Призыв к противоправным действиям

Статья за насилие

Призыв к противоправным действиям

При квалификации некоторых уголовных преступлений часто используется такое понятие, как «насилие». Уголовный Кодекс РФ содержит данное понятие, но совершенно его не раскрывает, что и создает большие проблемы на практике. Сегодня разберем, что подразумевает под собой насилие.

Понятие насилия

В широком смысле этого слова насилие – это воздействие одного человека на другого. Подобное воздействие может быть двух видов:

  • физическое (страдает тело, организм человека);
  • психическое (оказывается влияние на сознание и волю человека).

Однако законодатель под «насилием» понимает исключительно физическое насилие. К примеру, изнасилование, пытки, похищение человека, побои, отравление, истязание и пр.

Психическое насилие законодатель приравнивает к понятию «угроза применения насилия», которое предполагает причинение душевной травмы человеку. К примеру, шантаж, клевета, оскорбление, угрозы и пр.

Таким образом, насилием можно считать противозаконное физическое/психическое воздействие на человека, а также умышленное причинение ему вреда, которое представляет опасность для его здоровья, психики и жизни.

В каком-то смысле лишение свободы в отношении преступника тоже можно рассматривать как одну из форм физического насилия, ведь ограничиваются его права и вряд ли он в восторге от приговора суда провести столько-то лет в колонии.

Но тут дело касается преступника, который нарушил закон и должен за это нести ответственность. Именно поэтому в данном случае физическое насилие стоит заменить понятием «государственное принуждение».

Политическое насилие

Это понятие стоит рассмотреть отдельно, так как в данном случае объектами и субъектами деяния выступают не человек и человек, а государство и народ. Политическое насилие – это физическое принуждение, которое используется субъектом политики, чтобы заполучить государственную власть в собственных интересах.

Политическими актами насилия считаются определенные насильственные действия. Это террор, убийства, пытки, незаконные задержания, присвоение собственности и пр. Яркий пример этому – 30-е годы, когда происходило массовое раскулачивание крестьян. Всех более-менее зажиточных «кулаков» лишали земель, домов и отправляли в ссылку целыми семьями.

Существует множество вариантов типологии и разновидностей политического насилия. По этой причине его стоит рассматривать как самостоятельное понятие, которое кардинальным образом отличается от государственного принуждения.

Призыв к насилию

Под призывом к насилию понимается устное либо письменное обращение к людям с целью побудить их совершить то или иное противоправное действие против государственной власти или определенного круга лиц. Данное понятие опять-таки законодательно никак не определено и под него могут попасть сразу несколько норм УК РФ.

Призывом к насилию можно считать обращения на сайте/блоге, выступления на митинге/общественном месте, распространение листовок/плакатов и пр.

Для возбуждения уголовного дела достаточно того, что этот призыв носит публичный характер (то есть обращается к широкому кругу лиц).

Преступление считается совершенным в момент распространения обращения, независимо от того, удалось ли побудить других людей к насилию или нет.

Статья за призыв к насилию

Ст. 280 УК РФ устанавливает наказание за публичные призывы к экстремизму. Под экстремистской деятельностью понимается склонность к насилию, приверженность крайним взглядам и способам воздействия.

Одно из его проявлений – нарушение прав человека в зависимости от многих признаков (принадлежность к определенной социальной группе, пол, вероисповедание, национальность, происхождение, язык и т.д.).

Важно знать, что ст. 280 тесно переплетается со ст. 282 УК РФ, которая, в отличие от первой нормы, устанавливает ответственность не за призыв, а уже за совершенные действия (возбуждение ненависти, вражды, унижение человеческого достоинства). К примеру, гражданин Н.

ведет блог в Интернете, где выкладывает различную информацию экстремистского характера с призывом объединиться против всех представителей определенной национальности. В данном случае ему можно вменить ч. 2 ст. 280 УК РФ за призыв и ч.1 ст.

282 УК РФ за распространение подобной информации в отношении людей той национальности, к которым он испытывает вражду.

В качестве вывода хотелось бы отметить вот что. Представляется, что в УК РФ необходимо внести изменения. Понятие «насилие», а также его разновидности и степени опасности должны быть четко прописаны и раскрыты.

Пока этого нет, «насилие» и «угроза применения насилия» трактуются по-разному, что создает трудности в правоприменении и нарушает базовый принцип справедливости и законности из-за отсутствия однозначного толкования.

  • Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему – позвоните прямо сейчас:
  • Федеральный номер –
  • Московская обл, г Москва –
  • Ленингр. обл, г Санкт-Петербург –
  • Это абсолютно бесплатно и быстро!

Источник: https://klevet.ru/nasilie

Публичные призывы и подстрекательство к совершению преступления: попытка разграничения

Призыв к противоправным действиям

Публичные призывы и подстрекательство к совершению преступления:

попытка разграничения.

Ростокинский Александр Владимирович,

доцент Московского Городского Педагогического Университета.

Среди преступлений экстремистской направленности, как их определяет новая редакция ст.282.1 УК РФ, важное место занимают деяния, предусмотренные ст.280 УК РФ.

Публичные призывы выступают способом распространения и возбуждения вражды и ненависти к представителям различных социальных групп, конфессий, политических течений, национальностей и т.п., средством эскалации различных конфликтов и вовлечения в совершение противоправных действий групп граждан.

Фактические данные действия являются провокационными, подстрекательскими. Поэтому представляется интересным сопоставить деяния, предусмотренные стю.280 УК РФ с нормами ч.4 ст.33 УК РФ о подстрекательстве к совершению преступлений.

По мнению Н.Ф. Кузнецовой, подстрекатель представляет собой «интеллектуального соучастника. Идею о выгоде, целесообразности, необходимости совершения преступления он внушает другому лицу (исполнителю), склоняя его тем самым к совершению уголовно наказуемого деяния.

Способы склонения могут быть самыми разнообразными. Часть из них называет ст.33 УК РФ: уговоры, подкуп, угрозы». А Ю.И.

Красиков подчеркивает, что подстрекательство возможно лишь к совершению конкретного преступления… Нельзя признать подстрекательством к преступлению, если призывы, уговоры, советы не содержат мотивов посягательства на определенный объект.

Общие призывы к совершению преступления, не адресованные конкретному лицу, не являются преступлением, их можно рассматривать как преступление лишь в случае, если в соответствии с уголовно-правовым законом они содержат признаки самостоятельного преступления».

В качестве таковых называют преступления, предусмотренные ст.150 и 280 УК РФ. В первом случае законодатель устанавливает специальный объективный признак, несовершеннолетний возраст адресата подстрекательства, во втором — способ подстрекательства, публичность, т.е.

адресатом выступает публика. Публичный характер некоторого действия  Г.Г. Криволапов характеризует как совершение непосредственно в присутствии третьих лиц (в случае их устной формы — т.е. действий А.Р.

) либо в расчете на ознакомление с ними других лиц (в случае их письменной формы).

Очевидно, как и в других случаях нарушения общественного порядка, «публичность» выражается в том, что вследствие совершения деяния остаются материальные следы, доступные для восприятия неограниченного круга лиц.

Поэтому к письменным материалам, представленных хотя бы и негласно, но в доступном для восприятия и ознакомления месте, следует приравнять подобную выкладку иных графических и аудиовизуальных материалов, например, в сети Интернет.

Тем самым создаются условия для совершения отдельными лицами более тяжких преступлений на почве вражды и ненависти.

Так, именно под воздействием информации, содержавшейся в Интернет-изданиях, А. Копцев решил совершить нападение на синагогу, расположенную на улице Большой Бронной (г. Москва). 11.01.2006 г. во время вечерней молитвы он вошел в здание и начал наносить собравшимся беспорядочные удары имевшимся при нем ножом. Семеро пострадавших были госпитализированы, из них четверо- с тяжелыми ранениями.

Следует отметить, что помимо экстремистской пропаганды, существуют иные разновидности подстрекательства, предусмотренные статьями Особенной части УК РФ: публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст.205.

1 УК); призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами (ч.3 ст.212 УК); публичные призывы к развязыванию агрессивной войны (ст.

354 УК РФ); склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ (ст.230 УК РФ), — а также некоторые другие.

В данных случаях тоже имеет место специфическое обнародование информации, способствующее формированию у некоторого круга лиц, т.е. публики, мотивов к совершению преступлений.

Для привлечения виновного к ответственности вовсе не обязательно, чтобы под влиянием такого информационного (интеллектуального) воздействия третьи лица, или хотя бы одно лицо, совершили преступления.

Да и практически невозможно достоверно установить такую связь в каждом случае.

Например, Карачаевским городским судом было рассмотрено уголовное дело по обвинению гр. Шайлиева К.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.280 и ч.1 ст.282 УК РФ. Судом установлено, что Шайлиев К.А.

с 1998 по март 2001 года являлся активистом, а с 1999 года и руководителем религиозного объединения «Мусульманское общество №3» (признанного судом экстремистской организацией). Активисты этого общества по приказу Шайлиева К.А.

публично пропагандировали исключительность и превосходство мусульман над остальным населением Карачаево-Черкесской Республики и всего Северо-Кавказского региона, публично призывали к ведению войны против немусульманского населения с целью его порабощения…

Первым руководителем данной организации являлся с 1997г. А. Гочияев, ныне разыскиваемый за совершение террористических актов в г. Москве и Волгодонске, а из членов этого общества 19 человек привлечены к уголовной ответственности за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, причем 9 из них — за участие в незаконном вооруженном формировании.

Следовательно, можно различать общее или универсальное подстрекательство, которое может иметь место при совершении любого преступления, кроме специально предусмотренных статьями Особенной части УК РФ, а также специальное подстрекательство, которое предусмотрено данными статьями, как оконченное преступление. Основанием выделения последних является повышенная общественная опасность самих действий подстрекателя, создающих опасность причинения вреда в будущем.

Но разнообразие подходов, используемых законодателем для конструирования составов специфических подстрекательств, объективно затрудняет разграничение их не только с подстрекательством к совершению конкретных преступлений, но и между собой. В полной мере сказанное относится к действующей редакции ст.280 УК РФ.

Так, перечень преступлений, охватываемых понятием «террористическая деятельность», закреплен ст. 205 и 205.1 УК РФ, тогда как понятие «экстремистская деятельность» закреплено в другом нормативном акте, в ст.1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», который, в свою

очередь, не содержит обратную отсылку к УК РФ, лишь казуально перечисляет признаки экстремизма (экстремистской деятельности).

Среди названных Федеральным законом деяний встречаются как преступные, так и непреступные, административно наказуемые, в частности, выражающиеся пропаганде и публичном демонстрировании нацистской (сходных с нацистской до степени смешения) символики или атрибутики. Однако призывы к совершению административно наказуемых деяний не могут преследоваться по уголовному закону.

Далее, законодатель называет, как форму экстремизма, публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлениями. Данная норма, поистине, является уникальной, так как свидетельствует о простом непонимании законодателем сущности общественной опасности деяния.

Если государственного служащего заведомо ложно обвинят в убийстве – это клевета, да и то в случае публичности распространения измышлений.

Если же звучат ложные обвинения в воспрепятствовании осуществлению гражданами их избирательных прав (независимо от мотивов злодейства! — А.Р.), то в действиях клеветников будет иметь место экстремизм.

А если злоумышленники обвинят несчастного чиновника в том, что он ходит или ходил на службу в одежде с нацистской и т.п. символикой, то экстремизм в их деянии исключается. Ношение-то не преступно. Где же логика?

Наконец, нельзя игнорировать и конкуренцию правовых норм, вовсе недопустимую в вопросах установления оснований привлечения к уголовной ответственности. В соответствии с п.1) ст.

1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» экстремизм — это публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность. Следовательно, публичные призывы к совершению терроризма являются не только преступлением, предусмотренным ст.

205.2 УК РФ, а ещё и преступлением, предусмотренным ст.280 УК РФ. Так сказать, про запас…

Действующая редакция ст.280 УК РФ, очевидно, не позволяет отыскать решение данных вопросов, поскольку допускает расширительное толкование сферы уголовно-правового запрета.

Более простым выходом из сложившейся ситуации автору представляется отказ от ссылочного изложения нормативного материала ст.

280 УК РФ с перечислением в ней конкретных преступлений, публичные призывы к совершению которых, образуют самостоятельный состав преступления.

Во всех остальных случаях, особенно, при обнародовании призывов к совершению тяжких и особо тяжких преступлений, нужно применять общие нормы ч.4 ст.33 и ст.34 УК РФ, об ответственности за подстрекательство.

В частности, в настоящее время, по данным нормам определяется ответственность лиц, подстрекавших или публично призывавших к совершению наиболее опасных насильственных посягательств, против государства, порядка управления: убийство государственного или общественного деятеля (ст.

277), насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст.278), вооруженный мятеж (ст.279), диверсия (ст.281), посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст.295), насильственные действия в отношении указанных лиц (ч.4 ст.

296), посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст.317), применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318), дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ч.3 ст.321); а также всех конвенционных преступлений (кроме предусмотренных ст.354 и 360 УК РФ), предусмотренных Главой 29 УК РФ.

Сегодня террористической пропагандой признаются только призывы к совершению деяний, предусмотренных ст.277-279 и 360 УК РФ.  

Поэтому необходимой мерой представляется криминализация в ст.354 УК РФ публичных призывов (возможно, и публичного оправдания их совершения — А.Р.) к совершению любых преступлений, предусмотренных Главой 34 УК РФ.

С одной стороны, сфера применения общих норм о подстрекательстве уже ограничена как нормами ст.354, так и рядом других норм Особенной части УК.

С другой стороны, криминализация публичных призывов к посягательству на один родовой объект в нормах различных глав УК РФ дезорганизует систему защиты рассматриваемых общественных благ.

Получится, что призывы к совершению преступления, предусмотренного ст.360 УК (Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой), преследуются по ст.205.2 и посягают на общественную безопасность; призывы к развязыванию (но не планированию, подготовке или ведению! — А.

Р.) агрессивной войны (ст.353 УК РФ) — как посягающие на мир и безопасность человечества — по ст.354 УК. В то же время, призывы к геноциду (ст.357 УК РФ), очевидно, надлежит квалифицировать по ст.280 УК, как деяния посягающие на безопасность государства и конституционный строй.

Такой подход представляется совершенно не приемлемым, поскольку в рамках его общественная опасность одного действия (1), инициирующего другое действие (2), проявляться не в различных сферах, а в одной сфере, в той, в которой по замыслу виновного и должны возникнуть последствия инициируемого действия (2).

На основании изложенного, следует различать общее (универсальное) подстрекательство, которое может иметь место при совершении любого преступления, кроме специально предусмотренных статьями Особенной части УК РФ, а также специальное подстрекательство, которое предусмотрено данными статьями. Такое подстрекательство признается оконченным преступлением с момента совершения действий, описанных в диспозициях соответствующих статей.

Для исключения коллизий законов диспозицию нормы ст.280 УК РФ необходимо сформулировать так же как ст.205.1 УК РФ, т.е.

путем перечисления составов преступлений, представляющих наибольшую опасность для государственного (конституционного) строя, государственного управления, правосудия, общественной безопасности.

При этом необходимо будет решить вопрос обоснованности нахождения данной статьи в Главе 29 «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства».

В другой норме целесообразно предусмотреть уголовную ответственность за совершение публичных призывов к совершению любого преступления против мира и безопасности человечества, предусмотренного Главой 34 УК РФ.

Поступила в редакцию 19 декабря 2007 г.

Источник: http://jurnal.org/articles/2007/uri55.html

Реклама, побуждающая к совершению противоправных действий

Призыв к противоправным действиям

В мире что- то не так или это в моей голове?

БГ, «Лилит», 1997 г.

Действующий Закон о рекламе содержит запрет на рекламу, которая побуждает к совершению противоправных действий (п. 1 ч. 4 ст. 5 Закона о рекламе). Данный запрет является отражением основополагающих принципов рекламной деятельности.

На первый взгляд, с трактовкой данного понятия все должно быть очевидно и просто, рекламой, призывающей к совершению противоправных действий, должна призываться реклама в которой предлагается использовать объект рекламы в целях совершения противоправных действий.

Такой подход встречается в судебной практике, например, в деле № А43-24029/2011 исследовался вопрос о правомерности рекламы юридической компании «Призывной советник».

В данном деле суд сделал вывод, что с учетом наличия в рекламном сообщении названия юридической фирмы “Призывной советник”, образа юноши, частично одетого в военную, а частично – в гражданскую одежду, уточняющей информации “Защита прав призывников”, использования понятия “казарма” в качестве обозначения всей армии антимонопольный орган и суд правильно посчитали, что название сайта “kazarme.net” фактически несет потребителям рекламы призыв к уклонению от службы в армии, для чего необходимо обратиться в данную фирму для осуществления такой возможности.

В другом деле Свердловский УФАС признал ненадлежащей рекламу микронаушника, которая размещалась на тетрадях, следующего содержания: “СЕССИЯ БЕЗ ДОЛГОВ Микронаушники для сдачи экзаменов, зачетов и прочих пыток. Бесплатная доставка!”.

УФАС признал данную рекламу ненадлежащей указав, что такая реклама призывает к неисполнению обязанности по добросовестному прохождению студентами промежуточной и итоговой аттестации в форме зачетов и экзаменов (http://sverdlovsk.fas.gov.ru/news/8682).

В целом, с таким подходом можно согласиться, но встречаются дела где трактовка данного запрета происходит крайне удивительным образом. Одно из таких дел было рассмотрено Саратовским УФАС в отношении производителя дверей ТОРЭКС (http://saratov.fas.gov.ru/news/13954). Предметом претензий антимонопольного органа стали следующие рекламные ролики, размещенные на различны радиостанциях:

– «Уважаемые радиослушатели, в эфире радиомагазин из квартиры. Предлагаем Вам бытовую технику от компьютера до электробритвы. Первый пришедший может забрать абсолютно бесплатно. Акция действует в квартирах, в которых ещё не установлены стальные двери «ТОРЭКС». Без «ТОРЭКС» как без дверей»;

 – «Уважаемые радиослушатели, в эфире радиомагазин из квартиры» Предлагаем Вам фамильные украшения и норковую шубу. Первый кто зайдёт может забрать их абсолютно бесплатно. Акция действует в квартирах, в которых ещё не установлены стальные двери «ТОРЭКС». Без «ТОРЭКС» как без дверей».

Саратовское УФАС России признало рекламу ООО “Торэкс” ненадлежащей, поскольку в ней нарушены п. 1 ч. 3 и п. 1 ч. 4 ст. 5 Закона о рекламе.

Рекламодатель обжаловал решение УФАС, Арбитражный суд Саратовской области (Дело А57-8254/2013) признал решение недействительным, при этом любопытно, что в ходе рассмотрения дела было проведено 4 (четыре) экспертизы!!!!!, на которых следует остановиться подробнее, поскольку эта ситуация наилучшим образом показывает насколько все неоднозначно в рекламной сфере.

1.                  Эксперты ФГУП «Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.

А» указали, что в рекламе отсутствуют высказывания, напрямую побуждающие целевую аудиторию к совершению противоправных действий, однако общий смысл представленных текстов сводится к приглашению войти в чужую квартиру и присвоить себе находящиеся там предметы, если в данной квартире не установлены двери рекламодателя. Указаний на шутливый характер данного приглашения явно недостаточно, в связи с чем, это приглашение может быть понято буквально – как призыв к противоправным действиям.

2.

                  Эксперты кафедры телерадиожурналистики Факультета телерадиожурналистики Гуманитарного Университета, город Екатеринбург указали, что в рекламе как на языковой, так и на текстовом уровне полностью отсутствуют какие бы то ни было побуждения к совершению противоправных действия. Картинки присвоения значение возможности и выполняют исключительно функцию наглядной демонстрации проблемы, которая может быть решена с помощью рекламируемого продукта – дверей «ТОРЭКС».

3.                  Эксперты ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет им. Н.Г.Чернышевского», сделали вывод о том, что представленные реклама содержит призыв к противоправным действиям в имплицитной, скрытой форме.

4.                  Комиссионная судебно-лингвистическая экспертиза на кафедре стилистики русского языка Уральского федерального Университета им. Первого Президента России Б.Н. Ельцина сделала вывод о том, что в рекламных текстах лингвистические средства выражения побуждения к совершению противоправных действий.

Апелляция отменила решение первой инстанции и принял по делу новый судебный акт, поддержав позицию антимонопольной службы, интересно, что при этом апелляция указала, что рекламу нужно рассматривать с позиции рядового потребителя.

Подобный подход, безусловно, правильный, ибо не эксперт после глубокого исследования должен делать вывод о содержании рекламы, а обычный потребитель после мгновенного контакта с рекламным материалом.

Но дальше, суд, не имея стандарта потребителя решил, что спорные рекламные аудиоролики побуждают целевую аудиторию к совершению противоправных действий, поскольку общий смысл представленных текстов сводится к приглашению войти в чужую квартиру и присвоить себе находящиеся там предметы, если в данной квартире не установлены двери рекламодателя. Указание на шутливый характер данного приглашения является необоснованным, поскольку потребителем это приглашение может быть понято буквально – как призыв к противоправным действиям.

Кассационная инстанция отменила решение апелляции, направив дело обратно в апелляцию, поскольку апелляция не пояснила мотивы, по которым заключения экспертов не должные приниматься во внимание.

Апелляция залатала эту дыру, указав, что он экспертизы, в которых содержались выводы об отсутствии призыва к противоправным действиям не должны учитываться, поскольку, на категорию несовершеннолетних потребителей рекламы, не обладающих достаточными моральными устоями, неустойчивой психикой, реклама окажет негативное воспитательное воздействие посредством демонстрации допустимости совершения противоправного действия по присвоению чужого имущества «Абсолютно бесплатно». При этом модальность возможности («может забрать») для подростка не имеет принципиального значения. Лица с девиантным поведением воспримут предложение забрать из квартиры чужое имущество как руководство к действию. Учитывая такие принципиальные различия в восприятии рекламы ее потребителями, ссылки экспертов на шутливый характер данного предложения явно недостаточно, в связи с чем это предложение может быть понято буквально – как призыв к противоправным действиям.

С данным комплексным подходом апелляции невозможно согласиться, за исключением только того, что реклама должна оцениваться с позиции потребителя, поскольку, как я указал в начале поста, реклама нарушает п. 1 ч. 4. ст.

5 Закона о рекламе только если в ней предлагается использовать объект рекламы в противоправных целях, поэтому указание на то, что общий смысл рекламы сводится к приглашению войти в чужую квартиру и присвоить себе находящиеся там предметы абсурден.

Цель любой рекламы, исходя из ее законодательного определения, привлечь внимание к товару, а с экономической точки зрения цель рекламы – получение прибыли от продажи товара. Поэтому спорные рекламные ролики никак не могут преследовать цель заставить людей воровать.

Поэтому крайне непонятно почему апелляция проигнорировала довод о том, что упоминание кражи было выполнено в шуточной форме чтобы обозначить проблему, которую можно решить с помощью объекта рекламы. Классическая конструкция рекламы «проблема – решение», которая и была использована в данной рекламе.

Если не хотите, чтобы Вас обокрали ставьте наши двери, вот мысль рекламного ролика, вся реклама тяжеловесных дверей построена вокруг идеи о том, что двери обеспечат защиту от жилища краж.

Преподнесение проблемы в шуточной форме также не противоречит закону, закон о рекламе говорит, что реклама может распространяться в любой форме, не исключая шуточную, поэтому аргумент апелляции о том, что шутливый характер рекламы не имеет значения ошибочен. А сам факт того, что суд не может или не хочет признавать допустимость юмора в торговых делах, в т.ч.

в рекламе лишь указывает на неуклюжесть судебной системы, поощряющей бюрократическую глупость. Именно серьезное отношения к очевидным шуткам приводит к тому, что возникает вопросы, а имеется ли призыв к противоправным действиям в подобной рекламе? (кстати, проголосуйте и выразите свое мнение по данному вопросу (http://moscow.fas.gov.

ru/poll/13574#overlay-context=)):

Запрет выбирать незапрещенную форму распространения рекламы, по причине того, что кто-то может понять ее буквально противоречит рекламному закону, как и ссылка на то, что несовершеннолетние могут пострадать от данной рекламы. Защите несовершеннолетних в рекламе посвящена отдельная статья в рекламном законе и ее положения не нарушены спорной рекламой.

Подобная логика была показана в другом деле (А54-1268/2007), где ФАС пытался признать ненадлежащей рекламу на проездных билетах для школьников следующего содержания: “Срочно нужны деньги? Денежные средства всего за 5 минут под залог ювелирных изделий. Изделия из золота, серебра, драгоценных камней, коронки или просто лом – все это вы можете с легкостью превратить в наличные деньги, при этом сохранив изделие за собой”.

ФАС решил, что данная реклама призывает несовершеннолетних к совершению противоправных действий. Суды пришли к выводу о том, что административным органом не доказано, каким образом реклама услуг ломбарда может побудить лиц моложе восемнадцати лет к совершению противоправных действий, т.е. действий в нарушение закона.

Кроме того, суды указали, что в целях защиты несовершеннолетних от злоупотреблений их доверием и недостатком опыта в рекламе не допускается побуждение несовершеннолетних к тому, чтобы они убедили родителей или других лиц приобрести рекламируемый товар.

Из содержания спорной рекламы не следует, что она содержит каких-либо предложений, призывающих несовершеннолетнего убедить взрослых лиц воспользоваться рекламируемой услугой.

Еще один любопытный прецедент имел место в Самарской губернии, где местный УФАС счел рекламу “ученических роз”, которую дал местный книжный магазин также призывающей к совершению противоправных действий (http://samara.

fas.gov.ru/publications/12512) – призывает к совершению насилия над детьми. Любопытный подход, если учитывать что на эмблеме Федеральной службы по образованию изображен среди прочего ликторский пучок – связка розг.

 

В заключении также хотелось бы еще раз повторить, что реклама должна признаваться побуждающей к совершению противоправных действий только в случае, когда предлагается использовать объект рекламы для совершения противоправных целей.

Конечно, могут быть и эксцентричные примеры, когда совершение противоправных действий связано с обьектом рекламы.

Такое дело было рассмотрено Мордовским УФАС, основанием для возбуждения дела стала реклама в городе Рузаевка, в которой наряду со словами “пей”, “кури”, “лихач” использовались выражения “естественный отбор уже начат” и “ритуальные услуги круглосуточно”.

 Для усиления эффекта в рекламе имеются тематические картинки с изображениями кистей рук с бокалом и зажатой между пальцами сигаретой. Также присутствует элемент приборной панели, визуально воспринимаемой как часть панели спидометра со стрелкой, указывающей на цифру 260.

 Специалисты УФАС усмотрели в такой рекламе демонстрацию процесса потребления алкоголя и курения, а также призыв к совершению противоправных действий. В связи с этим комиссия антимонопольного органа должна дать правовую оценку соответствия рекламы требованиям п. 3 ч. 5 ст. 5, п. 1 ч. 4 ст. 5 Федерального закона “О рекламе”. Подобный подход представляется обоснованным. 

Остается еще ряд вопросов, считать ли демонстрацию совершения противоправных действий в рекламе с использованием объекта рекламы как призыв к их совершению? Лично я пока думаю над этим вопросом, но УФАС Москвы в одном из недавних дел ответил положительно на данный вопрос. Комиссия Управления установила, что реклама автомобиля «Toyota Land Cruiser Prado», распространенная в сети Интернет, побуждает к совершению противоправных действий.

«Внедорожник в рекламе заезжает непосредственно на тротуар и продолжает движение, что прямо запрещают Правила дорожного движения. После просмотра данного ролика может сложиться впечатление, что движение по тротуару на автомобиле Toyota – это одно из основных преимуществ внедорожника (http://moscow.fas.gov.ru/news/13479).

В дугом деле Московский УФАС признало ООО «Актион кадры и право» нарушившим п. 1, 2 ч. 4 ст. 5 Закона о рекламе.

 Нарушение выразилось в распространении рекламы, которая побуждает к совершению противоправных действий, а также призывает к совершению насилия и жестокости. Так, в одном из номеров периодического издания «Юрист компании» размещалась реклама журнала «Трудовые споры».

В рекламе под заголовком «Можно попробовать и так» находилась фотография, на которой два человека привязывают к стулу мужчину и закрывают ему рот.

А другой вопрос связан с рекламой, набравших за последнее время популяроность, так называемых “квестов”, т.е.

развлекательных игр, в которым участникам предалагается пройти некое приключение, имитирующее увлекательную жизненную ситуацию.

Например некоторые такие квестеры, предлагают “ограбить банк”, и тут возникает вопрос, как реагировать на рекламу: “Хочешь почувствовать себя мафиози и ограбить банк? Тогда участвуй в нашем квесте!”

  *Если у Вас возникнет вопрос по данной статье или смежным вопросам правового регулирования  рекламы, то Вы можете написать мне на grigorev.dm@icloud.com .

Источник: https://zakon.ru/blog/2015/09/30/reklama_pobuzhdayushhaya_k_soversheniyu_protivopravnyx_dejstvij

Призыв к экстремизму и его пропаганда: порядок привлечения к ответственности по статье 280 УК РФ

Призыв к противоправным действиям

Распространение экстремистских идей на сегодняшний день признано одной из наиболее серьёзных угроз безопасности государства.

Это обусловлено достаточно большим количеством факторов, в первую очередь нацеленным на нарушение единства в стране.

 Сам по себе экстремизм и совершаемые в рамках этого понятия преступления ставят своей целью обязательное нарушение существующего порядка в государстве независимо от того, какими методами такое нарушение будет осуществляться.

Однако на сегодняшний день подавляющее большинство преступлений экстремистской направленности раскрываются еще на этапе подготовки к ним, а также на предшествующем этапе призыва. Что подразумевается под призывом к экстремистской деятельности, и какие меры наказания используются за совершение такого преступления?

Что такое призыв к экстремизму?

Призывы к экстремизму могут проявляться в различных формах и видах, однако главной их целью является привлечение как можно большего количества сторонников тех идей, благодаря которым будут совершаться различные действия, направленные на разрушение и уничтожение существующего государственного строя.

Под призывами к экстремистской деятельности в соответствии со сложившейся практикой правоприменения понимают такие действия, которые направлены на активное распространение экстремистских идей в обществе и государстве, а также ставят своей целью расширение числа сторонников таких идей. Призыв к экстремизму может высказываться в различных формах, а сами идеи распространяться различными способами и методами, в том числе с использованием современных информационных технологий.

Следует понимать, что призывом к экстремизму в настоящее время понимается привлечение различных категорий граждан к тому, чтобы совершать те или иные преступления, предусмотренные Главой 24 Уголовного Кодекса Российской Федерации и именуемые преступлениями против общественной безопасности.

Меры ответственности

Так как экстремистская деятельность включает в себя несколько видов преступлений, каждое из которых направлено на создание угроз для безопасности государства, то и меры ответственности за призывы к совершению таких преступлений будут различными.

Привлечение к наказанию за призывы к экстремизму происходит в соответствии с положениями статьи 280 Уголовного Кодекса Российской Федерации. Однако в рамках данной статьи происходит привлечение к ответственности за призывы к экстремизму, которые высказываются в публичной форме, то есть с донесением таких идей до широкого круга лиц путем использования специальной вещательной аппаратуры или с привлечением средств массовой информации.

В соответствии с положениями этой статьи меры ответственности за такие призывы выглядят следующим образом:

  • штраф в диапазоне от ста до трехсот тысяч рублей (назначается в виде основного или дополнительного наказания);
  • принудительные работы с максимальным сроком наказания до пяти лет (если призывы осуществляются без использования возможностей СМИ, то максимальный срок наказания уменьшается до трех лет);
  • арест с диапазоном наказания от четырех до шести месяцев;
  • лишение свободы с максимальным сроком наказания до пяти лет заключения (если призыв к экстремистской деятельности осуществляется без использования распространяющих функций средств массовой информации, то максимальный срок наказания уменьшается до четырех лет заключения, а также запрет на занятие определенных должностей или занятия определенными видами деятельности назначается в качестве дополнительной меры наказания по решению суда на его усмотрение).

В некоторых случаях привлечение к наказанию происходит не на основании статьи 280, а на основании других статей Уголовного Кодекса. Изменение используемой статьи происходит в тех случаях, когда идет речь о призыве к конкретным действиям, например, совершению террористического акта или действиям, которые имеют своей целью возбуждение национальной или иной ненависти.

Так, например, если речь идет о призыве к совершению террористического акта, который осуществляется в публичной форме, меры ответственности будут выбираться судом из положений статьи 205.2, а именно:

  • штраф в диапазоне от ста тысяч до одного миллиона рублей (увеличение максимальной суммы штрафа путем использования диапазона от трехсот тысяч рублей до одного миллиона происходит в тех случаях, когда речь идет об использовании в призывах возможностей средств массовой информации или информационных площадок в сети интернет);
  • лишение свободы с максимальным сроком наказания, находящимся в диапазоне от двух до пяти лет с использованием по усмотрению суда дополнительного наказания в виде запрета занимать определенные должности или заниматься какими-либо видами деятельности на срок до пяти лет (если речь идет о распространении призывов с использованием СМИ, то дополнительный вид наказания судом не выбирается, а назначается в совокупности с лишением свободы).

Таким образом, можно сказать, что ответственность за призывы к экстремистской деятельности может наступать не только по соответствующей статье (под номером 280), а также и по другим статьям в зависимости от того, какое именно содержание носит такой призыв.

Куда обращаться, если заметили призывы к экстремистской деятельности?

Противодействие экстремизму осуществляется, в первую очередь, органами Федеральной службы безопасности и уполномоченными подразделениями Министерства внутренних дел. Именно по этой причине обращаться следует именно в их территориальные подразделения.

Порядок действий в таких случаях будет выглядеть следующим образом:

  1. После выявления факта призыва к экстремизму или распространения экстремистских идей необходимо обратиться в территориальное подразделение Федеральной службы безопасности или органов внутренних дел с заявлением о факте выявленного распространения экстремистских идей или призыва к такой деятельности. В качестве территориального подразделения может быть выбрано подразделение по месту регистрации заявителя или по месту выявления факта призыва.
  2. В подаваемом заявлении необходимо указать, когда и при каких обстоятельствах заявитель обнаружил материалы, содержащие, по его мнению, призыв к экстремизму, а также приложить по возможности материалы, которые либо докажут факт такого выявления призывов к экстремизму, либо смогут дать возможность для детального изучения информации с данными о призыве (например, скриншоты страниц, на которых запечатлена информация, которая, по мнению заявителя, содержит призыв к экстремизму).
  3. В течение не более тридцати дней сотрудники правоохранительных органов соответствующего ведомства должны провести проверку поданного заявления (но внутренние регламенты и практика обработки таких заявлений показывает, что проверка содержащихся в них сведений проводится гораздо быстрее – в течение пяти-десяти дней с момента принятия заявления у заявителя).
  4. В случае если содержание информации в поданном заявлении окажется действительно данными о призывах к экстремистским действиям, то по итогам расследования лицо, подавшее заявление, будет привлекаться в судебном заседании на правах свидетеля по делу. Однако такое привлечение будет рассматриваться в рамках конкретного дела, и решение будет принимать непосредственно представитель государственного обвинения на основании целесообразности использования таких свидетельских показаний.

Призыв к экстремистской деятельности – это такая форма деятельности, в ходе которой происходит активное распространение различных идей экстремизма с целью привлечения в свои ряды все большего количества сторонников. Распространение таких идей может осуществляться в публичной форме, в том числе с использованием средств массовой информации и различных ресурсов в сети интернет.

В случае если такие призывы были выявлены, то происходит привлечение к ответственности тех лиц, которые такие призывы высказали.

Выбор той или иной статьи Уголовного Кодекса Российской Федерации, по которой будет происходить назначение меры ответственности в пределах существующих видов наказания, ложится на государственного обвинителя по делу (представитель правоохранительных органов, который представляет дело в суде), а также на суд.

Загрузка…

Источник: https://pravo.team/uk-i-koap/gosudarstvennaya-bezopasnost/ekstrimizm/prizyv.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.