыска не подписано лицом, в жилище которого он производился, или кем-либо из членов его семьи; адрес места обыска в постановлении не совпадает с фактическим адресом места производства обыска.

К. в ходе допроса отрицал свое присутствие при обыске, заявив, что протокол обыска он мог подписать впоследствии в отделе полиции, где его допрашивали и давали на подпись различные документы, копию протокола он не получал. Тем самым, по мнению суда, К. подтвердил нарушения закона при производстве обыска, установленные предыдущим постановлением суда.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановления суда должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

В соответствии с ч. 3 ст. 15 и ст. 87 УПК РФ суд в состязательном процессе не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, а лишь создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав и, в частности, обязан принимать надлежащие меры к проверке представляемых сторонами доказательств.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что суд оставил без удовлетворения ходатайство государственных обвинителей о признании протокола обыска в жилище Г. допустимым доказательством и принял решение о недопустимости этого доказательства с нарушением перечисленных выше требований уголовно-процессуального закона.

Свое решение суд, по существу, обосновал только показаниями свидетеля К., являющегося мужем подсудимой Г., не дав какой-либо оценки уже имеющемуся постановлению Лефортовского районного суда г. Москвы, признавшего указанный обыск законным.

При этом судом не учтено, что согласно протоколу обыск производился оперуполномоченным в присутствии понятых, в качестве которых привлекаются не заинтересованные в исходе уголовного дела лица для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия (ч. 1 ст. 60, ч. 1 ст. 170 УПК РФ).

В поручении следователя о производстве обыска и в протоколе обыска указан именно тот адрес, по которому фактически и производился обыск. Суд осуществлял последующую проверку законности обыска, произведенного по этому же адресу.

В протоколе имеется указание на присутствие при обыске К., которому было предложено выдать необходимые следствию предметы. Присутствие К. при обыске подтверждается его подписями на каждой странице протокола и под отметкой о получении копии протокола. Последний не отрицает, что подписи могут принадлежать ему.

Каких-либо мер к проверке доводов стороны обвинения о том, что данные обстоятельства свидетельствуют о производстве обыска в присутствии мужа обвиняемой – К.

с соблюдением установленной законом процедуры, и соответственно доводов стороны защиты об отсутствии К.

и других нарушениях процедуры обыска судом принято не было, в том числе не были вызваны и допрошены понятые, а также сотрудники милиции, производившие обыск.

В результате допущенных судом нарушений закона сторона обвинения была лишена возможности представить суду с участием присяжных заседателей важные доказательства, собранные по результатам произведенного обыска.

Определение № 19-О-12- 9 сп

Апелляционная инстанция промежуточных судебных решений;

Доказательства и доказывание;

Завладение квартирой путем мошенничества;

Разбой совершённый молча, так же является разбоем;

Переквалификация похищения;

Незаконное проникновение в жилище;

Удержание пистолета в процессе разбойного нападения;

Убийство и вред здоровью средней тяжести;

Обстоятельство отягчающее наказание не может учитываться повторно;

Повторное осуждение за преступление, совершенное до вынесения первого приговора;

Рассмотрение уголовного дела без адвоката;

Возвращение уголовного дела прокурору из-за обвинительного заключения в электронном виде;

Организация и приготовление убийства группой лиц по предварительному сговору;

Сбыт фальшивых денег;

Способ и орудие преступления;

Отмена приговора;

Постановлении о возбуждении уголовного дела в отношении подозреваемого;

Отказ от назначенного защитника;

Оскорбление судьи;

Источник: http://advokat-ru.pro/vk/p11_23.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.